Naruto-RPG - форумная ролевая игра по аниме и манге "Наруто"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Окрестности озера Товада

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/1/15/Lac_towada.jpg

Озеро Товада - это крупное кратерное озеро на территории Страны Огня. Оно расположено на высоте 400 м над уровнем моря, недалеко от страны Риса. Стенки кальдеры достигают в некоторых местах километровой высоты и особенно высоки в районе спящего одноименного вулкана "Товада". Ярко синий цвет озера является следствием чистейшей, хоть и прохладной воды, а так же большой глубины озера (до 300х метров). Видимость в воде составляет около 15м. Озеро частенько посещают туристы из других стран. Оно пригодно для купания, если вы не слишком боитесь холода, и является излюбленным местом отдыха путешественников. Здесь частенько встречаются гостиницы и пансионаты, особенно они популярны поздним летом, когда здесь проходит общий праздник Кунидзанкай-мацури.

0

2

Озеро Товада сверкало в ночном свете неровными фантасмагорическими кляксами. Несмотря на вроде бы "не холодное" время года, здесь на воде уже забрезжили рваные края тончайшего предутреннего ледяного глянца на матово-черной, обманчиво недвижимой студенистой массе. Озеро было достаточно крупным, и даже для Конохи, привыкшей иметь по максимуму,оно казалось довольно необычным. Почти идеальный эллипс, вытянувшийся не менее чем на два километра. В том участке что довелось видеть от берега до берега в самом узком месте было не меньше метров пятьсот-шестьсот. Кругом лес, в темноте кажущийся непроходимо-густым. Грунтовая дорога, по которой везут шиноби, похоже, единственная соединяющая артерия между обжитыми местами и чуть виднеющимся в предрассветных сумерках кирпичным зданием.

Закрытая укреплённая повозка, как для заключенных, везла наших героев-шиноби к их новой судьбе, слегка подсвечивая себе в темноте висячим фонарем. Похоже, кучер прекрасно знает дорогу. Путь вильнул у самой воды, пошел берегом, чуть отклонился - это было заметно через решетчатые окна. Впереди – темный силуэт железных ворот, высокая каменная стена, кокетливо полуприкрытая сверху витками колючей проволоки. Повозка мягко притормозила. Перед воротами возникли две фигуры в строгой форме отдающей военными действиями, что канули в Лету десятки лет назад... Гулко звякнул металл о металл, и створки скрипуче разошлись в стороны, а повозка  въехал во двор – просторный, но неухоженный, с полузатоптанными клумбами, перед массивным четырехэтажным зданием из серого кирпича.

Скорее всего, мы на территории средней руки окрестного дома отдыха, а судя по снующим по двору людям в форме, этот санаторий на сегодняшний день используется не по своему прямому назначению. Наблюдательному глазу будет ясно, что эта метаморфоза произошла недавно -колючая проволока навалена в спешке, да и железные ворота бросаются в глаза, как инородные тела. Над всеми постройками еще витает аура тихого, чинного отдыха трудящихся деревообрабатывающих  или кузнечных мастерских.
К машине подскочили два грузных амбала с обнаженными мечами наперевес. Дверца открылась, и всем шиноби жестом предложили выйти.
– Пошли, – один из амбалов качнул острием меча в направлении парадным дубовым дверям некогда оздоровительного заведения.

0

3

Кай все еще приходил в себя после произошедших событий, несколько лет им удавалось скрываться, занимаясь не самими хорошими делами и, в один прекрасный момент их постигла череда неудач. Поимка АНБУ, где несколько суток пришлось провести в местной тюрьме Конохи, потом последовало странное предложение, на тот момент оно казалось лучшим из вариантов, но сейчас в голову лезли сомнения. «Как такое могло случиться…» - задавая себе вопросы без ответов, Кай смотрел в пол, совсем не интересуясь пейзажем, который можно было разглядеть через небольшие щели в повозке. Через несколько минут парень понял, что они приехали. «Рин только не делай глупостей», - неоднозначно посмотрев на сестру, он обернулся к открывающейся дверце, амбал появившийся в проеме, чуть не лишил Кая части волос размахивая мечом. «Смотри куда тычешь идиот!» - вырвалось в сознании, но озвучивать это парень не стал, лишних синяков получать не хотелось. Спокойно выйдя из повозки, бывший чунин направился туда, куда указывал охранник, все тем же мечем. Кай шел спокойно пытаясь осмотреть достопримечательности и изредка поглядывая на сестру. «Хм, неужели они этот «санаторий» специально для нас оборудовали?» - стреляя глазами в стороны, парень осматривал периметр нового места жительства, пока не оказался у дубовой двери здания.

Отредактировано Kai Minami (2010-04-15 16:07:58)

0

4

“И надо же было так глупо попасться!” – Рин все еще не могла понять, где они сделали ошибку. Повозка везла их с братом в неизвестном направлении. Пристально всматриваясь в ночное сверкающее небо, которое было видно через решетки, она прокручивала варианты побега. “Нет, все бессмысленно. Так я сделаю только хуже.” – теперь они куклы, за ниточки которых дергает кукловод, скрывающийся в густой тьме. ”Печальная перспективка.” – она улыбнулась сама себе. Недавнее предложение, казалось, было выходом из сложившейся ситуации. По крайней мере, это гораздо лучше, чем гнить в камере, зная, что твоя жизнь просто помеха для всей деревни. Сейчас было выгодно повиноваться и не делать глупостей. Лучший союзник для нее и брата - время. Рин взглянула на Кая. Тот смотрел с явной просьбой угомонить все свои свободолюбивые порывы. “Все будет хорошо.” – она уже было хотела положить ладонь брату на плечо, но тут повозка качнулась и остановилась. Дверца открылась и в проеме появилась  физиономия “шкафа”. “Как мило. Радушный прием. ” – амбал тыча мечом показал направление, куда нужно было идти. В серебре лунного света просматривались силуэты зданий, находившихся на территории. К одному из таких знаний и привели ребят - “Шоу начинается.”.

0

5

В просторном холле шиноби встретил низкорослый широкоплечий человек при густой черной бороде и, опять же, в форме. Рядом с ним стояла очередная пара амбалов, только были они наголо обриты и (не в пример текущим провожатым) осанисты и жилисты. С первого взгляда было понятно: эта троица – настоящие профи. Остальные, во дворе и у ворот – так, ерунда. Вооруженные статисты.
– Будете обращаться ко мне «Гансоу», понятно? – гаркнул бородач. Он скептически посмотрел на прибывших и поморщился. Видимо ответа от них не очень то требовалось. – Гной, проводи новичков в каптерку.
Один из лысых недвусмысленно махнул рукой, коротко произнеся "Идите за мной". Несмотря на странную кличку, он, кажется, не слишком обижался.

Из холла в обе стороны расходился широкий, с множеством дверей, коридор. Вообще в архитектурных особенностях санатория вникнуть было не сложно. Все стандартно – на каждом этаже холл, коридор и двери номеров, в концах коридоров широкие пролеты лестниц, одноэтажная пристройка в торце здания – столовая, рядом с ней примостился актовый зал с непременной будкой механика. Сколько здесь выпито сакэ отдыхающими в былые времена, какие страсти здесь бушевали в пресловутые «дни здоровья»… а сколько детей зачато, и не сосчитаешь. Короче, как и чувствовалось с первого взгляда, раньше люди отдыхали здесь тихо и чинно. Не то, что сейчас.
В конце коридора группу ожидала лестница, только повели всех не вверх, а вниз, в подвал. И сразу же уперлись в тесный закуточек с тремя дверями. На одной – табличка «Техническая», на другой – многозначительный квадратик с номером 3, на третьей – надпись мелом: «Тир». Все прошли в дверь с номером и оказались в тесной комнатухе, меж ворохами сваленной на полу разномастной мужской и женской одежды. За низеньким обшарпанным письменным столом сидел пожилой дяденька в белом халате, рядом топтались четверо камуфляжных статистов.
– Раздевайтесь, – негромко велел Гной.

0

6

Череда незнакомых личностей продолжилась и в холле, где их встретил бородач в форме и еще несколько охранников, которые выглядели серьезнее, чем те, что с улицы. Внутри была вполне обычная для санатория обстановка не считая несколько «предметов интерьера» в форме, которые явно не выражали никакой симпатии к новоприбывшим.
- Есть, сэр… - безучастно ответил парень на «имя» бородача. 
Услышав кличку одного из охранников, Кай мысленно поморщился, ощущая всю нелицеприятность этого слова, но тот к кому обратился бородач, похоже, не сильно расстроился.
Топая по коридору, парень засунул руки в карманы, смотря по сторонам, как и на улице изучая обстановку. Оружие и прочее снаряжение забрали еще при поимке, все это время младшего сопровождало неприятное чувство незащищенности. «Нам необязательно иметь оружие, чтобы убить, но думать, что это обычные охранники было бы глупо. В принципе не так уж много изменилось, жизнь отступника тоже не сахар, разве что свобода, которая сейчас ограничена до неприличных размеров. Ну, этого следовало ожидать», - размышлял Кай, приближаясь к лестнице.
Подходя к лестнице, он с опаской поглядывал на Гноя, но спустилась вся процессия без происшествий. «Неужели я слишком пессимистичен, всю дорогу думал, что он скинет меня с этой несчастной лестницы, чтобы посмотреть как долечу. Хотя в данном случае я несчастнее лестницы», - едва заметно улыбнувшись на свои мысли, Кай чуть не уперся в стену, до того был тесный подвал по сравнению с холлом. Комната, которая оказалась следующим местом дислокации, была не больше закутка, из которого пришли.
В комнатушке помимо кучи одежды находилось еще несколько человек пожилой мужчина в белом халате и четверо рядом с ним. «Ох, как я не люблю толпы народу…», - мысленно фыркнул Кай, осматривая новых «знакомых». Но это было не самым неприятным событием за этот день, фраза Гноя окончательно убила все настроение.
- Хах? Ты что озабоченный? - удивленно спросил Кай. «Организация извращенных фанатичных солдафонов», - мысленно добавил он, но заметив настрой охранника, понял, что тот вовсе не шутил и эта некая комиссия, находящаяся за столом тут именно для этого. «Мне стесняться в принципе нечего», - смотря на чисто мужскую аудиторию, отметил Кай, - «а вот Рин… Видимо, я снова получу по полной программе, защищая ее интересы».
- Хоть мы и близнецы, но мы немного отличаемся. Глаза есть, смотреть нету? – оскорбительно завил парень, смотря на Гноя. – Вас никогда не интересовало, почему в нормальных организациях мальчиков и девочек осматривают отдельно? Может уже пора эволюционировать, глупые млекопитающие! – уже обращаясь к людям у стола, выпалил Кай.

0

7

Через некоторое время ребят завели в просторных холл, где их встретили еще несколько громил, а затем провожатые повели их по коридорам здания куда-то вглубь. За все это время с ними вполне сносно обращались, что очень настораживало Рин - ” Прямо как затишье перед бурей…”
Спустившись в подвал, ребят завели в небольшую комнатку, где за столом сидел пожилой мужичок в белом халате, как подумалось Рин - врач. И без того напряженную атмосферу усугубила фраза Гноя.
- Раздевайтесь?! – Рин инстинктивно схватила одной рукой край футболки, а другой – шорты. “Что что, а раздеваться перед этими убогими мужланами я не собираюсь!”.
- Попробуйте заставить и узнаете на собственном опыте, как трудно живется кастратам! – Рин смотрела на окружающих изподлобья. Они и так были неприятными типами, а сейчас и вовсе казались Рин омерзительными диградантами.

Отредактировано Minami Rin (2010-04-19 16:45:36)

0

8

- Совсем раздевайтесь, до белья, - угрюмо уточнил Гной, ни на шаг не сдвинувшись с места.
Видимо, такую реакцию он встречал не в первый раз, и она его совершенно не удивляла. Если другие качки ещё иногда давили улыбку, глядя на смущение новичков, то этому парню было совершенно до лампочки - похоже, он приказывал не для того, чтобы поразглядывать чьи-то телеса или кого-то унижать, а имел за этим иную, определённую цель. Глядя на него и на безусловное количественное превосходство противников, легко напрашивался вывод - Гной с товарищами могли всё что нужно сделать с шиноби и сами, но, видимо, в этом небыло особой необходимости, и мед. осмотр был такой же рядовой вещью, как проверка всех вещей и содержимого карманов.
Поэтому без лишнего нажима или ненужных угроз, он всего лишь угрюмо и, кажется, немного устало смотрел на шиноби, не повторяя. Они и сами всё поняли и в первый раз.

0

9

Гноя, похоже, наезды и упреки близнецов не сильно волновали, он даже не обратил на них внимания. Посмотрев на помощников Кай, вздохнул и начал стягивать с себя одежду, аккуратно складывая на пол, пока не остался в одних трусах. «Держу пари, если бы я стал дальше выкаблучиваться мне бы помогли. И зачем это все, неужели они пекутся о здоровье будущих «сотрудников»?» - вздохнув парень, пошел к мужчине, сидевшему за столом. Посмотрев краем глаза на Рин, он немного вздрогнул. «Она же мне не врежет за то, что я увижу ее в нижнем белье, как в те разы, когда я входил без стука, но это же будет не моя вина, хотя это никогда не было моей виной», - немного поникнув, Кай безразлично уставился на старика.

0

10

Как и ожидалось, слова Рин не возымели абсолютна никакого эффекта. "Вот если бы я была здоровенным, волосатым и мускулистым громилой с внушительным арсеналом оружия..." Девушка вздохнула и посмотрела на брата. Тот спокойно разделся и прошел вперед на пару шагов. Рин аж задохнулась от возмущения:
-Ты казлина! Меня тут маленькую, беззащитную сестренку собираются заставить раздеваться! А ты только и рад, что родился парнем! - близняшка со всего размаху  влепила брату подзатыльник. - И только попробуй повернуться, когда буду раздетой, я переставлю все твои вещи и помну все рубашки!
Вздохнув Рин начала стягивать с себя футболку: "Ну хоть белье на мне цивильное и то радует...". Раздевшись она встала на пару шагов позади брата.

0

11

- Руки в замок, на затылок! - неожиданно громко крикнул Гной в самую спину новичкам, подойдя ближе. Однако, судя по резкой, обескураживающей боли, в области спины - сцеплять руки было не обязательно, а вот отвлечься необходимо. Гной двинул коленом по почке Рин, а спустя мгновение дотянулся кулаком и до Кая. Нет, от не ожидаемой и быстрой атаки в спину нельзя было увернуться, какая бы подготовка не была (если, конечно, не прямо готовиться к подвоху, чего шиноби не делали). Удар не был особенно сильным, но боль яркой вспышкой пронзила разум, выбивая из колеи. Тут же подскочили статисты, повисли на руках, вцепились в волосы, один держал ноги.
- Доктор, приступайте, – Гной обратился к дяденьке в белом халате. Тот проворно выскочил из-за стола, подошел к сначала к Каю и, зажав удивительно сильными пальцами нос, тонким голоском с интонациями профессионального эскулапа ласково распорядился:
- Откройте рот, милейший. Прекрасно! Язык высуньте, пошевелите им, чтобы доктор видел всю полость рта. Молодцом! Во рту мы ничего не прячем, теперь снимите с него трусики, раздвиньте ягодицы…

Осмотр продолжался минут двадцать. Кая общупали буквально по миллиметру. Потом влили в рот какую-то гадость и подтолкнули к невесть откуда взявшемуся тазику. Тошнило от этой дряни ужасно. Следующей принялись за Рин, проведя те же самые процедуры.
- Все, осмотр закончен, можете… - окончания фразы шиноби услышано не было. Голова невероятно закружилась, а сознание воспользовавшись этой неожиданной возможностью, легко покинуло разум. Очнулись они уже лежа на грязном дощатом полу. Оба были совершенно голые. Рядом валялось ровно два пронзительно-белых хлопчатобумажных спортивных костюма. Комплект, куртка (на одной были заметны красные, наспех намалеванные цифры: единица и тройка, а на другой единица и двойка) и штаны. Если оглядеться по сторонам, то чунины находились в просторном помещение без окон, видимо какой-то подсобке, судя по петляютщим ржавые трубам на стенах. На потолке лампы дневного света. Наверняка подвал. Чуть поодаль от неих, на полу, сидят такие же люди в белых спортивных костюмах. Одиннадцать человек. Вокруг статисты в форме, все с мечами наперевес.
- Двенадцатый и Тринадцатый, одевайтесь! - Узнаваемый голос Гансоу звучал откуда-то сзади.

Отредактировано Taishita no Orochimaru (2010-04-23 13:35:13)

0

12

Сознание наконец-то начало возвращаться, вот только это не стало для Рин счастливой новостью. Все тело гудело, голова болела так, будто ей играли в футбол команда горилл переростков, а желудок, кажется, прилип к позвоночнику и явно в перевернутом состоянии. Так плохо было только после стряпни брата. Девушка попыталась открыть глаза и осторожно сесть. Оказалось, что она находится в какой-то подсобке, вокруг нее люди в белых костюмах, а совсем рядом сидит брат держась за голову и уставившись на нее.
-Ты в порядке? И чего уставился? - тут откуда-то из глубины помещения раздался знакомый голос, - Двенадцатый и Тринадцатый, одевайтесь!
-Двенадцать и тринадцать? - и тут Рин поняла, что сидит на голом полу совсем без одежды, а вокруг нее куча людей. В панике схватив лежащие рядом вещи и быстро натянув их, девушка не забыла заехать в челюсть брату, - Идиот!!!

0

13

Удар сестры непонятно за что, за которым последовала череда нелицеприятных событий, которые закончились тем, что сознание, не выдержав всего этого хауса, погрузилось во тьму.
Очнулся он уже в комнате с людьми, поднявшись, Кай, схватился за голову, спина тоже ныла после удара Гноя, плюс ко всему ужасно хотелось есть. Рядом лежали два комплекта белой одежды с номерами и Рин, которая только-только приходила в себя. Мозг еще не осознал всей картины и бездумно уставился на сестру, которая поинтересовалась все ли у него в порядке и что он собственно так смотрит.
Через секунду раздался голос Гансоу, который приказал одеваться. «Одеваться?» - начиная понимать все происходящее, Кай, наконец, понял, что он голый, следом за этим открытием последовал удар в челюсть, который от неожиданности повалил, обратно, на землю. «Какой-то я голый… Надо бы срам прикрыть», - сразу же подскочив парень начал натягивать оставшуюся одежду с номером 12. Оттянув край куртки, Кай недовольно посмотрел на нарисованный номер. «Ненавижу эту цифру», - мысленно фыркнул он и застегнул молнию.
Через секунду чунин уже полз в сторону сестры с довольно не добрым выражением лица. Положив руку ей на голову, он посмотрел ей в лицо весьма не добрым взглядом.
- Обозвать тебя хочется, как-нибудь не по хорошему! Это уже второй удар за день, да и чего я там не видел, плоскогрудая?! – возмущался Кай, совсем забыв про окружающих. «Опа, последнее предложение было явно лишним», - глаза метнулись в сторону, а на лице растянулась нервная улыбка. Усевшись рядом Кай, положил голову на колени и уставился в пол. «Это самый ужасный день моей жизни…»

0

14

- Вы двое, топайте к остальным. Слушаем меня все! Встать лицом ко мне, выстроиться в шеренгу, быстро. Вы, все тринадцать, отныне и навсегда мои игрушки, и я буду делать с вами все, что пожелаю, ясно? Ваша задача – беспрекословно меня слушаться и, главное, молчать в в ваши белые спортивные костюмы, покуда я сам не разрешу разинуть пасть. Понятно? У кого есть вопросы?
Новички, в соответствии с номерами, стояли в конце неровного строя. Голова у каждого всё ещё ощутимо кружилась, всё тело легонько пошатывало. Рядом, вероятно, под номером 11, стоял усатый мужчина примерно тридцати лет, днако не на много выше Кая ростом. Он шагнул вперед.
- У меня вопрос.
- Слушаю внимательно, – Гансоу сделал несколько шагов и остановился напротив усатого.
- А не пошел бы ты в жопу, Гансоу?
Тот нахмурился, меряя усатого взглядом.
- Смелый, да?
Усатый ничего не ответил, только усмехнулся. Стоящие в шеренге зашевелились. Кто-то довольно громко хмыкнул – и тут Гансоу щелкнул пальцами... Резкий свистящий звул от рассекаемого воздух куная практически слился со щелчком. Метал Гной. Почти не целясь, с пояса. Усатый, все еще продолжая улыбаться, опрокинулся на спину. Из теперь уже незрячей глазницы на пол потекла густая бурая кровь. Лишний раз можно было убедиться, что поговорку про устав и монастырь придумал очень умный человек.
- Еще смелые есть? – спросил Гансоу затихший строй. – Жаль, но, видимо, остались одни трусы. Послушные, покорные трусы. Я прав?

0

15

Услышав приказывающий тон Гансоу, Кай послушно встал и занял свое место. В этот раз он почти умоляюще посмотрел на Рин, зная ее характер и давно ощутив серьезность намерений их надзирателей, тихо повторил: «Не делай глупостей».
Под номером 11 стоял довольно низенький мужчина, хоть и ростом с Кая, но последний, то еще рос, а вот этот уже закончил свое физическое развитие. Усатый, похоже, еще не понял всей ситуации и не побоялся высказать свое резкое мнение в адрес Гансоу, наказание не заставило себя ждать и, сосед парня благополучно остался без глаза. «Что ж бунт на этом этапе можно исключить…», - заключил Кай, достаточно спокойно отреагировав на случившееся. «Этого следовало ожидать, глупо было думать, что с преступниками будут относиться хорошо», - чуть слышно вздохнув, парень безразлично уставился на Гансоу. Пытаясь в то же время уследить за Гноем, если сестричка, что-нибудь выкинет, Кай мог, хотя бы попытаться минимизировать последствия.

0

16

Рин встала рядом с братом по номеру на костюме. "Игрушки...это стало ясно уже после того предложения..." - девушка вздохнула и посмотрела на брата, тот прошептал: "Не делай глупостей." "Он что считает меня совсем безбашенной и глупой!?" - близняшка скептически посмотрела на брата и кивнула в знак согласия, она всего лишь чунин и выпады в таких ситуациях явно не уместны, хотя очень хотелось набить морду этому Гансоу. Её мысли прервал голос номера 11: "А не пошел бы ты в жопу, Гансоу?". Расплата не заставила себя долго ждать и через мгновение мужчина лежал на полу, а из пустой глазницы вытекала струйка бордовой жидкости. В принципе, для Рин такой исход не был неожиданным, всю серьезность ситуации она ощутила на собственной почке. "Сейчас лучше быть послушной и "трусливой" - целее останешься."

0

17

Проведя несколько часов в мерно покачивающейся тележке, Акено успела вздремнуть. Картинки событий последних дней, стремительной чередой сменяли друг друга. Зябко поежившись и от чего-то вздрогнув, девушка проснулась – тревожные предчувствия захватили её. А когда повозка остановилась и девушку вывели во двор, бывшего санатория – по крайней мере так ей показалось, она вновь погрузилась в апатию. Работа здесь кипела днем и ночью. После того как Акено оказалась внутри, потянулась череда новых знакомств. «Гной», «Гансоу» - всех новых людей девушка встречала одинаковым равнодушным взглядом, с откровенным и безусловно взаимным презрением.
После довольно «тщательного» медосмотра, она очнулась в камере. Я начинаю привыкать к такой обстановке. – с сожалением вздохнув об оставленных вещах усмехнулась Акено, натягивая белый спортивный костюм с цифрой 9. Устремленные на неё недвусмысленные взгляды собравшихся мужчин она проигнорировала. Одевшись и осмотревшись, Акено долго пыталась подобрать название их сборищу, но вскоре оставила эти попытки.
Следующим событием, привлекшим её внимание, стало появление в камере двух детей – очевидных родственников. Акено нахмурилась: неужели они тоже преступники? Вскоре после них последовали приказы Гансоу. Встав в шеренгу – благо тошнота отступила и Акено уверенно держалась на ногах, она обратилась в слух. Девушка, наконец, вспомнила цель своего пребывания здесь – обрести всю полноту силы своего клана, а значит, времени на ненужные рассуждения о другом пути и правильности своего выбора у неё не было. Приняв для себя такой план дальнейших действий – в конце концов каждый из 13 попал в эту камеру практически по собственной воле – Акено была искренне удивлена поведением 11. Мгновенная реакция нового начальства отсекла все возможности вольного поведения – приказ и его немедленное выполнение – вот и вся альтернатива и свобода поведения. Оставалось ждать приказа, что Акено и сделала, вгимательно вглядываясь в лицо Гансоу изумрудными глазами.

0

18

Гансоу подчеркнуто медленно достал из ножен на поясе широкий, остро заточенный охотничий нож. Поигрывая им, прошелся вдоль строя и остановился подле сутулого, низкорослого мужчины с бледным, осунувшимся лицом.
- Номер!
- Что? – не понял сутулый.
- Твой номер, спрашиваю! – Гансоу приставил острие ножа к горлу сутулого.
- Номер Семь.
- Номер Семь, ты трус?
- Что?
Похоже, после смерти усатого Номер Семь пребывал в состоянии легкого шока.
Острие ножа чуть надавило на горло, еще миллиметр – и кожа не выдержит натяжения.
- Повторяю вопрос: Номер Семь, ты трус?
- Д-да… – еле слышно выдохнул Седьмой.
Заученным, хорошо поставленным движением Гансоу схватил сутулого за волосы, запрокинул его голову и полоснул лезвием по шее.
Седьмой почти не хрипел, оседая к ногам убийцы. Пятки бывшего преступника еще выбивали об пол предсмертную дробь, когда Гансоу совершенно спокойно продолжил:
- Я не люблю смелых и трусливых. Еще я не люблю идиотов, готовых броситься на меня в надежде на… в надежде даже не знаю на что. Таких, например, как Номер…
Кроме шиноби, все остальные присутствующие быстро потупили взгляды, когда Гансоу окинул всех, явно подыскивая очередную жертву.

0

19

Каждый находившийся в этом строю спасал свою шкуру. Многие согласились на этот вариант лишь по причине того, что в тюрьме их дни сочтены, а здесь была относительная свобода. В замен на твои услуги ты кое что получал, и, одним из преимуществ была возможность продлить свои дни. По сути Рин и до этого жила по тому же принципу, только сейчас будут за нее решать, кого убивать, а кого оставлять в живых. Да и её собственная жизнь больше не принадлежит ей. Иллюзия свободы, иллюзия жизни.
Гонсоу достал свой нож и убил еще одного заключенного. Началась психологическая давка. Девушка смотрела на всю эту картину с явным отвращением. "Трусливых, наглых и непокорных прошу не беспокоить?". Тем временем Гонсоу продолжил "тестировать" дальше.

0

20

Наблюдая за спектаклем, который устроил Гансоу повлекшим смерть еще одного заключенного, Кай уже с ноткой недовольства на лице смотрел на своего надзирателя. «Трусы, смелые идут лесом, похоже, ему нужны безучастные члены общества без будущего. Кто бы мог подумать…» - обдумывая все происходящее, парень пристально смотрел на Гансоу, золотые глаза теперь веяли холодом. «Даже убийца больше медлит перед убийством, нежели он, похоже, это ему даже нравится», - на ходу составляя небольшой психологический портрет солдафона, Кай ждал, кого же он выберет следующим.

0

21

Действо начинало напоминать кровавую бойню, на которой забивают невинных барашкев или на своеобразный экзамен на психологическую  устойчивость. И не угадаешь как себя вести… - нахмурилась Акено, отводя взгляд от дергающегося трупа с номером семь. Трястись как запуганная девчонка или кидаться на Гансоу как до безумия смелый и отчаянный идиот она не собиралась. Надеяться на то, что Ван успел предупредить своих «коллег» об её уникальности надеяться не приходилось. Впрочем терять кроме цепей Акено было нечего, да и жизнью своей она в последнее время не сильно дорожила. Поэтому она решила рискнуть и повести себя естественно.
Она медленно подняла холодные, спокойные зеленые глаза на Гансоу. Он был убийцей – она тоже. Картина мастерской расправы над несчастным седьмым не могла не порадовать её – тень довольной улыбки легла на её губах. Конечно он мог сейчас подойти и так же легко перерезать ей горло, как не раз делала она – девушка с силой сжала кулаки и расправила плечи. Акено решила – если Гансоу сейчас подойдет – она не будет дрожать, не будет дерзить. Прожить еще несколько минут или лет в качестве его «куклы» девушке мало, а значит надо было выжимать из уставшего тела и разума максимум возможностей. И она замерла – с натянутыми как струна мышцами и нервами, уверенно глядя перед собой, готовая пройти «тест».

0

22

– Ладно, расслабьтесь. Хватит пока покойников, хотя их-то я как раз люблю. Строй! Бегом на улицу. Живо! Малейшее непослушание карается смертью, надеюсь, уже уяснили. Ну, живо, дерьмо!
И всех преступников, в числе оставшихся одиннадцати облаченных в белые одежды, часть из которые была уже немолодыми мужчинами или женщинами, быстро вывели к дверям. К слову говоря, человек внимательный мог бы во время экзекуции заметить, как изменились лица многочисленных камуфляжных статистов и лишний раз убедился - они всего лишь статисты. Ребята в военной форме переживали смерть усатого и сутулого, пожалуй, даже более эмоционально, чем стоявшие в строю рядом с обреченными. Спокойны были лишь Гансоу, Гной и второй бритый, двойник Гноя. Впрочем, сомневаться не приходилось: если надо будет, любой из безликой военной массы без сожаления воткнёт "белому" в спину меч или нож. Представление, устроенное Гансоу, возможно, было рассчитано и на них. Тот доходчиво продемонстрировал расстановку сил: люди в белом - это не люди, их можно резать, руководствуясь фактически логикой безумца-садиста, то есть без всякой логики...

– Быстрее, быстрее, – Гансоу ритмично хлопал в ладоши, – быстро побежали вокруг здания! В темпе! Еще быстрее!
Нестройной толпой всех отправили в бег, подгоняемые Гансоу. Через пару кругов его сменил Гной, затем Жаба – так Гансоу назвал второго бритоголового приближенного, всех остальных вооруженных надзирателей он звал Ямато.
– Темп, темп, мразь! Шестой, почему отстал?! Темп, сволочь!
   Примерно такими вот возгласами Гансоу встречал нас после каждого круга, возле центрального входа в санаторий. Здесь же менялись его подручные. Один круг бежит Гной, следующий – Жаба, затем опять Гной. Жаба подгонял отстающих разнообразными ударами ног по заднице. Гной бил кулаком в спину.

0

23

Вояки в форме оказались вовсе не вояками, либо очень восприимчивыми вояками, что как-то не стыковалось с реальностью. «Даже если они не военные подкрепленные опытом на службе, то не стоит забывать про политику Гансоу. Думаю если кто-нибудь из них посмеет ослушаться их ждет то же что и нас, а если так из двух жизней они выберут свою», - вздохнув Кай, сделал что им велели, побежал нарезать круги вокруг здания.
Во время бега всю процессию называли нелицеприятными словами то, что кричали отстающим, вообще не поддавалось цензуре. Кроме того бежавшие в конце подвергались всяческим избиениям, которые видимо были весьма извращенными подбадриваниями. «Хорошо хоть мы с Рин в форме, беготня в обличие отступника имела свои плюсы», - размышлял парень, наблюдая за происходящим. «Не только физическое, но и весьма не плохое моральное испытание, интересно, сколько из присутствующих задается вопросом “Сколько еще бежать?”. Пора перестать об этом думать на этом этапе думы ничего полезного не принесут», - потряся головой, избавляясь от лишних мыслей Кай, сосредоточился на беге. «А девушка под номером девять весьма красивая, хм~ что же она совершила…» - думая о преступлении бежавшей впереди особы, младший неоднозначно смотрел ей в спину.

Отредактировано Kai Minami (2010-04-27 17:30:03)

0

24

"Черт! Ненавижу бегать!" - Рин, с весьма не лесными мыслями в адрес троих самых активных громил побежала вместе, теперь уже с десятью, пленниками. "Теперь к психологическому давлению еще и физическое добавилось." Всех отстающих весьма неоднозначно подбадривали пинками, ударами и конечно же самыми милыми словами. Тренировки до побега и все годы вне деревни весьма неплохо поддерживали физическую форму близнецов, усталость практически не ощущалась. К тому же Рин прекрасно понимала, что сейчас главное не задаваться вопросом "Сколько еще бежать?", иначе усталость сразу тебя накроет. Девушка бежала бесцельно глядя себе под ноги. Кай напротив, активно о чем-то думал разглядывая девушку под номером девять. "Черт, он даже в таких ситуациях умудряется думать о таком!? Видимо гормоны душат бедного мальчика."
-Извращенец! - произнесла девушка обгоняя брата.

0

25

Воздух, солнце и Гансоу – наши лучшие друзья. – усмехнулась Акено, выходя на улицу вместе с остальными заключенными. Прозвучала команда «Бегом» и стадо в белых спортивных костюмах послушно засеменило тручцой по кругу. Надзиратели не отказывали себе в удовольствие лишний раз пнуть, ударить или просто «любя» послать даже не людей, а скорее существ да и то вряд ли. Пробежав несколько кругов босиком – благо не по битому стеклу бегать заставляли, Акено с полна ощутила все прелести полуголодного, лишенного сна существования. Шли третьи сутки, за которые девушке удалось урвать пару часов сна и пару ложек риса. Тело категорично отказывалось работать и официально ненавидело мозг, заставляющий его пахать на износ, неизвестно откуда черпая ресурсы. Под солнцем, медленно приближающемуся к зениту, и в неудобном костюме, из какой-то грубой ткани, бежать Акено становилось все тяжелее и жарче. Ещё круг – и вместе с дыханием из груди стал вырываться хрип. Начть хватать воздух ртом – означало полную потерю ритма и темпа – что скорее всего, каралось смертью. Ксо… - нахмурилась девушка, на бегу расстегивая молнию спортивной куртки. Штаны, которые оказались ей чуть велики пришлось завернуть и спустить на берда. Пара ловких движений – и Акено накинула снятую куртку на плечи, завязав рукава на манер галстука. Бежавший рядом номер 10 слегка оторопев от неожиданного преставшего зрелища женской груди сбился с ритма и отстал. Сзади вид также радовал взгляд – изящная спинка, полностью открытая взору, с искусно выполненной тату в виде инь ян на пояснице.
Акено обернулась на номер 10 и поймала на себя заинтересованный взгляд номера 12. Улыбнувшись и игриво подмигнув пареньку с розовыми волосами, она продолжила бег. Бежать стало легче и гораздо веселее.

0

26

Бегая на свежем воздухе уже пятый круг, даже откровенно рассеянный, но имеющий глаза человек успеет поглядеть по сторонам и осмотреть округу. Более внимательные же могли познакомимся, красиво выражаясь, с топонимикой, то бишь с привязкой объектов на местности. Между прочим, знакомство это было скорее удручающим. С трех сторон стена, где-то ближе, где-то дальше за деревьями. Стена высокая, даже шиноби не перепрыгнуть такую с земли, да и колючек поверх нее накручено от души. Единственное неогороженное пространство – берег озера.
   Однако неогороженное не значит неохраняемое. Вдоль берега натянут толстый стальной провод, к нему пристегнута карабином длиннющая цепь, на цепи собачка. Милый такой песик размером с теленка. Собака далекой горной национальности, исключительно служивая. Псина не лает, не рвется с цепи, лежит и смотрит на нас умными холодными глазами. Очевидно, собака прекрасно дрессирована и вверенный ей объект будет защищать, не жалея клыков... Нельзя забывать и о студеной водичке. Кто его знает, какая там глубина и что там на дне? Гипотетический беглец или лазутчик двинется скорее всего к месту, где стена соприкасается с водой, и попытается обойти стену, промочив ноги. Человек опытный, например, не преминул кинуть в соблазнительном месте парочку мотков колючей проволоки. Прямо в воду... А почему нет?

   После примерно двадцати минут бега подопытные кролики в белых спортивных костюмах начали уставать. Все дышали несколько напряженно, а кто-то уже откровенно с придыханием, силясь продолжать забег. Гансоу слегка поморщился после в очередной раз промелькнувшего мимо него строя - толи от облика полураздетой Акено, то ли от того, что видок у большинства был явно потрепанный.
– Ну что, уродцы, сдохли? – орал Гансоу. – Еще круг, быстро! Последний на финише получит сталью под сердце. Марш!
Скомандовал Гансоу, и все, с небольшой растерянностью, постарались прибавить ходу. Кто как мог.

Отредактировано Taishita no Orochimaru (2010-04-28 20:40:07)

0

27

То, что выкрикнула Рин обгоняя брата, вывело его из раздумий о бегущей впереди особе, лицо теперь выражало неподдельное удивление. «Как она узнала? Хотя я не думал ни о чем неприличном, чутье ее подводит», - нахмурившись, Кай стал смотреть в сторону, заодно изучая местность. «Похоже, они многое предусмотрели, о побеге на данном этапе не может быть и речи. Видимо мы задержимся тут надолго или встретим свой конец», - пока парень изучал все препятствия, стоявшие на пути мысленного побега, девушка, которой он был недавно заинтересован весьма бесстыжим образом сняла спортивную кофту и набросила на плечи, оставшись практически топлес.
Краем глаза, заметив представшую картину, Кай запнулся о камень и чуть не распластался по земле, к счастью сохранив равновесие. Раздраженно хмыкнув, он начал обдумывать увиденное, - «Это было бы ловким ходом по сокращению числа участников, но здесь, то другая игра, хотя кого это волнует?»
Пробегая очередной круг, Кай бросил свой взгляд на собаку, которая без особого интереса следила за участниками забега, что конечно не значило, что она не бросится на них при случае. Девушка под номером девять все же заметила его интерес и подмигнула, на что младший ответил улыбкой, разве что не помахал. «Ох, моя надоедливая сестричка уж точно не могла не заметить подмигивания девушки с татуировкой», - теперь уже Кай сверлил взглядом спину Рин. «А наш надзиратель снова радует участников “призом”, который получит проигравший, что в какой-то мере является не плохим стимулом не быть этим самым проигравшим», - обдумывая все происходящее, парень обернулся, чтобы оценить свою позицию. Какого же было удивление, когда позади никого не оказалось, а недавно бежавший последним резво его обгонял. «Пора заканчивать эти игры со смертью, надо меньше думать больше бежать», - подобрав челюсть и придя в себя, Кай вспомнил про бонусы, которые получают отстающие. Взяв себя в руки, он значительно прибавил в скорости и молнией пробежал несколько участников, успев показать язык, заключенному, который недавно с довольной миной его обогнал. «Ха, олух. Все же это было опасно».

Отредактировано Kai Minami (2010-04-28 21:15:47)

0

28

Рин бежала, попутно осматривая окрестности. "Да уж, они тут похоже все предусматрели." Особенно девушке понравилась огромная собака. "Такая ногу откусит и глазом не поведет. Придется ждать подходящего момента для побега, умирать по приказу я не собираюсь." Бежать ей уже порядком надоело, ноги начали становиться ватными, а дыхание сбивчивым. Все же бурные события последних дней давали о себе знать. Мысли об усталости прервал вид девушки бежавшей топлес. Безо всякого стеснения она сняла рубашку и опустила брюки. "Похоже она не из робкого десятка. Да и опыт чувствуется, вон братишка чуть носом землю не пропахал." - Рин хихикнула.
-Теперь у тебя будет о ком думать долгими бессонными ночами. - блезняшка явно веселилась говоря это брату. Ну хоть какое-то развлечение помимо этих милашек переростков. "Судя по внешнему состоянию большинства особей мужского пола братику может перепасть лакомый кусочек...хотя он, думаю, пока не дорос."
Все веселье ушло после того, как Гонсоу озвучил "главный приз". "Всегда мечтала..." - позади нее бежали еще пара человек. Народ прибывавший в небольшом шоке переглянулся и прибавил ход. "Черт, в таком темпе я буду этим "счастливцем"." Собрав свою волю в кулак девушка ринулась к финишу.

0

29

Местность радовала своим прекрасным воплощением темы «принудительно-добровольное лечение пороков нации». Озеро манило прохладой, в которой могли скрываться какие-нибудь хищные рыбки. Собачка, дружелюбно поглядывающая умными глазами на пробегающие мимо неё огромные стейки. Стены, подпирающие небосклон, с матками колючими проволоки. Все в этом «ухоженном» и «облагороженном» человеком пейзаже ярко отражало небезизвестную фразу: Оставь надежду всяк сюда входящий.
В свое время, странствуя по миру в поисках приключений, Акено повидала многое – но такого не видела никогда. Вся обстановка в буквальном смысле давила на вески, подчеркивая ничтожность «красных номеров». Рассчитывать на милосердие и сострадание или хотя бы человеческое отношение было глупо.
Пробегая ещё круг, Акено покачала головой, прогоняя ненужные мысли. До финиша, только продержись… - тяжело дышала она, заставляя, умоляя свое тело двигаться. И только она поверила в то, что может сделать это, как Гансоу «подбодрил» всех бегущих. Да чтоб тебя… - ругнулась про себя девушка, предпочитая беречь дыхание. Она отставала. В тот момент как все прибавили темп, и Акено из последних сил рванулась вперед, пусть тренированный, но очень уставший за последнее время организм, сдался. Обе ноги свело судорогой, мышцы трясло и разрывало от дикой боли. Нет. Не сдавать, не сдавать. – прохрипела Акено, закусывая губу до крови. Неимоверным усилием воли, преодолевая боль, девушка бежала к финишу, хотя многие бы на её месте уже ползли.
Держать высокий темп не удавалось – даже «двойняшки» обогнали её. Показался финиш. Ещё несколько человек обогнали её. И тут… Кто-то схватил её за куртку, сильно дернул назад. Акено потеряла равновесие, ноги, которые и без того плохо её слушались, подкосились и она рухнула на спину.
- Ублюдок… - выдохнула она, задыхаясь от боли и пыли. Вставай, вставай… - кричало сознание, мышцы слабо реагируя, все же смогли поставить тело на четверенки. Мужик с номером 10 лишь усмехнулся и продолжил свой неспешный бег – Акено была последней. Метров 15 отделяли её от финиша. Так ли я хочу жить? Зачем? Когда я здесь? Может хватит боли? – девушка уронила голову на грудь. Слеза боли, смешавшись с грязью и кровью упала на  землю. Краем глаза она увидела камень. Решение было принято. Не так. Так я не умру…
- Не проси, не сдамся. – почти прорычала Акено, морщась и пошатываясь от боли и усталости. Бросок и камень угадил мужчине в спину. Он обернулся, с улыбкой, думая, что девушка промахнулась. Но она не промахнулась.
- Sexy no Jutsu. – сложив последнюю печать, проговорила Акено. Мужчина сначала замедлил шаг, а потом остановился. Если перед Акено он смог устоять, то перед этой девушкой – не мог устоять никто. Большегрудая, с тонкой талией, ногами до ушей и копной золотисто-каштановых волос, абсолютно голая девушка медленно,подошла к номеру 10. Возможно, он помнил, что нужно бежать, но глаз отвести от Акено не получалось. Он стоял и ждал её. От неё пахло цветами, она улыбалась ему. Такой девушки у него никогда не было и больше не будет. У Акено не было оружия, да и убить его, было не самым лучшим способом выиграть гонку со Смертью. Она осторожно обошла его, продолжая ласково и в то же временно откровенно смотреть на него.
- Только не отводи глаз… Смотри на меня… Правда я красивая? – горячо шептала она, ведя его за руку к финишу. Он шла впереди, спиной к оставшимся участникам, которые навеняка уже финишировали. Что видели они? Что девушка под номером 9 ведет за собой 10. Она играла с ним, смеялась, увлекая за собой. Шаг, ещё шаг… - хрипела про себя Акено – держать иллюзию, и заставлять изнемогающее тело двигаться было неимоверно тяжело. Тут она заметила Гансоу – а значит финиш был близко. Она отпустила руки, погрозила спутнику пальчиком. Мужчина остановился. Девушка послала ему воздушный поцелуй, шаг, ещё шаг – и под ногами – финишная черта. Прощай. – усмехнулась она, снимая иллюзию. Подарить ему смерть во сне, значит проявить милосердие – но в этой зоне выживания не было таких понятий.

0

30

С командой все побежали быстрее, как один. Топали, правда, в основном нестройной толпой. Номер Пятый впереди прибавил скорость и оторвался от группы шагов на десять. Остальные тоже поднажали, но Пятерку догнать не смогли. Сзади негромкий раздался крик, сменившийся звуком падающего тела - это Десятка решил проявить себя джентльменом и прекратить мучения дамы. Впрочем, та тоже не осталась в долгу и спустя несколько секунд роли палача и жертвы резко поменялись местами. Все финишировали почти одновременно, за исключением Пятого, обогнавшего остальных на добрых двадцать метров, и Десятого с Девятой, сильно отставших от всех.
Когда Десятка очнулся и пришел в себя, его ждало большое разочарование. Все уже были за финишной чертой и упорно старались не смотреть последнему в глаза, когда его наивный, по детски растерянный взгляд молчаливо старался хоть в ком-то найти поддержку. Когда Десятый всё же осознал "что" произошло и медленно обернулся к Гансоу, тот уже принялся неспешно расстегивать набедренную кобуру с кунаем - он тоже отметил трюк Акено и слегка улыбался. До опоздавшего от него было не более пяти-семи метров, и промахнуться тут было бы сложно.
И тут Десятый прыгнул. Пролетев ласточкой, он резко покрыл добрую половину расстояния, отделяющего его от Гансоу, умело приземлился на руки, выполнил кувырок и, сильно оттолкнувшись ногами от земли, всем телом налетел на бородатого палача.
Гансоу воспринял неожиданную атаку с завидным хладнокровием. Как только Десятка бросился в его сторону, тот прекратил возню с кобурой, чуть согнул ноги в коленях, опустил руки и развернул корпус к нападающему. Гансоу мог отойти в сторону, пропустить нападавшего мимо себя или контратаковать встречным ударом, но он предпочел более сложный вариант. В тот момент, когда Десятый как торпеда врезался в грудь Гансоу, бородатый, гася удар, удивительно плавно и мягко прогнулся всем телом, почти что встал на мостик – и одновременно взмахнул руками. Раскрытые ладони звонко шлепнули по животу Десятки и подброшенное, словно взрывной волной, неестественно изогнувшееся тело заключенного несколько раз перевернулось в воздухе и с омерзительным хрустом позвоночника упало в нескольких метрах позади Гансоу. Здесь явно не обошлось без применения чакры или какой-то особой техники, это было понятно даже новичку.
– Что ж, нож в спину он не получит, – усмехнулся Гансоу, переведя дыхание и даже не оглянувшись на искалеченного Десятого. – Приберегу оружие для другой игрушки. Эй, кто-нибудь из Ямато, уберите это тело!
Двое в форме, отделившись от массовки подошли к телу Десятого, подхватили его за ноги и поволокли через двор. Второй застонал. Он был в беспамятстве, но еще дышал.

– Слушай мою команду, мразь! – продолжил Гансоу. – Живо построиться! И марш за мной в подвал. Там вас ждет очередной аттракцион.
Заключенные послушной вереницей пошли вслед за бородатым распорядителем. Гной и Жаба пристроились сзади, по бокам топали Ямат'ы с мечами, теперь смотревшимися в их руках просто смешно. Неспешно пройдя по коридору первого этажа, вся процессия спустилась в уже знакомый закуток с тремя дверями. Всех ввели в помещение, на двери которого мелом было написано «Тир». Это был тот же подвал, где состоялось знакомство Гансоу с его игрушками и откуда всех потом повели бегать. Здесь погибли первые двое. Вполне логичным было бы сделать так, что бы пока проходили бега, в этом подвале прибрались и убрали мертвые тела двух первых жертв, однако, "логикой" в местных планах явно не руководствовались.
Первое, что все увидели, войдя в «тир», были два обнаженных трупа у дальней стены. Их аккуратно усадили подле труб парового отопления и зафиксировали в таком положении с помощью проволоки и веревок. "Сейчас будем метать ножи," – объявил Гансоу. "Выходите на рубеж по двое, берете с пола кунаи и кидаете их, метясь мертвецам в живот. Советую не мазать."
Рубеж располагался в пяти шагах от трупов. Чтобы попасть в подобную цель с такого расстояния незнакомым, чужим для руки лезвием, нужно очень хорошо уметь обращаться с холодным оружием. Всего предлагалось каждому сделать по пять бросков, но, помимо чисто технических сложностей, было в этом задании кое-что изощренно-издевательское. И дело не в том, что ножи должны втыкаться в обнаженное, не успевшее закоченеть мертвое тело. Все собранные здесь, подопытные кролики - товарищи проверенные, набирали их не из числа благородных девиц и рефлексирующих интеллигентов. Но основное, что каждую секунду давило каждому на мозги, было то, что каждый из участников, вольно или невольно, легко мог представить себя в качестве мишени с обнаженным пузом. Еще и часа не прошло с момента первого построения, а уже три трупа. Просто физически ощущалось, как в стоящих рядом облаченных в белое людях медленно, но верно закипает адреналин. Каждый готов был взорваться в любую секунду – и сделать все, чтобы подороже продать свою жизнь. Пять метательных ножей, один в руках, четыре на полу возле ног, чистейшей воды провокация.
Логика стучала в голове как молоток - ты обречен, действуй!
Но та же логика потом подленько шептала: нет, не ты - они! Они изначально были обречены, весь разыгранный спектакль – специально для тебя, единственного, избранного, неповторимого. Их, а не тебя должны были убить и убили. Для чего? А в кого бы тогда надо было бы метать ножи?
   – Давайте, в темпе! Вышли и швырнули! – рявкнул Гансоу. – Или хотите присоединиться к друзьям-мишеням?

0