Naruto-RPG - форумная ролевая игра по аниме и манге "Наруто"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Багровый оазис

Сообщений 1 страница 30 из 46

1

Этот оазис расположен в дне пути от Суны. (Естественно в дне пути нагруженного каравана, скорость которого определяет самый тормозной верблюд. Синоби из Суны могут добраться сюда за несколько часов). Через него проходит главная дорога, связывающая Суну с крупнейшими городами страны Ветра.
Название оазиса породила битва, произошедшая во время Первой Войны синоби. Именно у этого оазиса синоби песка остановили наступавшую на Суну армию. Как говорят воды озера были красны от крови. Об этом свидетельствуют и могилы, у противоположного от дороги берега озера.

0

2

----------> По дороге из Поселения Скрытого Песка в Поселение Скрытого Листа.

Спустившись вниз по бархану, юноша вошел под пальмы оазиса и, скинув забинтованную куклу на темно зеленую траву, что произрастала здесь, неспешно подошел к воде. Последние лучи исчезающего солнца отражались от красноватой воды, заставляя ту слабо поблескивать. Медленно сев на колени Кашито набрал воды в ладони, и торжественно поднеся их к своему рту, прильнул к ней губами. Это был первый этап традиционного ритуала клана Кашито, что исполняли те, кто стал чунином. Теперь, когда Карукаме был повышен в ранге, ему было просто необходимо сделать это, дабы впитать всю храбрость своих предков. Во всяком случае, именно так говорил Окумо. Закончив пить, он вновь набрал воды в ладони и, оросив ею свое лицо произнес.
-Говорят эта вода красна от крови тех, кто погиб защищая страну ветра… конечно, это неправда – просто природная химия, но, тем не менее, думаю в этом тоже что-то есть.- Теплые капли алой воды медленно стекали по лицу юноши, оставляя на его коже еле заметные красноватые следы. Карукаме слабо улыбнулся и произнес.
-Мы остановимся здесь на ночь, мне нужно провести ритуал полностью… К тому же это хорошее место для отдыха.- Затем он поднялся с колен и, обернувшись к Сачико, дополнил свою фразу.
-Пойдем, нам нужно собрать хворосту и развести костер.- и как только последнее слово слетело с его уст, Кашито неспешно вернулся к краю оазиса где засохшие деревца, которые по воле судьбы выросли слишком далеко от воды, ожидали своего часа. Достав кунай, парень принялся неспешно срезать не слишком толстые ветки.

0

3

---> Окресности Скрытого Песка ---> По дороге из Поселения Скрытого Песка в Поселение Скрытого Листа

Воздух, здесь, в оазисе, был чуть влажнее. Практически незаметная для путешественника с других краев, но такая явная для бывалого жителя пустыни свежесть окутывало красную воду.
Девушка скинула плащ и рюкзак на траву, недалеко от куклы Карукаме и с наслаждением потянулась. «Природная химия говоришь…. Хм… Интересно отчего вода такая… Если природная химия, то какой состав…» - задумчиво подумала девушка глядя за всеми перемещениями марионеточника. Когда Карукаме повернулся к ней, по щеке стекала одинокая капля багровой воды. «Как кровавые слезы…» - сразу же пришла ассоциация, но девушка лишь одернула себя, - «О чем ты думаешь! Брр… Кровавые слезы… Ммм… Пора тебе завязывать с художественной литературой…»
- Угу, - Сачико еще раз сладко потянувшись, пошла вслед за марионеточником к деревьям. Но, решив проверить свои метательные способности, она, свернула чуть в другую сторону (не дай бог не поподет, позора не оберется) и, не доходя до дерева, метнула кунай. Опасения не сбылись, и кунай оказался в стволе. «Точно в середину!» - внутренне порадовалась девушка. Подойдя к дереву неспешным шагом, она выдернула кунай и вначале оглянулась по сторонам в поисках подходящей древесины на песке. Там ее оказалось не слишком много и, прикинув, сколько еще надо обломать веток, девушка принялась орудовать кунаем.
«Ритуал... А интересно… Был ли какой-то ритуал у нас?... Было ли что-то, что тоже делалось по переходу на следующую ступень?...» - Сачико улыбнулась собственным мыслям, - «Если бы… Было бы совсем неплохо… Хотя, толку то что мечтаю я об этом сейчас?... Я ведь провалила то экзамен…»

Отредактировано Sachiko (2010-01-12 14:17:31)

0

4

Вскоре, посчитав что собранного хвороста хватит на ночь, Карукаме собрал все это в охапку и двинулся к месту где он скинул марионетку. Выбрав участок подальше от деревьев, парень небрежно бросил груду веток в одну кучу и, отложив часть из них подальше, стал неспешно слоняться вокруг, собирая камни. Через десять минут груда хвороста уже была аккуратно обложена среднего размера камнями и юноша, удовлетворенный результатом своей работы, принялся сосредоточенно рыться у себя в сумке. К моменту, когда он достал спички и немного какой-то бумаги, уже было довольно таки темно – ночи в пустыне наступали стремительно и если еще приблизительно пятнадцать-двадцать минут назад, когда они только вошли в оазис был просто красочный закат, то теперь уже начинали просыпаться первые звезды. Конечно, еще ни одной звезды на небосклоне не было, но час их был уже близок.
Раздалось шарканье головки спички о коробочку. После второго движения спичка воспламенилась и загорелась слабым неуверенным пламенем. Кашито спешно поднес к слабому огоньку лист бумаги и как только пламя начало медленно поглощать его, осторожно подложил сей лист в сложенную до этого кучу хвороста. Через несколько минут перед чунином уже весело трещало пламя костра, а сам он неспешно вытаскивал из сумки остатки еды. Оглянувшись на сачико, парень раскинул свой плащ на траве и принялся неспешно ужинать. Все тоже самое копченное мясо, остатки хлеба, сухари и вода, разнообразия особого не было но кукловоду нравилась такая еда.

0

5

Девушка чуть увлеклась собиранием веток. Ничего особо умного не приходило на ум и, поэтому она просто рубила ветку за веткой аккуратно складывая их кучкой. Когда она вышла из «транса» она увидела около себя приличную кучку. «…Упс… Перестаралась…»
Спрятав кунай привычным движением, девушка подхватила кучку и побрела к Карукаме, который к тому времени уже успел выложить свою добычу. Девушка оставила свою кучку веток у кучи Кару и, перетащив рюкзак поближе к костру, раскинула свой плащ, на который с удовольствием разлеглась. Достав пакет с остатками конфет (на них можно было отлично прожить целый день, она проверяла) Сачико вытащила заветную книжку, купленную только сегодня. Удобно устроившись на животе, она сначала внимательно осмотрела книжку (ну была такая привычка), а только потом начала читать:
«Он не был самым выдающимся учеником своего учителя. Лишь некоторые могли отметить его прилежание, в тех делах, которые ему нравились. Обычно он бездельничал, отлынивал от работы, сбегал из небольшого храма в горы, в лес, за что обычно получал от своего наставника….»
Девушка отвлеклась на секунду и запустила руку в пакет. Там оставалось чуть меньше половины слегка (может не совсем слегка, а очень слегка) конфет. В ярких обвертках они хорошо смотрелись на прилавке, но, сейчас открывая их, было достаточно проблематично отковырять верхний слой от бумажки. Но Сачико любила сладости. Особенно когда это были те, что ей очень нравились. В Суне мало продавали конфет, но мать всегда находила через связи (она знала практически всех крупных караванщиков, что изредка заходили в Суну) дочери ее любимых сладостей, поэтому девушка была слегка избалованна в этом плане. Провозившись с первой конфетой около минуты (орех в твердой, нуге, был покрыт шоколадом) ведь пришлось аккуратно развертывать обертку, собирая крошечные кусочки шоколад, отделившегося от нуги, девушке вдруг пришла в голову идея.
- Карукаме-кун, а что бы ты делал, если бы тебе в руки попал сок лириопы? – девушка с интересом смотрела на парня через языки пламени (она сидела напротив него) и с самым нетерпеливым видом ждала ответа.

0

6

Карукаме сидел оперевшись спиной на ствол пальмы и смотрел в огонь. Сидел он на простой серой видавшей и лучшие времена тряпке. В развернутом виде она занимала где-то два квадратных метра и потому позволяла довольно приятно и удобно устроиться кукловоду. Сам он был погружен в размышления о предстоящем ритуале и, пожалуй, он бы оставался бы в этих мыслях и далее, если бы не вопрос Сачико.
-Лириопа… лириопа…- повторил он тихо, пытаясь вспомнить что это за растение, и какими свойствами обладает. В закрытых садах Сунакагурэ не росло этих цветков, да и сам кукловод их не встречал, потому процесс восстановления воспоминаний затянулся на минуты этак три-четыре.
-Знаешь. У сока этого растения очень хорошие свойства – это природный антисептик, который при наружном применении является особенно полезным в заживлении различных ран и язв. Так же при приеме внутрь – неплохое успокоительное, да и вообще имеет массу полезных медицине свойств.- Произнес Кашито слабо улыбнувшись. Затем юноша вновь замолчал и призадумался. Действительно, что бы он с ним он сделал? Ухмыльнувшись своим мыслям о том, что путного яда из него не выйдет он продолжил.
-Я бы, наверное, отдал его в наш медицинский центр и предложил подробнее изучить свойства сока этого растения. Если бы в наших садах согласились его выращивать, то это могло бы немного помочь развитию медицины в Суне. Ну, или оставил бы у себя – такая вещица, в общем-то, лишней никогда не будет.- Тут он вновь сделал паузу и широко улыбнувшись, добавил.
-Ну... или предложил бы тебе выпить его вместе со мной. А к чему ты это спрашиваешь?-

Отредактировано Karukame Kashito (2010-02-07 19:07:35)

0

7

Пока марионеточник говорил, девушка вытянула из сумки футляр, в котором и лежали три пузырька. Футляр был небольшой. Деревянный с мягкой внутренней обивкой. В обычном состоянии он служил для пузырька с какой-нибудь смесью эфирных масел (кстати там и таковой находился) а теперь когда у нее появились пузырьки с лириопой то смеси ее любимых эфирных масел пришлось слегка потесниться. Достав один из пузырьков с соком растения, она повертела его в руках. Он был длинной около десяти сантиметров, с деревянной пробкой. Отсветы пламени весело играли на стекле, делая цвет жидкости какого-то нереального цвета.
- Да вот у меня здесь есть несколько, - она виновато улыбнулась, как бы извиняясь за глупой вопрос, - Думала, куда их деть. («…неправда... ты же уже давно придумала куда их деть…») Ммм… - Сачико сделала вид что размышляет. Конечно парень не дурак и поймет что это все только предлог, но все же сделаем вид что она белая и пушистая, - Раз лишним он не будет значит… Один из них перекочевывает к тебе, - она перевела взгляд на Карукаме, со все той же улыбкой, - И не надо возражать. Считай это небольшим подарком к твоему новому назначению. Кстати спасибо за совет, надо бы действительно наведаться в мед.центр…
Девушка поднялась и подошла к Карукаме, протягивая в руке пузырек. Кинуть она его не решилась. Да, она могла поставить на то, что Карукеме был, поймал его, но береженного как говорится ками берегут.

0

8

-Мм… спасибо.- Улыбнувшись, ответил кукольник, принимая бутылочку с соком растения. Посмотрев через неё на костер и улыбнувшись еще шире, парень положил её в карман своего плаща и, подкинув еще хворосту произнес.
-Знаешь, а я, наверное, всё-таки выпью его сегодня вечером… хех. Ладно, надо начинать разворачивать палатку.- С этими словами он открыл свой рюкзак и, порывшись в нем начал вытаскивать оттуда одноместную палатку. Она была хорошо сложена и содержалась в отдельном футляре, потому места занимала совсем немного. Выбрав подходящее место недалеко от костра, парень вытащил её из рюкзака и, кинув на землю начал деловито расставлять колышки и пытаться поставить временное укрытие правильным образом. В конце концов, закусив губу, он, где-то через пять минут, таки разобрался, как её ставить, и вскоре у костра уже стояла палатка кукловода. Она была из какой-то плотной ткани серого цвета, и внутри неё выглядело все вполне уютно. Вход закрывался сеткой, дабы не так много песка и насекомых попадало внутрь. Недолго думая Карукаме закинул свой рюкзак в палатку и сам пролез внутрь. Устроившись поудобнее, он достал из сумки спальный мешок и, расстелив его, выглянул на улицу.
-Эй, Сачико-тян, заходи, скоро на улице будет совсем холодно. Не думаю, что в твоей маленькой сумочке вмещается палатка.- Говорил он это шутливым тоном и с улыбкой на лице. И, в общем-то, это можно было бы не принять всерьез, если бы не жест кукловода, призывающий таки войти в палатку. Вдвоем там конечно будет тесно и не слишком удобно… во всяком случае, юноша считал именно так, но ему не хотелось ночью мерзнуть, да и Сачико он отмораживаться не позволил бы. Перспектива того что девушка будет находиться к нему настолько близко его сильно смущала. Но в этом были и определенные приятные моменты...

Отредактировано Karukame Kashito (2010-02-09 19:06:30)

+1

9

Пока Карукаме возился с палаткой,  девушка уже успела вернуться на место и снова засесть за чтение.
«У него была не особо приметливая внешность. Черные волосы, всегда находившиеся в беспорядке, спускались до плеч. Худощавая фигура, выдавала не слишком разнообразное и насыщенное питание.  Хотя, наверное, единственное, что могло его выдавать – глаза. Их янтарный цвет был настолько светлым, что казался золотым. Стоило лишь раз взглянуть на них чтобы запомнить этот цвет…
- Эй Шо! А ну хватит мечтать! Принимайся за работу бездельник! – парень вздохнул, закатив глаза. Наставник как всегда добр до крайности. Шо устало поднялся с травы, где он расположился, опираясь спиной на столб с фонарем.
- Поживее Шо! – прикрикнул старик. Он прослужил в этом храме с младенчества. Его родителей убили, а беспризорного маленького мальчика отдали на служение в храм, Старик размахивал метлой и сверкал бритой макушкой, покрикивая на Шо, - Нобу-сама сказал, что к нам пожалует Хоши-сама!
- Хоши-сама? – удивленно произнес Шо. Его брови сами собой поползли вверх. Шо легкой трусцой подбежал к старику монаху. Он жаждал ответ на свой вопрос, и как бы не непочтительно было так выражаться в адрес управляющей, он все же его задал, - Что здесь забыла Хоши-сама?
- Тебе, какая разница, что здесь забыла Хоши-сама! – возмутился старик, - Вое дело подмести двор и чтобы ни соринки здесь не было, когда сюда прибудет Хоши-сама!
Вразвалочку старик удалился, а Шо вздохнув, стал мести двор, по-прежнему недоумевая, что здесь понадобилось…»

Сачико прервалась, взглянув на марионеточника заговорившего с ней. На словах о маленьком рюкзачке, девушка выразительно покосилась на махину стоящую рядом с ней, словно удивляясь: «Ты хочешь сказать ЭТО маленькая?!». Но все же на несколько секунд она задумалась над предложением. По любому отправляться в палатку надо сейчас. Но книга… долгие томительные секунды Сачико ломалась и, наконец, захлопнула книжку.
- Ладно, уговорил, - она задорно улыбнулась, вставая с плаща, - Даю обещание - буду вести себя прилично, - как бы, между прочим, хихикнула она, вытряхивая плащ от песка и травинок. Отцепив от своего рюкзака небольшой спальный мешок, и накинув на себя плащ, Сачико приблизилась к палатке, чуть перетащив свой рюкзак ближе.
- В тесноте да не в обиде да? – Сачико опять улыбнулась (она скромно умолчала о том, что палатка имелась и у нее), - Спасибо…
Закутавшись в плащ посильнее, девочка проскользнула в палатку. Маленький рост давал свои преимущества. В частности – занимаешь меньше места. Хотя только тогда, когда Сачико попала в палатку, она поняла, насколько близко они будут находиться. Когда она ночевала с сестрой или братом в палатке то они были меньше, спали в обнимку, и казалось столько свободного места рядом… А тут…
Впрочем такая близость не вызывала никаких неприятных ощущений. Тем более последние недели проведенные в одиночестве как-то угнетающе действовали на нее. Сачико самой не хотелось в этом признаваться, но она соскучилась по своей семье. По тому, что она постоянно спала одна в комнате. Ведь когда она была маленькая, она спала в комнате вместе с матерью сестрой. Потом, когда у нее появилась собственная комната (вернее, когда мама разрешила ей спать отдельно) она спала там, но практически каждую ночь рядом спал или брат или сестра. Сейчас часто (когда удавалось уговорить Юрико, а это было всегда) то они спали в комнате Сачико втроем. Выкладывали циновки «Т» образно, так чтобы все головой были в середку и подолгу разговаривали ночью. Строили планы на будущее. Было весело. А сейчас, когда она так часто ночевала одна, она поняла, как ей не достает людей, которые ей дороги. Да вообще чувство того, что кто-то есть здесь, совсем рядом.
Отодвинувшись подальше, как бы соблюдая приличия, девушка развернула спальный мешок но забираться в него не стала. Она лишь сильнее укуталась в плащ. Плащ был с подшивкой, но хоть и являлся тонким, в палатке не было настолько холодно, что девочка видела необходимость забираться в мешок.
Как раз та часть, что не расстилалась не до конца, сослужила роль славной подушки.  Свернувшись клубочком, как она обычно спит, девушка устроилась поудобней, поерзав головой на «подушке». Она довольно жмурилась, представляя, что ей еще надо было возиться со своей палаткой. На несколько секунд замешкавшись, решая говорить это или нет, но затем, решив сказать, тем самым опять выразить благодарность, Сачико шутливо промурлыкала:
- Карукаме-кун, я тебя так обожаю...

0

10

Вдвоем в одноместной палатке было действительно тесновато, и даже сейчас, когда кукловод просто сидел в углу, роясь в сумке, места все равно не хватало. Для того чтобы вмещаться в такую палатку вдвоем так или иначе приходилось находиться практически вплотную друг к другу. Прекратив копаться в сумке, Кашито снял свой плащ и лег набок на заранее разложенный спальный мешок. Лицом юноша был развернут к Сачико, а спиной буквально упирался в край палатки, от чего было немного холодновато. Прикрывшись своим плащиком сверху, он улыбнулся и, услышав слова Сачико, произнес шутливым тоном.
-И за что же ты меня так обожаешь?- На щеках его появился еле заметный румянец и похоже подобное положение вещей его несколько смущало, но в целом юноша был в своем обычном состоянии. Осторожно коснувшись рукой черных прядей волос девушки, он, всё также улыбаясь, вытащил из кармана плаща подарок Сачико. С некоторым усилием откупорив его, парень поднес бутылочку к своим губам и сделал несколько небольших глотков пытаясь распробовать вкус сока этого растения. Несмотря на то, что сама жидкость уже была теплой, сок растения вызывал приятный освежающий эффект. Сам он имел немного горьковатый, специфический, но в целом весьма интересный и необычный привкус. Затем парень протянул этот напиток к Сачико, и произнес.
-Хочешь? Весьма неплохая вещь на вкус кстати… Спасибо.- Голос его был спокойным и тихим, как обычно. Он, казалось бы, хотел что-то еще добавить к этой фразе, но успешно об этом забыл или же слова просто напросто вылетели из головы и потому он решил промолчать. А еще он устал и хотел спать, после перехода в ногах было легкое покалывание, а голова постепенно становилась более тяжелой. Но, увы, сон в эту ночь должен был подождать, ведь еще предстояло провести ритуал, до которого еще оставалось около двух часов.

0

11

Пальцы на волосах были едва ощутимы, но даже такое легкое движение не хотелось прекращать.
- Неа, не хочу у меня есть, - чуть отрицательно мотнула головой девушка. Она все еще была довольной «кошкой» - продолжала улыбаться, жмуриться и говорить с оттенками мурлыканья, – А обожаю я тебя, потому что ты постоянно делаешь мою жизнь проще. Просто не знаю, что я бы без тебя делала вот…
В обычном состоянии такое признание было из нее очень сложно выбить, но сейчас – примерив на себя роль маленькой девочки (скромно умалчиваем, что она и является данным индивудумом) это было вполне допустимо по сюжету.
Приоткрыв один глаз, она взглянула в темноте на марионеточника. В полумраке были видны лишь контуры, но даже так он казался… таким высоким. Обычно днем разница в росте не замечалась за пеленой дел и забот, но сейчас, когда все стало так девственно явно, это показалось непривычным. Странным. И, наверное, неожиданным. Хотя опять же не сказать что неприятным. Это как рядом с тобой живет сестра или брат. Ты знаешь их совсем малышками и не замечаешь, как они растут. А потом в один прекрасный день хоп! понимаешь, что далеко они уже не маленькие…
- Мммм… Карукаме-кун… А расскажи о своей семье. Я же практически  тебе ничего не знаю..

0

12

-Ну, как хочешь…- произнес кукольник, улыбнувшись в ответ на реплику Сачико о соке растения. Сделав еще глоток, он закупорил бутылочку, и, спрятав её обратно в карман, вновь обратил свой взор на девушку. Когда та спросила о его семье, юноша недовольно поморщился – он вообще не любил рассказывать о своей семье и о том, как он живет. Ему просто это не нравилось, он не любил такие темы, но раз уж его спросила напарница, то Кашито промолчать не мог.
-Вообще я из клана Кашито – хотя цельным кланом нашу семью назвать сложно. Ранее, еще до первой войны шиноби, наш род был довольно обширен и включал в себя около пяти семей, что жили в Суне и воспитывали кукловодов. Конечно мы никогда небыли лучшими, богатейшими, особенными, но, тем не менее, говорят, что моих предков весьма уважали за преданность Сунагакурэ.- Тут парень сделал паузу и, немного обдумав свою следующую реплику, продолжил.
-Но преданность нас, можно сказать, и сгубила – все члены клана от мала до велика рвались на фронт когда началась первая война шиноби. В первые же месяцы войны клан понес серьезные потери, отступления мы не признавали ведь это было бы демонстрацией слабости нашей страны. Члены клана бились до конца, но в этом не было героизма – они как и другие шиноби песков пытались просто сдержать противников. Это было своеобразным фанатизмом… И вот, когда линия фронта вошла в пустыню, случилось это.- Карукаме сглотнул скопившийся в горле ком – он не любил говорить о таких вещах.
-В общем именно на этом оазисе произошла кровавая битва – здесь все шиноби песка наравне с простыми людьми выступили на защиту. Говорят, до этого момента из рода Кашито дожило лишь пятнадцать кукловодов, причем шестеро-пятеро из них еще были совсем зелеными генинами только покинувшими гильдию. Именно они возродили клан когда… когда остальные погибли. Да, деды умерли где-то неподалеку от этого места… ну да хватит о грустном. В общем, клан восстановили примерно через двадцать лет и продолжили тренировки. Но война показала, что массовый подход не эффективен и именно тогда приняли решение, что тренировать кукловодству будут лишь тех, чьи глаза и волосы подобны небу или же глади воды… вот как у меня, например.- Тут юноша кисло улыбнулся, указывая на свои волосы.
-Ну а сейчас… сейчас я живу с дядей – Окумо. Ты, наверное, видела его на экзамене или где-то еще. Те, кого воспитывают кукловодом, как правило, в возрасте лет этак шести-семи забираются в наш дом и в общем-то обычно связей с основной семьей особо не поддерживаем – нет времени. Раз в год примерно Окумо их навещает ну а в целом… не думаю, что могу назвать их настоящими родственниками. Всё-таки воспитывал меня по большей части дядя. Ну да хватит об этом – я, наверное, утомил тебя болтовней?- Все это парень говорил спокойным ровным голосом. Слегка повертевшись он устроился поудобнее и сумел даже лечь на спину и при этом не сильно теснить Сачико, а затем улыбнувшись добавил шутливым тоном.
-Если хочешь, я тебе еще что-нибудь завтра расскажу о традициях своего клана… но сейчас спи, а то завтра не выспишься. Или тебе колыбельную спеть нужно для этого?-

0

13

Рассказ Карукаме тронул Сачико. Вначале она, заметив, как марионеточник скривился, хотела сказать что-то типа: «Ну, ладно, не хочешь, не говори» - но сейчас не жалела о том, что спросила, ведь узнала много нового. В том числе, какие темы следует обходить стороной. «Ах да… Цвет моря или неба говоришь… Ммм… И роза была синей… Такс, значит этот цвет обозначает что-то важное… Что интересно… Значит завтра досконально тягаем его по «расскажу о традициях своего клана»…»
Его «болтовня» как выразился сам Карукаме, ничуть ее не утомила, а наоборот, распылила ее - девочка жадно впитывала каждое слово, пока слушала. Но насыщенные дни перемешанные брали свое – Сачико была совсем не прочь поспать лишнее время. Хотя вопреки же всему отпускать такую замечательную возможность (ей предложили спеть колыбельную!) она просто не могла, и, выжала из нее самое большое, что давала совесть перенести спокойно, не пиная за то, что человеку тоже надо дать поспать.
- Ммм… - Сачико усиленно «думала» с хитрющей улыбкой, - Заметь, я это не говорила, ты сам предложил! Не бойся, петь не надо, но взамен этого я беру с тебя обещание, что ты мне напишешь слова вот той песни, про кукол и заброшенный город. Да-да знаю – наглость второе счастье… - зевнула Сачико, спрятав нос под плащ, - Спокойной ночи, Слад... Приятных снов… - поспешно исправилась она, по-привычке чуть не пожелав «сладких» снов. Ведь обычно фраза «сладких снов» звучала постоянно, если рядом были брат, сестра или мать, ну а в данном случае, когда ее только недавно впустили в список друзей, то это пока было бы слишком для него. По крайней мере, Сачико считала так. Поплотнее закутавшись в плащ, девочка закрыла глаза, а в уголках рта все еще читалась улыбка.

0

14

-Спокойной…- прошептал напоследок юноша улыбнувшись. Он еще несколько минут смотрел на лицо Сачико в полумраке, в таком рассмотрении она казалась даже, пожалуй, еще красивее, чем днем. Когда приглушенный свет костра проникающий сквозь ткань палатки сглаживал и без того красивые контуры лица девушки это придавало ей определенную загадочность. Улыбнувшись своим мыслям, Карукаме направил свой взгляд на полотняный потолок палатки и впал в свои собственные думы. Он вновь неспешно оценивал все произошедшие с ним за последнее время события. Сражение на одной из первых миссий, строительство плотины вместе с другом, встреча с пандой, логово пауков, чунинский экзамен, разговоры с Сачико… пожалуй, уж слишком много событий для месяца жизни. Но по крайне мере юноше некогда было унывать, да и приключения эти ему нравились. К тому же они вели к его росту – ведь он уже стал чунином. Конечно, не так быстро как многие известные персоны, но и это было совсем неплохо.
В размышлениях подобных этим парень пролежал около десяти минут, после чего спокойно задремал помня про дела предстоящие сегодня. В рассказах об этом ритуале говорили, что проходящего встретят внутри его сознания. И, хотя сам парень в это не слишком верил, он всё равно надеялся на то, что это правда…

0

15

Девочка заснула через минут пять, как закрыла глаза. Потрескивание дров, завывание ветра успокаивало и помогало заснуть.
Ей стал снится сон. Тот же самый, что и в гостинице.
Сначала лес, а потом пустыня и… Девочка повернулась в ту сторону, где должен был оказаться отец (остались незаданные вопросы), но его там не было. Вместо этого все затянуло пеленой, и пустыня исчезла. Исчезло все кроме серого пространства, в котором она словно плыла по воздуху. И из серого тумана пространства образовался свиток. Тот самый свиток, что был у нее с хидзюцу. Она потянулась к нему, но он исчез. Сачико стала сердиться. «…Да что это такое, в конце концов! Идиотский сон! Все если я завтра не посмотрю на этот чертовый свиток, то просто не жить мне более спокойно!...»

0

16

Юноша лежал на чем-то прохладном… Над ним в небе сияла яркая синяя луна, чей свет отражался от воды, на которой лежал Карукаме. Его глаза были широко раскрыты а взгляд направлен вверх, все чувства были обострены до предела. Он слышал крики полные ярости, ощущал жар битвы. Небо начало трескаться и из трещин синими каплями лился дождь, вода его была тягучей и вязкой. Она забивалась в глаза, уши, нос, полностью наполняя тело кукловода. Он пытался дернуться, отряхнуться, вдохнуть, но все его мышцы как будто застыли. Он не мог сделать ничего и лишь чувствовал, как на теле его открываются старые раны и вода вытесняет через них кровь. Боль пронзила сознание парня, но сон не прекращался…
Внезапно боль отступила и юноша ощутил теплое дыхание на своей шее. Через секунду он смог контролировать свое тело и повернув голову, налево увидел маленькую синюю саламандру уткнувшуюся ноздрями в его шею. На этом сон оборвался. Проснувшись Кару огляделся и понял что дыхание из сна принадлежало девушке – во сне он слишком приблизился шей к её голове и потому ощутил это через пелену сна. Улыбнувшись сему факту, парень осторожно, чтобы по возможности не разбудить девушку, поднялся на колени и выполз из палатки.
Луная ярко светила на небосклоне – небо сегодня было безоблачным, и потому её свет играл на глади воды оазиса, создавая воистину красивый вид. Костер уже затух, несмотря на весь хворост, сброшенный в него, а в пустыни стало довольно таки холодно. Поежившись от ветра, парень прошептал, обдумывая сон.
-Бред какой-то…- Но, тем не менее, раз он проснулся, значит пришло время для ритуала. Сама идея этого ритуала парню не нравилась, но нужно было сделать это… такова традиция. Тяжело выдохнув кукловод отошел подальше от палатки, и подойдя к озеру стал снимать с себя одежду. Ритуал нужно было проводить без неё… вообще без неё. Этот факт не нравился кукловоду больше всего. В итоге скинув всю одежку на берегу, юноша осторожно вошел в теплую воду, взяв с собой лишь сенбон. Он окунулся в голову полностью, после чего неспешно поднялся на её поверхность при помощи чакры и медленно двинулся к середине озера. По коже юноши скатывались красноватые капли воды, а лунный свет очерчивал его контуры, придавая происходящему какую-то загадку, таинственность.
Встав на середину озера спиной к палатке, парень начал тихо шептать присягу верности Стране Ветра. Он помнил эти слова наизусть и сейчас повторял заученные фразы как проклятый, раз за разом он говорил одно и тоже пытаясь полностью осмыслить то что значат для него эти слова. В его голове царил хаос, он думал о том достоин ли провести этот ритуал, достоин ли он защищать страну ветра и хватит ли ему сил для этого. Он думал о прошедших днях, о поражениях и победах и не мог решиться. Это длилось около трех минут… стоя посреди озера окутанного лунным цветом и слышать лишь слова, что сейчас стали подобны молению. Это было странным ощущением… казалось, что сама пустота сейчас окружает Кашито и что здесь остался лишь он и его мысли.
*Я готов.* Решил кукловод, открывая глаза. Подняв голову вверх он устремил свой взгляд на луну и протянув руку так, что на секунду ему показалось что он вот-вот схватит этот сверкающий диск на небосклоне, произнес.
-Пора.- Закусив губу, он проткнул подушечку указательного пальца правой руки. Из неё медленно засочилась кровь. Она падала багровыми каплями на освещаемое лунным светом лицо парня...

Отредактировано Karukame Kashito (2010-02-23 13:57:46)

0

17

Но дотянуться до себя свиток не дал. Он тоже рассеялся. Сачико была раздасована окончательно, то тут свиток вновь появился и на этот раз раскрытый и в крови. Девочка отпрянула от свитка, но тут на своей руке, на запястье, она почувствовала жжение, и там появились два иероглифа – Маска и Смерть…
Сачико проснулась резко и рывком села. Дыхание было сбивчивым, а в руке чувствовалось что-то слово то жжение как во сне. Девочка недоверчиво потрогала кожу на запястье. Ничего. Там ничего не было. Облегченный вздох вырвался помимо воли.
«… Сон, это был всего лишь сон… только лишь он…»
По телу прошла дрожь, напряжение и испуг внутри отпустило. Внезапно, еще не поворачиваясь, девочка почувствовала, что Карукаме нет в палатке. Сачико повернулась, чтобы удостовериться но, убедившись в отсутствии, нахмурилась. «…А он то куда запропастился?...» Ведь если быть честным, она бы была намного спокойней, найдя его здесь, пусть даже недовольным и разбуженным. В груди опять начал подниматься детский страх темноты перемешанный со страхом от только что пережитого сна.
«…Чертов свиток! Ну почему Маскараду не спиться?!… Вот черт…»
Девочка судорожно сбросила с себя мешающий движениям плащ и выбралась из палатки. Она сразу же кинулась к своему рюкзаку, оставленным около палатки, не обращая внимание ни на что происходящее вокруг. Костер потух что заставило ее четырехнуться – теперь надо было искать и фонарик.
Нервно рыская по карманам, она, наконец, достала небольшой фонарик и злосчастный свиток. Холодный воздух приятно «отрезвлял» сознание, заставляя тело дрожать от холода после тепла палатки.  Как только свиток оказался у нее в руках, на душе девочки стало немного спокойнее. Вдохнув и выдохнув холодный воздух, впустив холод в тело, Сачико попыталась взять себя в руки, что ей удалось и позволило, наконец, нормально мыслить. «…Совершенно не пойму – почему этот сон меня испугал?… В нем же не было ничего слишком плохого… Так почему же?»
Девочка медленно поднялась, взгляд непроизвольно скользну по озеру и…  Она застыла словно изваяние. В озере явно стоял Карукаме. И если зрение ей не изменяло, то были видны только лишь контуры его тела, но не одежды… Смущения не было. Был только один глупый вопрос: «Что он забыл посредине озера?»

0

18

Капли крови ленно стекали по пальцу и срывались вниз на лицо юноши. Он стоял прикрыв глаза, а голова его была повернута в сторону освещающей всё своим тусклым светом луны.
-Мало.- Произнес парень, вспоминая содержание свитка, повествующее о том, как правильно проводить этот ритуал. Нужно было больше крови. Не думая ни о чем Кару вновь закусил губу и проткнул подушечки оставшихся пальцев. Кровь закапала быстрее и все чаще на лице юноши появлялись новые кровавые полосы. Но этого все еще было мало.
Проведя кровоточащей рукой по своей груди он оставил на ней пять полос крови и хотел было уже начать вскрывать кожу в намеченом месте, как вдруг понял что сейчас это ни к чему. Старые шрамы еще не зажили до конца и новые были бы лишними. Поднеся сенбон к следам оставленным кусаригамой учителя Кашито еще сильнее закусил губу и вновь вскрыл еще не зажившие до конца раны сенбоном. Кровь не заставила себя долго ждать – она тягуче вытекала из обновленных ранений и скатываясь вниз по оголенному телу срывалась в воду. Это было больно, тусклая, но навязчивая боль наполняла сознание Кашито. Прямо как во сне…
Перехватив сенбон в другую руку, он проткнул подушечки пальцев и на правой руке, после чего тряхнув руками, и еле сдерживая легкий стон боли, принялся медленно поднимать их вверх. Он будто тянулся к луне, пытался что-то сделать с ней. Сачико не могла видеть, что именно делал марионеточник. На самом деле он просто поднял руки вверх для того что бы кровь капавшая с кончиков пальцев “более правильно” касалась глади воды. Именно так как это было описано в ритуале. Стоя так он что-то тихо шептал себе под нос… Карукаме вновь приносил клятву верности стране ветра. Её бесконечным песчаным барханам, её ветру, её солнцу, её жителям. Когда он закончил над оазисом разнесся его уверенный голос, совсем не такой как обычно.
-Примите же мою кровь и свяжите меня с собой узами клятвы.- После чего юноша оттолкнулся от воды. Подпрыгнув в воздух примерно на пять метров, он перевернулся в нём, сделав некое подобие сальто. В свете луны это движение выглядело особенно эффектно, оно напоминало часть какого-то танца. Головой вниз парень нырнул в воду и ощутил как кровь, вытекая из его тела, вязко распространяется в воде оазиса. Странное вяжущее ощущение на ранах в теплой воде оазиса и внезапную слабость. Парень ощутил как его тело начало слабеть от кровопотери и потому поплыл к берегу...
Выйдя на берег (переодевался он отойдя от палатки на солидную дистанцию.) Карукаме натянул на себя трусы (по типу семейных), и, достав заранее приготовленную аптечку, принялся обрабатывать свои раны.

Отредактировано Karukame Kashito (2010-02-27 15:14:42)

0

19

Пока девушка прослеживала хитроумные действиями марионеточника страх заняло удивление и недоумение. Но как только он ушел с озера, Сачико посчитала разумным вернуться в палатку. Но заснуть после сна уже не было возможным (по крайней мере, пока она не посмотрит свиток). Хотя объясняться с Карукаме… Но в общем-то это меньшее из двух зол которые могли произойти.
В палатке девушка уселась на свою половину, сложив ноги по-турецки и достав фонарик, посветила им в свитком.
С виду свиток был совершенно обыкновенным. Даже без опознавательных знаков. Небольшой, сантиметров десять в длину, он являлся достаточно пузатым, что говорило о его основательной длине.
Сачико вздохнула и медленно открыла его. Мелкий аккуратный текст гласил:
«Этот свиток предназначается последнему члену клана Театра Смерти. В нем он сможет найти все, чтобы пользоваться своей «Маской Смерти»…»
Девушка еще раз сглотнула. «…Отец?..»
«…Этот свиток – вводное пособие. Здесь рассказывается об истории Театра Смерти, о печати Маскарада, о самом Маскараде и его техниках. Этот свиток – все мои знания, которые я передаю тебе. Я предполагаю, что не вернусь с войны, но я знаю, что ты должна развить свои способности – эта основа нашей жизни, именно поэтому оставляю тебе этот, вероятнее всего как я уже говорил – последний дар. Прими его и пользуйся, пока не достигнешь полного контроля над своей «Маской Смерти». Кюдзо.»
После прочтения этого куска текста девочка остановилась, чтобы утихомирить разыгравшийся пульс.
«…Театр Смерти…Маскарад Смерти… Маска смерти… Везде повторяется слово «смерть». Но одновременно с этим и слова о театре, маскараде и масках… ТО есть то за чем что-то скрывается?... Так что ли?...»

Отредактировано Sachiko (2010-02-27 14:59:20)

0

20

Обработав свои раны и крепко перебинтовав их парень одел на себя остальную одежду, и посмотрев на небо произнес.
-Значит еще не время?- Ему казалось, что этот ритуал ничего не изменил, хотя это было и не так. Ритуал в любом случае был более символичным. Человек, совершающий его, просто напросто пытался переосмыслить клятву для себя и понять, что она значит для него. Карукаме понял, но он не увидел сути этого изменения. Оно изменилось где-то внутри него, глубоко в подсознании, и теперь оставалось осмыслить это.
Но сейчас – спать. Кашито чувствовал себя усталым – он потерял не слишком много крови, но этого хватило для ощущения слабости в теле. Слегка покачиваясь, парень решил вернуться к палатке и увидел, что в ней кто-то чем-то светит. Слабо ухмыльнувшись своей догадке, что он таки разбудил девушку во время ритуала, парень отодвинул ткань прикрывающую вход в палатку и увидел куноичи, рассматривающую какой-то свиток. Дружелюбно улыбнувшись, и прищурившись от света, Карукаме произнес шутливым тоном.
-Яре-яре… неужто это я тебя разбудил, Сачико-тяяян?- Затем он прошел в палатку и присев поближе к Сачико окинул свиток быстрым взглядом.

0

21

«Маска… маска… маска….  Она дает прикрытие ее носителю.. Она обманывает наблюдающего… Она бездушна но в то же время на ней всегда какая-то эмоция…»
Сачико услышала шаги за несколько секунд до того как Карукаме зашел в палатку.
«… Надо же… Так отвлеклась… Тебя могли убить…» - отстраненно пронеслись мысли в подсознании, но девушка обратила на них внимание. Кинув быстрый взгляд на Карукаме, Сачико чуть растянула губы в улыбке – ей стало намного спокойней, когда он появился, хотя вот вопрос о том, отчего она проснулась, особого восторга не вызывал. Отрицательно качнув головой, девочка выключила фонарик и проговорила:
- Да нет, - Сачико кинула взгляд на свиток, вспоминая, что нагнало на нее такой страх, - Просто был слишком плохой сон… - вздохнув, она опять подняла взгляд на марионеточника. Он вроде бы что-то там резал на себе, или, в общем, делал что-то непонятное, но спросить все же стоило, ибо, когда произносят что-то типа: «прими кровь» - не происходит ничего радужного и слишком веселого, - Как ты?

0

22

*Интересно…* подумал юноша, беглым взглядом пробежавшись по свитку. Он не пытался вдаваться в подробности, да и не считал, что Сачико это одобрит, и потому ограничился тем, что опознал это как наставление от кого-то. И, похоже, это касалось только самой девушки, и потому Карукаме не стал вчитываться подробно в развернутый свиток. Вместо этого он повернулся к Сачико головой и, ласково улыбнувшись, ответил шутливо.
-Я – нормально, а вот слишком плохие сны… это плохо. Зря ты отказалась от колыбельной.- Затем он приобнял девушку за плечи и продолжил.
-Заканчивай… Завтра будет долгий день, всё-таки начало тренировок.- эту фразу произнес он уже вполне серьезным тоном, в котором все таки слышались определенные нежные, ласковые оттенки. Похоже из-за того что кукловод чувствовал усталость в теле он стал несколько более спокойным и дружелюбным. Хотя может на юношу просто так влияла атмосфера, все-таки глубокой ночью в одной тесноватой палатке с красивой девушкой находиться удается крайне редко.
-И не бойся снов… я ведь рядом. Ложись спать... - Ласково прошептал Кару, улыбнувшись чуть шире. В этом всем была некоторая шутливость, но в целом парень был вполне серьезен.

0

23

«…Как в воду смотрит!…» - промелькнула ненавязчивая мысль.
Она не любила чувствовать себя ребенком. Потому что это было не по-взрослому (а она считала себя уже достаточно взрослой) и… и так хорошо. Ведь ребенка всегда защищают, лелеют. Он не сталкивается ни с чем плохим и его все любят. Конечно же, ему иногда достается  за свои проказы но, в целом его жизнь весла и беззаботна.
Но вот ребенком девочка сейчас себя и чувствовала. Внутри стало подниматься что-то такое, что называется «смущение», но он было резко подавлено. Такое надо задавливать на корню если не хочешь чтобы до твоих настоящих мыслей и желаний докопались а потом могли тебя шантажировать. Не зря же в мире шиноби правило не показывать своих эмоций?...
Сачико хотела сказать о том, что с марионеточника еще «должок», но зевнула, поспешно прикрыв ротик ладошкой, а только лишь затем шутливо буркнула:
- С тебя слова той песенки не забывай!

0

24

-Я тебе обязательно их запишу… а сейчас спать.- Шутливо произнес Карукаме, спокойно ложась на свой развернутый спальный мешок боком, и развернувшись в сторону девушки убедился в том что та все так же сидит и читает свиток.
-Kugutsu no jutsu...- тихо прошептал он, прикрепляя к плечам куноичи нити и не сильно, но настойчиво тяня их в свою сторону. Этим действием он намекал девушке, что пора заканчивать со свитком и отдыхать. Пока Кашито делал это, он слабо улыбнулся и спросил.
-Скажи, а чем тебе так понравилась эта песня?- Затем кукловод свободной от нитей рукой неспешно вытащил из кармана штанов бутылочку с соком растения которую подарила ему Сачико  и откупорив её зубами припал к горлышку пытаясь вернуть организм к норме. Ему не слишком нравилась эта слабость от потери крови и сейчас стоило пить побольше воды, иначе это могло быть чревато обмороком что, в общем-то, не слишком приятно. Итак, наслаждаясь своеобразным вкусом сока растения парень смотрел на девушку задумчивым взглядом будто пытаясь понять чем это она так увлечена и что именно так привлекло её внимание в этом свитке.

Отредактировано Karukame Kashito (2010-02-27 16:31:02)

0

25

После того как Карукаме сам подтвердил, что он напишет (теперь ему придется точно это сделать)  Сачико не спешила откладывать свиток. «…Что же будет?…Отчего у меня эти сны? Почему? Зачем? Это, по-видимому, дальше написано, но…»
Но она не успела додумать – что-то мягко, но от этого не менее материально потянул ее назад. Первым предположением было то, что у нее уже галлюцинации наяву, но увидев манипуляции Карукаме, она закатила глаза и не слишком сильно ткнула марионеточника пальцем в ребра (благо что сидели близко тянуться было недалеко):
- Я тебе с твоими нитями…! –  с улыбкой и угрожающим голосом проговорила она, - А песня… - грациозно откинув с лица мешающую прядь она свернула свиток и, помахав им в руке как бы невзначай предупредила, - И не обижайся если ты через несколько часов тебя что-то разбудит, а со мной будет твориться что-то непонятное! – она заложила свиток внутренний карман плаща(фонарик отправился туда же), чтобы в случае чего он был под рукой и, завернувшись в плащ, наконец, легла, повернувшись в Карукаме лицом, - Не знаю. Чем-то зацепила. Она вроде бы и грустная, и некоторое отчаянье в ней есть, но в то же время в ней есть сопротивление судьбе, надежда… Так что…
Улыбнувшись, девушка повернулась на спину и посмотрела в темноту. «…Земля, забытая богом…» - эти строчки, наверное, единственные, что так сильно врезались в память вызывали как раз те противоречивые чувства – сознание обреченности и чувство жажды борьбы которое она так любила ощущать в себе, потому что в такие минуты она действительно чувствовала упрямство, которое ей настойчиво повторяло, что все получиться, лишь постараться чуть больше.

Отредактировано Sachiko (2010-02-27 18:30:30)

0

26

Когда Сачико тыкнула Кару пальцем под ребра, тот улыбнулся и отцепил тонкие нити от девушки.
-Да ладно тебе, иначе ведь так и сидела бы над этим свитком.- Шутливо произнес он, наблюдая как куноичи готовится ко сну. Ему понравился тот факт, что она нашла в этой своеобразной истории нечто интересное. Но история та еще не была до конца восстановлена и местами рифма была не совсем верною. Это было древняя баллада, которую очень любили в клане Кашито. Баллада о древнем городе, который по слухам реально существовал. В оригинале у неё было развитие, но большая часть этой сказки была утеряна, и теперь осталось лишь это вступление.
-Знаешь… я рад что тебе понравилась эта история.- Произнес кукольник улыбнувшись доброй и открытой улыбкою. Приобняв девушку за плечо, он, практически по-братски поцеловал её в темечко, и тихо прошептал, с нотками ласки в голосе.
-Ну что, теперь чувствуешь себя спокойнее? Если что, я буду рядом… - Затем он сделал небольшую паузу и вновь немного отстранившись от девушки но, тем не менее не выпуская её из легких объятий, дополнил свою фразу.
-Спокойной ночи, Сачико-тяяяян.-

Отредактировано Karukame Kashito (2010-02-27 19:56:46)

0

27

В этот раз чувство под названием «смущение» пробралось на волю и щеки порозовели. Хотя благо Карукаме уже не мог видеть ее лица, и поэтому данное проявление эмоций она смогла благополучно скрыть. «… Что-то такое ощущение, будто мысли читает… Я здесь… Я рядом…» - с толикой возмущение подумала девочка. Но эти мысли надолго не задержались, так как голова была забита другим – технически он ее обнимал. И даже поцеловал. Ну, то, что она так часто целовала брата, когда тому было года четыре, не считалось, потому что-то было еще, когда и то ее брат. А тут совсем другое дело.
К тому же… Хм… Если он может себе что-то позволить почему нет? Впрочем, они же друзья, так что все не выходит из-за каких либо рамок, поэтому Сачико один плавным движением перевернулась на бок и, чуть ближе придвинувшись к марионеточнику, удобно устроилась на его предплечье.
- Спокойной ночи Карукаме-кун, - промурлыкала она. Внутри нее что-то было довольно, будто бы совершило свою маленькую месть. «Ты так, а я вот так!» - Как бы утверждало это что-то: «Как тебе это понравится?», -  Приятных снов…
Будучи в полукруге тепла исходящего от тела марионеточника девочка вспомнила о том, о чем думала первый раз ложась в этой палатке рядом с ним. «…Не одна? Неужели тебе так необходимо общество?...» Но внезапно в подсознании вспыхнуло воспоминание сна. «...Черт… хоть бы Маскарад опять не взбрыкнул…» Глубоко вздохнув, попытавшись отогнать плохие мысли, девочка расслабилась, пытаясь заснуть, что казалось очень легко.

0

28

Когда девушка устроилась поудобнее на предплечье кукловода тот спокойно и ласково улыбнулся, после чего с заботой посмотрев на куноичи, лежащую практически вплотную к нему, подхватил свободной рукой скинутый плащ и прикрыл себя и девушку им сверху как одеялом. Воздух был уже холодным, земля остыла, но Карукаме было тепло и приятно. Он ощущал размеренное дыхание спящей напарницы, и от этого его сердце начинало биться быстрее, несмотря на усталость. Кашито ощущал спокойное, мягкое тепло, исходящее от её тела и медленно уходил куда-то в глубины сна сопровождаемый этим ощущением комфорта и уюта. Парень не любил одиночество, и потому сейчас он заснул гораздо быстрее, чем обычно...
Сон принял его в свои нежные объятья, и будто щадя усталого кукловода, не стал мучить его новыми образами из подсознания или же осмысленностью. Это было подобно растворению среди темноты, но не той темноты, которую так бояться маленькие дети, а совершенно иной. Мягкой, нежной, спокойной тьмы, в которой сознание могло спокойно отдохнуть, не перерабатывая сотни событий произошедших за последние дни. Покой, пожалуй, именно этим словом можно было охарактеризовать этот сон. Покой сознания в колыбели безмятежности и отдыха от дневных забот.

0

29

Последним ощущением реальности было тепло. Затем же настал холод. Зимний холод. Послышались какие-то голоса. Кто то что-то говорил… Сачико будто бы оказалась в чьем-то теле. Тело девочки примерно ее возраста. Вокруг был снег. Много снега. Местами кровавого. На глаза падали черные волосы. Она, эта девочка, лечила кого-то. Вроде бы ее сверстник. Волосы тоже черные как смоль, а глаза алые как закат. «…Неужели те, кто был в клане? Опять их память?...» На спине у мальчика были три открытые раны, пересекающие всю спину.
- Иши, ну как ты мог! – это был не ее голос, но явно говорило это тело, тело в котором она была. Голос был наполнен отчаяньем и слезами. Мальчик лишь скривился,- У тебя же кость видно!  - действительно, из раны было видно что-то не похожее на мясо, - Я не смогу ее залечить у меня же только легкие медицинские техники!... Зачем было бросаться защищать меня?!...
- Похоже, нам неправильно дали задание Амэ, - досадливо поморщился мальчик, - Это не ранг D, это как минимум ранг A…
- Иши! – воскликнула девочка. На сей раз, Сачико почувствовала, как по щеке катилась слеза.
- Перестань Амэ! По крайней мере, я тебе дал время применить технику! Ты же их всех убила Маскарадом! Так что нечего теперь сожалеть! Сосредоточься лучше на лечении!
«…Маскарадом?... Значит, я не ошиблась?..»
Резкий выход из сознания сна. Сачико по-прежнему лежала там, где лежала. Она по-прежнему была укрыта плащом. Но по телу всему ее телу и телу марионеточника тонкой, меньше сантиметра полоской проходила ее зеленая чакра. «…Медицинская чакра?! Уже прибразованная?!...» Девушка как можно быстрее, чуть ли не отскочила от Карукаме. По его телу чакра практически сразу потухла. А вот по телу Сачико все еще светилась, выходя из тела, но уже меньше словно успокаиваясь.
- Черт! – с чувством пробормотала девочка. Она еще не знала, что зрачки опять расширены и только алая кромка обрамляет черноту. – Черт! Черт! Черт!...
Тут же она почувствовала, что начинает кружиться голова и по телу разливается, смертельна слабость.

Примечание: в связи с этим "непроизвольным" выбросом Сачико теряет 2000 единиц чакры.

0

30

Кукловод проснулся от приятного, слегка покалывающего ощущения тепла. Он уже ощущал подобное, но спросонья не мог вспомнить, где и когда. Раны вскрытые этим вечером медленно начали заживать – медленно лишь из-за того что чакра девушки не была направлена именно на них. Приоткрыв глаза, парень ощутил, как девушка подскочила из его легких объятий, и рывком отсела подальше. Затем послышались проклятия с её стороны, и это заставило кукловода окончательно выйти из дремы. Подняв взгляд на лицо Сачико, он увидел на её лице какой-то странный, неестественный страх, и застыл глядя в её расширившиеся черные зрачки. Да, он уже видел это…
Сейчас, похоже, происходило то же самое, что и тогда, в её номере, когда куноичи сидела на кровати, и с ней творилось нечто подозрительное. Тогда кукловод отнесся к этому спокойно, но сейчас, когда солнце еще не взошло, это все выглядело несколько пугающе. Но юноша не выразил страха. Сглотнув ком, невесть откуда появившийся в горле, он хотел было что-то сказать, как вдруг увидел, что девушка стремительно слабеет. Реакция Карукаме последовала незамедлительно, невидимые нити обвили торс девушки поддерживая её тело, после чего и сам кукловод инстинктивно желая хоть как-то помочь своей напарнице справиться с этим странным явлением быстро пододвинулся к ней и… обнял.
На самом деле это не входило в его планы. Он просто хотел взять ту за плечи и попытаться вывести его из этого состояния, но запутавшись ногами в своем плаще, в итоге чуть не свалился на куноичи сверху и только успел приостановить её и свое падение уперевшись одной рукою в пол, а другой подхватив ослабшую Сачико и плавно опустив её на тканевое покрытие из которого была сделана эта небольшая палатка. Осознав текущее положение юноша смутился и на щеках его выступил легкий румянец, однако сейчас было не самое удобное для смущения время. Глядя в её глаза Карукаме произнес мягким, не слишком решительным тоном.
-Сачико, останови это. Ты слабеешь. Возьми себя в руки. Или, или ты слишком испугана сейчас?- Свободной рукой он коснулся волос девушки, и повторил еще раз, уже с большей решительностью в голосе все так же глядя в её глаза.
-Останови это. – Лица подростков были близки, и Карукаме, вглядываясь в внезапно расширившиеся зрачки девушки, сам уже начал ощущать странный для себя страх. Почему-то он испугался за свою напарницу... Его не пугала исходящая из неё чакра, её несвязные реплики, но состояние Сачико заставляло кукловода беспокоиться и бояться за свою боевую подругу.

Отредактировано Karukame Kashito (2010-03-03 18:57:57)

0