Naruto-RPG - форумная ролевая игра по аниме и манге "Наруто"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Памятник

Сообщений 151 страница 161 из 161

151

Ну вот что ты тут встал, как олух не нашедший дорогу. Может быть уже тронешься с места, ну вот что ты тут забыл. Только себе хуже делаешь. Давай давай иди... Мысленно гнал себя Ото подальше от этого места. Он был похож на семилетнего ребенка, которому дали конфету и тот понял что это вкусно. В Суне, таких поминаний убитых небыло, по крайней мере, к ним относились скептически и большинству мирных жителей было абсолютно всеравно. Кто они были? Зачем умерли? Не волновало, ни капли...
Мало по малу, шаг за шагом Ото отходил от памятников пропитанных печалью и грустью. Бросив последний взгляд на самый главный из памятников, в виде языка пламени, Чунин скрылся в зарослях.

-------> Ворота деревни.

Отредактировано Отавара (2008-11-03 18:13:06)

0

152

Дул сильный ветер, облака затянули все небо, словно окутав Коноху темным покрывалом, маленькие капли дождя, падали с большой скоростью на землю, освежая воздух. Асума стоял напротив памятника погибшим шиноби, в руке у него, как обычно была сигарета, которую он иногда подводил ко рту, затягивался и опускал руку обратно, медленно выдыхая дым из легких. Он погрузился полностью в себя, его одолевали воспоминания о прошлом, в этом месте он всегда вспоминал своё прошлое. Асума приходил сюда не часто, но если приходил, то стоял здесь не меньше двух часов, просто стоял и смотрел на памятник, размышляя о чем-то своем. "Если бы я не ушел тогда из деревни, возможно, я спас бы кого-нибудь из тех, чье имя начертано на этом памятнике... Я бы мог многое изменить... Зачем я ушел? Почему я так поступил? Но чтобы бы было с Дайме или с "Двенадцатью стражами"? Эх... эти мысли не дадут мне покоя никогда, я был еще ребенком и сделал не обдуманный поступок... Но может оно и к лучшему? Может, все именно так и должно было случиться? Если бы, я тогда понимал значения слово "король", я бы поступил по-другому и отец бы наверно признал меня тогда. Хотя, что уже думать о том, что прошло... Никого уже не вернуть, и мои ошибки научили меня многому... Я благодарен судьбе за то, что случилось..." Асума снова затянулся, его одежда уже промокла, но он все равно не уходил и даже не обращал внимания на дождь...
"Я здесь уже больше двух часов... и этот дождь становится только сильнее... Наверное, пора идти домой... " - подумал Асума, после чего прикурил сигарету и отправился домой...

Отредактировано Сарутоби Асума (2009-10-19 17:04:44)

0

153

----------->Ворота Конохи.

Вновь тягучая, грустная мелодия, издаваемая губной гармошкой пробуждала задремавший в тишине дня лес. Сегодня на тренировочных площадках никого не было, лишь бревна для отработки ударов одиноко стояли посреди полян. Продолжая свою тягучую мелодию Карукаме неспешно осматривался вокруг и темп мелодии несколько менялся в зависимости от того что он видел. Вот он заметил выжженный и побитый участок леса и в мелодии появились ноты сражения, ярости, битвы. Он прекрасно помнил тот “тренировочный” бой, в котором Кишон его чуть не зарезал. Шрамы от кусаригамы до сих пор остались на груди марионеточника розовыми, еще не до конца зажившими, отметинами. Конечно, позже они станут бледными и белыми, но на это требовалось время. А пока они еще хранили те воспоминания о битве с учителем. Мелодия ускорялась и вскоре достигла своего завершения, длинного растянутого звука предвещающего беду. Наверное, на этом кукловоду стоило завершить её, но он медленно продолжил играть уже гораздо более грустно и спокойно. Взгляд его пал на камень памяти… Генины неспешно шли к нему и по мере приближения мелодия, которую исполнял Карукаме, становилась все тише и печальнее. Вскоре она и вовсе смолкла, оставив после себя легкую странную горечь внутри марионеточника.
Положив губную гармошку в один из карманов своего плаща Кашито задумчиво начал говорить.
-Эти люди… как думаешь...- Но фраза оборвалась. Сейчас вопросы были лишними, да и вообще любые слова не были бы к месту. Вокруг этого памятника всегда царила атмосфера отрешенности, тишины, и грусти. Грусти, которая уже начала просачиваться в сердце кукловода. Медленно положив траурный букет из двух синих роз к основанию памятника, Карукаме присел на корточки и осторожно коснулся рукой черного мрамора, из которого был сделан камень памяти. Слабо касаясь иероглифов указательным пальцем, Кашито внимательно вчитывался в имена погибших.
-И все же… так ли было необходимо пришествие лиса? Было ли это благом для страны ветра, или же страны огня? Для мира в целом? Ведь столь многие шиноби отдали жизни сражаясь с девятихвостым…- размышлял вслух марионеточник, продолжая читать имена которыми был покрыт сей памятник.

0

154

--- >>> Деревня Скрытого Листа --- >>> Ворота деревни
Зеленая природа, сопровождавшая всю дорогу в Конохе да и за ее пределами не уставала удивлять девушку, привыкшую к пустынной желтизне. Тренировочные площадки были огромны и деревянные столбы неприкаянно стоявшие там как-то вырывались из общей массы, стоя особняками. Практически все было в новинку (это же ее первый самостоятельный выход за пределы Суны) и поэтому оно без стеснения рассматривалось заинтригованными глазами. Музыка Кашито явно говорила о том, что близится что-то очень серьезное, где тишина правит временем. И долгожданный монумент не заставил себя долго ждать. С виду это был просто камень. Просто черный камень, но атмосфера этого места определялась одним словом – скорбь. «Как бы не говорили, что в таких местах есть место гордости, все это ложь… Гордость за подвиги – светлое чувство, а его в темноте горя не найти…»
Девушка медленно, шаг за шагом подошла к камню. Сейчас для нее практически ничего не существовало. Только лишь осязаемое, настолько густое, что хоть ножом режь, чувство скорби и потери заполняли каждый сантиметр этого места. И глаза помимо воли наполнились слезами. Вспоминалась горечь сознания того, что родные ушил не за что, потому что мир опять на грани войны…
Слова марионеточника вывели ее из задумчивости и заставили взглянуть на него.
- Люди, алчны Карукаме-кун… Они никогда не останавливаются на достигнутом. Всегда им надо добиться большего, и они редко смотрят на то, честны ли эти пути… - она тихо вздохнула, - Лис… Не знаю… Его прибытие было и трагедией и в то же время фактором единства. Только тогда, когда перед людьми стоит невыполнимая задача, они осознают собственную беспомощность и объединяются перед лицом общей опасности... Лис дал множество тех, кто хочет защитить это место так же как и те люди чьи имена навсегда останутся здесь, воспитывая дух новых посмертных героев…Знаешь, я всегда задаюсь вопросом… Для чего вообще войны? Зачем они нужны? Без них все были бы так счастливы… Сотни поломанных судеб… Столько всего плохого…  Я всем сердцем не хочу повторения этого, но вслед за этим я спрашиваю себя…Спрашиваю о том зачем я, так ненавидящая убийства, сделалась наемным убийцей? Зачем я стала шиноби? Утешать мыслью о том, что я смогу стать самой сильной и, взяв власть в руки, прекратить все это?… Экзамен открыл мне глаза на то, что если я буду продолжать в таком темпе, то ничего не смогу сделать… Но убивать так противно… Хотя и противно то, что есть люди заслуживающие смерть… И кто-то должен их убивать, чтобы сохранить жизнь остальным… - девушка горько усмехнулась, -  Замкнутый круг по принципу которого живет этот мир… Так хочется его разрушить… Так хочется…
Сачико закрыла глаза, чтобы предательские слезы не полились из глаз. Она сделала глубокий вдох и такой же медленный выдох, и только затем открыла глаза. Слез не стало, но глаза оставались блестящими, все еще влажными от напоминания практически забытых и погребенных в буднях чувств к убийствам.

0

155

*Она ненавидит убийства, а как относишься к ним ты? А? Признайся, тебе ведь даже немного нравится убивать? Помнишь… Ночь, крыша, два брата – бандита. Ты ведь убил их без жалости, играючи. Ты даже издевался над ними. Признайся, тебе понравилось, когда кровь хлынула из шеи уже раненого бандита, которого ты столь безжалостно зарезал. Конечно, подобная психологическая атака была эффективна… ведь именно о ней ты читал в книгах об искусстве войны. Но пойми, тебе ведь это понравилось. Ты всё-таки убийца, Карукаме…* Мысленно обращался сам к себе кукловод, обдумывая слова девушки. Он мог сколько угодно говорить, что ему не нравится убивать, что ему не безразличны судьбы убитых им врагов и их семей, но это все было бы ложью. Воспитание оставило глубокую отметину на восприятии кукловодом смертей и убийств. И хотя он сам не хотел в этом себе признаваться, убийства доставляли ему определенное удовольствие. В особенности он наслаждался самим процессом, жаром битвы, что вводил его в боевой кураж, погружаясь в который он управлял куклами уже на уровне инстинктов.
-Но знаешь… убийство ведь неотделимо от защиты. Я бы хотел быть более защитником, нежели убийцей. Кстати, по окончанию тренировок для того что бы обрести все нужные мне навыки планирую стать учителем в гильдии кукловодов. Вероятно замещающим, но знаешь – я думаю, я очень неплохо справлюсь с обучением и воспитанием юных шиноби. Как ты думаешь, из меня выйдет хороший учитель для начальных классов?- молвил кукловод кисло улыбнувшись. Его улыбка была несколько натянутой – причиной тому были совсем недавние размышления о том, что пока что он воспитан именно как убийца. Да, обучение у Окумо сделало свое дело, Кашито был готов убивать без жалости ради страны ветра… и даже просто так. Наверное, даже сейчас если бы на него кто-то напал, то кукловод атаковал бы именно с целью убить. Конечно, для друзей кукловода в этом правиле было небольшое исключение, но и оно бы исчезло с первыми приступами болезненной слабости. От осознания этого по телу Карукаме прошла волна легкой дрожи.
-Ну… пойдем?- предложил он, поднимаясь из сидячего положения и поправляя плащ. Ему больше не хотелось видеть это место – слишком много неприятных мыслей оно приносило разуму юноши.

Отредактировано Karukame Kashito (2009-12-08 19:01:55)

0

156

- Тебе пойдет, - хихикнула девушка, потому что сознание комично представило парня с умным выражением лица и группой маленьких бегающих безобразий, которые не хотели слушаться и разбегались врассыпную как кролики. «Зашита?...» Сачико вздохнула. «Может быть… Война за мир... Сейчас все существует именно под таким девизом. Ну, прям как половой акт за девственность блин!....Опять глупо да?... О боги, что же делать… Ни одна война не обходится без жертв… Защищать ценой убийств… Убивать… «…Хоть ты и убиваешь, каждое убийство ранит твое сердце. И сейчас оно походит на загнанное в угол животное, полумертвое от всех нанесенных ран…»… Где я прочитала это? Ах, да, «Луна в фазе Смерть»… Скоро, когда я буду убивать, у меня тоже будет такое сердце?…Да ладно, ты же ни о чем не жалеешь, так?... Конечно, от судьбы не уйдешь… Отец, ты написал большое письмо, которое дало мне много знаний, но ты не сказал самого главного, что будет так больно… Хотя во время убийства нет ничего кроме пустоты, никаких мыслей, образов, только лицо человека, которого ты убиваешь… Но больно, невыносимо больно лишь потом, когда в голове переваривается шок, и ты понимаешь, что ты сделал…»
- Пойдем, - грустно кивнула девушка, опять посмотрев на розу. Уже к вечеру ее надо будет начать сушить или лепестки опадут.

0

157

-Значит, разорвать круг… выйти за его пределы…- несвязно бормотал кукловод себе под нос, неспешно идя к дороге, что вела в родные края. Раз за разом он прокручивал у себя в голове слова Сачико и думал. Думал о том, сможет ли он, когда-нибудь разорвать сей круг? Хочет ли он этого? И самое главное – что ждет его после разрыва?
*Она вырвется… да. Ты ведь знаешь это – однажды она сумеет разорвать этот круг и неважно, каким образом. Возможно, она просто умрет в одном из боев, возможно, бросит карьеру шиноби, быть может, однажды просто напросто исчезнет. Но она будет счастлива после того как совершит это, для неё за этим кругом есть что-то еще. Есть мир. А что там есть для тебя, Кару? Лишь пустота. Мучительная, бесконечная, тягучая. Ты ведь никогда не сможешь жить, не используя свое искусство по назначению. Ты не сможешь прекратить создавать смертоносные машины, единожды увидев всю их красоту. Красоту деревянных каркасов покрытых темно-бардовой засыхающей кровью врагов, бликов солнца слабо отражающихся от окровавленных лезвий. Всё равно ты убийца, жизнь за пределами этого круга разрушений и смерти тебя уничтожит. Твой разум иссохнет без жара сражения, а сам ты станешь очередным немощным стариком…*
-Прости, тебе придется сделать это в одиночку…- тихо прошептал он себе под нос и, уперев свой взгляд куда-то в землю, продолжил идти вперед – к бескрайним просторам страны ветра. В стране огня для него более не осталось ничего, он сделал все что хотел, взял всё, чего столь страстно желал. Волнение из первых туров экзамена, ярость страх и решительность из второго, радость из третьего, неприятную странную горечь от камня памяти, и слабые, мимолетные искры влюбленности в девушку, что пыталась поддержать его в это время. Он медленно шел вперед – пора было возвращаться в родные края. К бескрайним пескам, над которыми столь ярко светят звезды…
Именно там, под звездным небом над багровым оазисом остались чувства, которые были так нужны кукловоду для самоопределения. Для того чтобы точно понять свою роль в этом мире.

--------> Дорога из страны огня в страну ветра.

0

158

«Старуха-медиум медленно подняла пронизывающий и леденящий взгляд на юношу сидящего перед ней.
- Чтобы ты не говорил молодой шиноби, ты останешься убийцей в душе. Тот, кто выбрал путь крови, никогда не сможет уйти с него, не потеряв смысл жизни. Даже если тебе хватит решительности бросить эту работу, ты до конца своих дней останешься мыслями на поле боя. Ты будешь представлять адреналин, пронизывающий тело как потоки чакры, звон оружия, каждый взмах которого несет смерть, кровь поверженных врагов, их трупы, чувство скорби по унесенным тобой жизням, радость победы и осознания что ты был быстрее ловчее лучше. Это все – ты. Это – твоя душа. Это – твоя жизнь. Ты - существо, идеально предназначенное для убийства - в тебе нет ни куража убивать, ни сожаления к врагу во время убийства. Но ты - выросший в идеологии возносящей жизнь существ на венец великого чуда всей природы. Душа истинного  убийцы пропитана ненавистью к убийствам. Парадокс, случающийся достаточно часто в мире шиноби. Но им не удается сохранить твердость духа. Да, они сильные внешне, но они не могут пробиться выше, потому что ненавидят убивать, а это равно тому, что им не хватает смелости…»

Мысли прервались тем, что Сачико споткнулась и чуть не растянулась на дороге. Пока в голове крутился отрывок, она совершенно была поглощена собой любимой и не смотрела куда идет. В принципе для нее это было привычное состояние – если она задумается о проблемах вечности – ничего хорошего из этого не выйдет – медитировать надо только когда она спокойно сидит и ничего не делает, а так рассеянность Сачико обострена до предела.
Вспомнив, что скоро они выйдут в пустыню, девушка чуть приубавила шагу и достала из бокового кармана походного рюкзака черный плащ (конкретно помятый, почему так и не ясно – она очень заботливо укладывала его до этого). Совсем остановившись, она быстренько набросила на себя плащ и застегнула его на самой верхней застежке (в виде развернутого гусена). Удобно расправив, чтобы черные полы плаща не мешала идти, отряхнув капюшон, девушка наконец-то вспомнила, что Карукаме уже довольно таки отошел от нее. «Дурочка!...» - в очередной раз самокритично буркнула сама себе девушка и ускорила шаг, чтобы догнать Карукаме который тоже, похоже, был занят своими вопросами о вечном, даже не заметив недолгой отлучкой девушки.
--- >>>  Окресности Скрытого Песка --- >>> По дороге из Поселения Скрытого Песка в Поселение Скрытого Листа.

0

159

Оглянувшись, как вор на ворота деревни, Акено поспешила скрыться в лесу. Под покровом зелени, она накинула плащ, поежилась и глубоко вздохнула. Она очень сильно устала, была голодна. Акено грустно ухмыльнулась, вспомнив об ужине с Ото, ночи без сна и новых «друзьях». Интересно, письмо дошло до Хокаге? – вскинула она бровь и ссутулившись побрела дальше.
Через несколько минут лесной прогулки, во время которой, девушка переодически останавливалась чтобы отдохнуть, собраться с силами и мыслями. Призрак деда не мучал её более. Однако она чувствовала, что такое её превосходство не навсегда. Возможно они освободят меня от него… - с надеждой подумала она, подбадривая саму себя и стараясь хоть как-то оправдать свое очередное предательство.
- Лучше было умереть от пыток в Корне. - фыркнула Акено, выбираясь из лесной чащи. На мгновение замерев она прислушалась – ощущение слежки не оставляло её на протяжение последних двух дней. Параноя… - мотнула она головой и вышла на поляну к Камню Памяти.
Пройдя несколько шагов Акено подошла к памятнику, робко провела рукой по его влажной от прошедшего дождя поверхности.
- Умереть за селение… Позвольте мне достойно умереть, великие шиноби Конохи… - сдавлено, почти шепотом проговорила она, склонив колено и уронив голову на грудь. Капюшон полностью скрывал её усталое лицо, полные боли глаза. Но слезы так и не пришли. Девушка медленно, неохотно поднялась с колен и отступив на пару шагов застыла словно камень в ожидании «испытателя».

0

160

Как только девушка поднялась с колен, за спиной возникла фигура в темной одежде с прикрытым капюшоном лицом. Незнакомец не пытался скрыть свое присутствие и как будто нарочно наступил на небольшую ветку, чтобы привлечь внимание. Мужчина в темных штанах и темной куртке с капюшоном не имел никаких выразительных особенностей, с виду смотрелся весьма хлипким, оружия у него не было, по крайней мере, на виду. Из под капюшона сверкнули холодные глаза, которые осмотрели девушку с ног до головы, но без особого интереса.
- Прощу за мной, - сказал незнакомец, без эмоций в голосе и направился лишь ему известной дорогой. Мужчина шел впереди и не оборачивался, чтобы проверить идет ли за ним его спутница или нет.
- Мне не обязательно видеть, чтобы знать, где ты, - добавил он, видимо таким образом пытался пресечь попытку побега, если Акено вдруг возомнит такое. Голос незнакомца был спокойным и тихим, в то же время приятным.
Он вел свою спутницу, вглубь леса отдаляясь от Памятника, который вскоре вовсе скрылся из виду. Мужчина шел размеренным ходом, не запинаясь и не сбивая темп, но весьма быстро, спешки при этом не было. Он не запутывал следы просто шел в одном направлении, при желании можно было без особого труда вернуться к памятнику, хоть тот уже был на значительном расстоянии. Через несколько минут впереди появились очертания повозки, возле нее неподвижно стоял человек и смотрел куда-то вдаль, совсем не интересуясь приближающимися людьми. Мужчина не стал приближаться к повозке, лишь показал девушке жестом, что ей нужно идти именно туда и тут же исчез из виду. Человек у повозки уже смотрел в сторону Акено, не отводя взгляда.
Закрытая повозка с небольшой дверцей, в которой не было никаких окон, представляла собой весьма мрачное сооружение, которое оправдывало свой вид, она использовалась для перевозки заключенных. Весьма немолодой мужчина в отличие от предыдущего спутника был одет в форму, на вид крепкий, на поясе висел меч, с потертой рукояткой, но ухоженным лезвием, который показывал, что хозяин меча умеет им пользоваться.
- Располагайтесь, - басистым голосом скомандовал мужчина, открывая дверцу повозки. - Не первый класс конечно, но потерпеть можно, - добавил он. Из всех тех, кому удалось встретить девушке из этой таинственной организации, этот, похоже, оказался самым человечным, судя по его виду, он уже многое повидал в жизни.

0

161

Девушка обернулась на звук хрустнувшей ветки. Акено смерила его таким же безынтересным взглядом – запоминать приметы всех «тюремщиков» не было ни малейшего желания. Покорно как овца на заклание, она последовала за своим провожатым. Они шли прямо, не скрываясь, не заметая следы – похоже бояться им было не кого, да и обратной дорогой похоже они не собирались возвращаться.
Вскоре появилась дорога и очередной соглядатай. Чем дальше, тем интереснее. Хоть поеду. – невесело усмехнулась она, разглядывая повозку. Сняв капюшон, Акено посмотрела на свою «карету» затем перевела взгляд на мужчину.
- Даже не свяжите? – наигранно удивилась она, а из-за навалившейся усталости получилось как-то совсем жалко. Не дождавшись ответа, девушка лишь грустно улыбнулась и залезла в «клетку». Усевшись на деревянную лавку, она уперлась спиной в стену и безучастно уставилась в пол. Ей больше ничего не оставалось делать как ждать. Борьба с внутренним демоном отняла все силы, а потому она вела себя покорно. Казалось, даже если её поведут сейчас на казнь, она не попытается бежать или сопротивляться. На самом деле девушка лишь копила моральные и физичиские силы для предстоящего испытания.

0