Naruto-RPG - форумная ролевая игра по аниме и манге "Наруто"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto-RPG - форумная ролевая игра по аниме и манге "Наруто" » Аниме и манга. » Эпический Фанфик: "Итачи с Кашей" :Р


Эпический Фанфик: "Итачи с Кашей" :Р

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название: ЭПИК глава первая: О, Саске-кун!!!
Автор: Fuhrer Phibrizzo aka Phibrizzo
Жанр: Юмор… Яойчик, как всегда…
Персонажи: Орочи, Кабуто, Акацуки, Наруто, Ким-чан и еще…
Пары: Ой, много…
Отказ от прав: Угушечки… Противный Кишимото, это твое все…
Предупреждение: Итачи с кашей…
От Автора: Когда то трава была зеленее, небо, простите, голубее… А я посмотрела Наруто – и бросилась строчить этот фик, который впоследствие возненавидела, как заразу.

Просто несерьезная вещь, пародия на все жанры, которые Автор припомнил.

Пары: Много. Очень много... Но не в этой главе.

Есть придуманный персонаж, но это просто собака.

Внимание: если кто-то очень уж любит Итачи, то предупреждаю: он здесь странный, и этому есть объяснение. Никому не понравится, если его попытаются утопить в унитазе.

Писать про Орочимару становится дурной привычкой, поэтому Автор будет стараться не впихивать его в центр повествования. Опыт мой бесценный...

Глава 1: О, Саске – кун!
Кабуто допил свой чай и поставил изумительной красоты фарфоровую чашку на поднос, нежно и аккуратно, ведь это была единственная чашка в доме Орочимару – самы. Его учитель не считал нужным думать о таких обыденных вещах, как еда и обстановка в доме, поэтому верный ученик три раза в день навещал его, варил манную кашку и заставлял Орочимару ее есть. Тот дико отбивался и вопил, что использует Змеиные дзюцу, но Кабуто всегда напоминал ему, что змеи тоже едят кашку, и легендарный Сеннин мрачно принимался за трапезу.
« Такой беспомощный… - с умилением подумал медик, и очки его загадочно блеснули, - просто большой ребенок…»
Внезапно из ванной раздался полный боли и отчаяния крик Орочимару – самы. Кабуто мигом кинулся на помощь. Распахнув дверь, он узрил…
Орочимару, сидя на полу рядом со стилизованной по бамбук батареей, завернулся в полотенце и плакал.
- Орочимару – сама, - ученик сделал неуверенный шаг вперед, - что с вами?
- Кабуто… - низкий, глубокий голос синоби сейчас был наполнен невыразимой скорбью, - так холодно, Кабуто… Что это… За что мне это?
- Орочимару – сама…
- Кабуто…
- Орочимару – сама…
- Кабуто…
- Орочимару – сама…
Орочимару содрогнулся, словно от приступа страшной боли и обхватил себя руками.
- Кабуто… И НЕ ПЕРЕБИВАЙ! Я ЗНАЮ, ЧТО САМА!!! Кабуто… Давно хотел сказать тебе… - он замолчал и внимательные желтые глаза с вертикальными зрачками впились в ученика.
- Да, Орочи… Учитель.
Кабуто подошел ближе, стараясь не смотреть на сильное, прекрасное тело (это я пишу, это я пишу, это Я ПИШУ…. Мамочки!!!) того, кого всегда любил, но боялся признаться. Тело, отделенное от него лишь полотенцем. Он вздохнул, подавляя возбуждение и едва заметно улыбнулся.
- Все ваши желания – мои желания. Для вас я на все пойду!
- Кабуто… - Орочимару тяжело дышал, на бледном лице – ни тени радости.
- Если не скажу, - продолжил он, - потом буду жалеть всю оставшуюся жизнь. Кабуто, ты…
«Я готов, учитель! – ликуя, подумал Якуши Кабуто, - значит, моя любовь была не безответна!!! УР – РА!»
Тонкая белая рука потянулась к его лицу, Кабуто прикрыл глаза в ожидании родного прикосновения.
- Кабуто… - Орочимару шептал ему прямо в ухо, приятно щекоча кожу, - я давно хотел сказать тебе…
«Да, Орочимару! Ох, так звучит! Просто Орочимару, без сама, так трогательно!»
Цепкие пальцы схватили Кабуто за воротник и Орочимару – сама заорал:
- Вызови слесаря, наконец, кретин! Четвертую неделю без горячей воды сижу!!! Холодные ванны, блин! Я змея, а не морж!!!
Полотенце соскользнуло на пол, но Кабуто это увидеть уже не удалось…

- Саске – кун!!! Что ты здесь делаешь? – Кабуто все еще не слышал левым ухом, благо орать Орочимару – сама умел так, что особо чувствительные к звукам синоби сдавались сразу и без боя, а шишка полученая от многократных ударов душем по голове, дико болела. К тому же, обливание холодной водой из все того же злосчастного душа, привело к тому, что он подхватил особо неприятную разновидность гриппа. Так что, перспектива сражаться с Учихой его совсем не порадовала.
Саске стоял в дверях, сверкая злобным взглядом, но нападать не собирался. Что – то в его облике настораживало, и когда Кабуто понял что, то едва устоял на ногах.
Униформа сантехника и ящичек с инструментами…
- Бва – ха – ха – ха – ха! – зловещий смех Орочимару вернул его к жизни. Учитель, до этого мирно спавший в кресле, согнулся вдвое, пытаясь совладать с собой, но безуспешно, - мва – ха – ха – ха – ха!!!
- Ничего смешного я здесь не вижу… - Саске оттолкнул Кабуто и вошел в дом.
- Гва – ха – ха –ха – ха! – Орочимару тыкнул пальцем в мальчика и, потеряв равновесие, упал на пол, - карьерный рост, да?
- Орочимару – сама, успокойтесь! – Кабуто бросился к катающемуся по полу учителю, но его остановил голос Саске:
- Еще одно оскорбительное замечание, и воду будешь греть в кастрюльке до конца жизни. Я ясно выражаюсь?
Орочимару замер и нашел в себе силы подняться. Кабуто суетился вокруг него, отряхивая грязь с халата учителя и размышляя, что в этом году пол можно было и помыть. Для разнообразия, так сказать.
- Кабуто… Еще раз шлепнешь меня по заду, руки оторву, - невнятно пригрозил ему сеннин и кивнул на Саске, - покажи ему ванную. Мне уже все равно – кто это сделает, я хочу нормально помыться! Я старый больной человек, у меня артрит, артроз и ревматизм в придачу!
- Вы еще молоды! – восхищенно глядя на учителя, произнес Кабуто, - молоды и прекрасны, как…
- Оплата – почасовая, - напомнил о себе Саске, выразительно хмыкнув.
- Кабуто, - голос Орочимару приобрел змеиные нотки и он широко улыбнулся знаменитой маниакальной улыбкой, - проводи… гостя.
- Да, Орочимару – сама! – Кабуто схватил Саске за руку и потащил за собой. Тот посопротивлялся для виду (типа, «никто не смеет тащить клан Учиха»), но все же пошел.
Орочимару улыбался.
Его улыбка сводила с ума многих юных синоби, после этого ставших на путь зла.
Его улыбка для врагов стала зловещим символом, предрекающим скорую смерть.
Его улыбка…
- Шеюшть швело, - пожаловался сеннин любимой дворняге по имени Бакемунья и попытался придать лицу нормальное выражение. С пятнадцатой попытки, у него вышло.
- Эх, Бакемунья, - Орочимару опустился в кресло и взял животное на руки. Имя собаке дал Кимимаро, так он назвал ее, когда бездомная и одинокая мать десятков щенят вцепилась ему в ключицу. Имя прижилось, собака тоже. Правда, иногда Кимимаро злился, что его кости служат пищей для Бакемуньи, но вкрадчивые увещивания Орочимару всегда действовали успокаивающе и юноша на время примирялся с тем, что стал Пет Фудом.
- Гав, - сказала Бакемунья и лизнула руку хозяина.
- Воспоминания о прошлом мучают меня, - пожаловался синоби и вздохнул, - Саске – кун, он…

Рассказ Орочимару

Саске – кун… Я так долго ждал его. Все остальное в это время для меня потеряло значение. Я забыл о еде и тренировках, мог думать лишь об его теле…

Флешбэк 1:
Кабуто: А сейчас Орочимару – сама съест ложечку кашки за Кабуто!
Орочимару: Неа… О, Саске – кун…
Кабуто: Тогда, Орочимару – сама съест ложечку за Саске – куна!
Орочимару: Саске – кун… Ням – ням – ням! Давай добавки!

Флешбэк 2:
Кимимаро: Орочимару – сама! Вы дадите мне отпуск на пару месяцев?
Орочимару: Чего? Месяц назад я давал тебе отпуск на месяц! Иди работай! Бва – ха – ха – ха – ха!
Кимимаро: Чтож, пойду предамся блаженному одиночеству…
Орочимару: О – о – о… Ты говоришь, как Саске – кун.… О, Саске – кун.… Иди, Кимимаро, отдохни, оставь меня наедине с мыслями о Саске – куне.
Кимимаро: Ур - ра!!!

Флешбэк 3:
Итачи: Почему всех детей, рожденных в деревне Звука в этом месяце, зовут «О, Саске – кун»?
Кабуто: У нас существует традиция, состоящая в том, что все счастливые матери приходят к Орочимару – саме и спрашивают, как назвать малыша…
Орочимару: О, Саске – кун…
Итачи: …

Тот день, когда Саске – кун переступил порог моего дома, до сих пор выжжен в моей памяти. Я поприветствовал его, а он…

Флешбэк:
Орочимару: О, Саске – кун, я так рад тебя видеть! Пошли, познакомлю с парнями из деревни, они будут рады!
Саске: …
Орочимару: Саске – кун, ты болен? Не волнуйся, Кабуто талантливый врач, все будет в порядке. Может, хочешь кушать?
Кабуто: Кашка подана!
Саске: …
Орочимару: Почему ты молчишь? Саске – кун…
Саске: …
Кабуто: Может, не любит кашку? Ничего, вы ведь тоже сперва отказывались, а теперь уплетаете и нахваливаете!
Орочимару: Прекрати тыкать ложкой мне в нос, Кабуто!!!!! Не позорь меня перед гостем!
Из туалета выходит Итачи.
Саске: Итачи…
Итачи: Чего?
Саске: …
Итачи отбирает кастрюлю с кашей у Кабуто и принимается ее пожирать.
Кабуто: Отдай немедленно, Итачи! Эту кашку я варил специально для Орочимару – самы!
Итачи: Бва – ха – ха – ха – ха! Теперь я стал еще сильнее! Тебе ни за что меня не победить.
Кабуто уходит в каплю. Орочимару хватает кресло и принимается жестоко избивать Итачи.
Саске: …

Так, Саске – кун поселился в этом доме. Он искал силу, которую мог дать ему только я, темную, словно озерная гладь в безлунную ночь и несущую разрушения. Саске стремился стать таким, как я, поэтому до сих пор гадаю – почему маленький засранец не додумался спросить, как мне удалось дойти до такой жизни и что я обо всем этом думаю!
Международный преступник высшего класса, самый опасный человек в мире, бла – бла – бла… И хоть бы кто понял, что не такой уж я и гад. Просто, когда едва завидев мое (симпатичное, между прочим - прим. Кабуто) лицо, любой, знакомый со списком «разыскивается», самодовольный болван стремиться его поближе познакомить со своим кулаком, поневоле научишься шипеть и ползать. Подобные знакомства все равно ни к чему хорошему не приведут.

Флешбэк 1:
Орочимару: Ням – ням! Обожаю рамен с бараньими ножками!
Синоби №1: Смотри, это Орочимару! Он имеет наглость появляться здесь после всех совершенных им злодеяний! Мерзавец!
Синоби №2: А что именно он сделал?
Синоби №1: Понятия не имею… Но это же Орочимару, враг всего живого! Сущий змей!
Орочимару: Ням?
Синоби №2: Не дай ему доесть! А ну выплюнь, змеиный выродок! А это отдай!
Орочимару: Кхе-кхе… Вот черт! Это был МОЙ рамен!
Синоби №2: Ням – ням!
Синоби №1: Бей его! Он ел НАШ рамен!
Орочимару: Спасите!!! Кабуто!!! Кимимаро!!! Бакемунья!!!

Флешбэк 2:
Продавец: У нас прекрасный выбор брюк! Любые фасоны и расцветки! За полцены!
Орочимару: Здорово! Мои совсем износились, я думаю, что возьму две пары…
Продавец: А – а – а – а!!! Это Орочимару!!! Он хочет обокрасть мою лавку и предать моих детей смерти!!!
Орочимару: Я такого не говорил… Вот, заверните брюки, я заплачу!
Продавец: Он угрожает мне брюками! Дай сюда, поганый преступник!
Орочимару: Я ХОЧУ ИХ КУПИТЬ!!! Честно!!!
Продавец: Тебе меня не обмануть!
АНБУ №1: Орочимару пытался разрушить нашу деревню зачароваными брюками! Нет, не прикасайтесь к ним! Они грязны от его темной чакры!
Орочимару: Хочешь сказать, что я руки не мыл?
АНБУ №2: Заткните Уши! Его Змеиный Шепот Разрушает Сознание И Вызывает Галюцинации! Немедленно Оцепите Здание! Эй, Вы Что – Меня Не Слышите?
АНБУ №3: О, у меня видения! Я слышу голоса! Что происходит? Это и есть небеса?
АНБУ №2: Проклятый Злодей! Не Думай, Что Если Мои Люди Без Сознания, Я Сдамся. В Атаку, Защитим Нашу Деревню!
Орочимару: Как тебе удается говорить слова с большой буквы? Даже Итачи так не сможет…
Продавец: Юморной попался, да? Вот, получай! И еще раз! И еще… Печать Тигра!!! Огненное дзюцу!!!
Орочимару: Спасите!!! Кабуто!!! Кимимаро!!! Бакемунья!!! Итачи!!!

Флешбэк 3:
Орочимару: Простите, я ищу…
Горожанин: Расенган!
Орочимару: Спасите… Кто нибудь.… Ну хоть кто нибудь…

Так, Бакемунья, еще в академии я поставил себе цель: быть лучшим. Я стал лучшим – ни Дзирайя, ни Цунаде мне не соперники (самомнение на высшем уровне!!! – прим. Кабуто), однако, это принесло одни лишь разочарования. Посуди сам – Кабуто обращается со мной, как с ребенком, а я ему потакаю и делаю вид, что не знаю о скрытых камерах в ванной комнате. Ума не приложу – кого может заинтересовать, как я брею ноги! Хм… На досуге спрошу, чего он добивается. Надеюсь, он не продает это видео извращенцам в интернете… Хотя, пусть продает. Если кто – то получает удовольствие от моих плесканий и банных песен, я только рад. Запишу себе в плюс! Типа, Орочимару – несущий людям счастье!.. Опять отвлекся. Так, я говорил о союзниках…
Кимимаро прыгает из реанимации – в отпуск, а пособие по инвалидности выплачиваю ему я. Итачи приходит пожрать и поспать, а также припрятать новую порцию порнографии с тем лисьим пацаном. Таюйя… Нет, не будем о грустном. Эти четверо сводят меня с ума, и, рано или поздно, я запрещу шестирукому подонку плести сети на чердаке… Или нет. Тогда придется его оттуда выпустить. Кстати, Бакемунья, напомни мне сегодня развязать Сакона и его грубого братца, что – то последние пару месяцев они не подают признаков жизни. Уж не заболели ли?
Впрочем, большего я и не заслужил. Надо было хватать Цунаде – и сразу бежать в храм, жениться на ней. Сейчас у меня были бы детки… Ненавижу детей… Их маленькие ножки топали бы по – ПОЧЕМУ ОПЯТЬ НИКТО НЕ МОЕТ ПОЛ?!! – начищеному до блеска паркету… Они кричали бы своими противными, писклявыми…в смысле, детскими… голосами, привлекая к себе внимание… Бррр… Нет, только не Цунаде. Лекарство хуже болезни.
По отношению к тем, кто ненавидит меня, я жесток, но никакой тьмы в душе у меня нет. Просто – мордой не вышел (НЕПРАВДА!!! ВЫШЕЛ!!!– прим. Кабуто). Саске – кун другой. Он темный – и морально, и душевно, и как ученик. Тьма любила его и шла к нему. Вначале, отрубилось электричество во всем доме – даже камеры Кабуто отказали…

Флешбэк 1:
Саске и Итачи стоят друг напротив друга. Очевидно, уже не первый час.
Саске:…
Итачи: Саске…
Саске: Итачи…
Итачи: Акацуки…
Саске: Акацуки…
Итачи: Итачи…
Саске:…
Кабуто посредине кухни, любовно смотрит на кастрюлю с кашей.
Кабуто: После того, как я установил сигнализацию и электронный замок на кухонную дверь, Итачи больше не сможет воровать еду Орочимару – самы! О, Орочимару – сама! Я лично прослежу, чтобы вам не пришлось голодать! Мой план совершенен!
Внезапно во всем доме гаснет свет. Доносятся звуки «шур – шур – шур» и « ням – ням - ням».
Кабуто: Электронный замок отказал!
Саске: …
Саске выходит на улицу. Свет снова загорается. Итачи у плиты доедает последнюю ложку каши.
Кабуто: Орочимару – сама! Я отомщу за вас!
В дверях – Орочимару в окровавленном халате.
Орочимару: Сам справлюсь, вот только узнаю, кто выключил свет, когда я брил руку…
Итачи: Итачи…
Орочимару: Добровольное признание, да?
Кабуто: Орочимару – сама – а – а – а – а!!!! По – моему, Итачи не влезет в микроволновку…
Орочимару: По – частям – влезет!
Итачи: Я непобедим!!!
Саске возвращается в дом. Снова гаснет свет. Микроволновка, естественно, отключается.
Итачи: Бва – ха – ха! Даже ад не принимает меня!!!
Орочимару берет микроволновку и устраивает «Итачи всмятку, по японски».

Глас народа: Кабуто
Орочимару – сама! Я все понимаю, но каждый раз, избивая Итачи подручными средствами, вы лишаетесь ценных предметов быта. Два кресла, три стула, один диван двухместный, кожаный, холодильник и стиральная машина, восемнадцать пылесосов, четыре веника и две лопаты – все сломано, а Итачи – хоть бы что. Предлагаю мирно разобраться во всем… Орочимару – сама! Прекратите топить Итачи в унитазе! Это наш единственный унитаз!

Глас народа: Итачи
Итачи умный. Итачи сильный. Бва – ха – ха – ха – ха! Итачи глухой. Орочимару долго кричал на Итачи, уши Итачи отказали. Они думают – Итачи тупой. Они тупые! Орочимару долго бил Итачи стиральной машиной, тогда Итачи изменился. Стал умнее. Он бил Итачи, потому что Итачи сказал, что… Итачи не помнит. Итачи пошел кушать.

Флешбэк 2:
Кабуто: У Кимимаро критическое состояние. Единственное, что поддерживает в нем жизнь, это аппарат искуственного дыхания моего личного изобретения.
Орочимару: Ась?
Кабуто: Орочимару – сама! Я рассказывал вам об этом уже четырнадцать раз!
Орочимару: Пятнадцать. Поговори еще – мне нравятся звуки твоего голоса.
Кабуто: Что, правда? Орочимару – сама… я…
Орочимару: Я пошутил, Кабуто.
Кабуто: Эх…
В комнату входит Саске. Раздается хлопок выбитых пробок. Электричество отрубается.
Орочимару: Саске – кун… В мою голову закрадываются странные подозрения…
Саске: Быть сильнее, чем Итачи, даже во тьме из глубин преисподней…
Кабуто: А – а – а! Мы его теряем!
Саске: Ни одна потеря не сравнится с моей болью…
Кимимаро: Кто мы? Зачем мы живем? Куда стремимся? Почему так темно? Нет, я вижу свет… Он зовет меня…
Орочимару: Хм…
Орочимару хватает Саске за шиворот и выбрасывает в окно. Пробки сами встают на место, свет загорается.
Кимимаро: Я снова здесь, значит, тому есть причины…
Кабуто: Орочимару – сама! Зачем вы выкинули Саске – куна с третьего этажа? Я думал, он вам нужен! Ваши чудесные планы…
Орочимару выглядывает из окна, довольно смотрит на медленно соскребающего себя с асфальта Саске.
Орочимару: Значит, планы, да?
Саске: Я не умру, пока жив Итачи. Я мститель!
Орочимару: Кабуто, пока Саске – кун оказывает себе первую помощь, иди, закупи свечей в каждую комнату. Лучше так, чем совсем без света.
Кабуто: Слушаюсь, Орочимару – сама!
Кимимаро: Великий! Я снова с вами.
Орочимару задумчиво вглядывается в показатель здоровья Кимимаро и расплывается в маньячной улыбке.
Орочимару: Слушай, Кимимаро. Придется отключить тебя от аппарата и заняться более продвинутым методом лечения… Я где – то читал о пользе кровопускания… Ну, давай, родной, сейчас я тебя вылечу!!!

Флешбэк 3:
Кабуто наблюдает за экраном, на котором Орочимару – сама с упоением грызет ноготь большого пальца левой ноги.
Кабуто: Я все же не зря установил камеры в ванной. Орочимару – сама, все ваши движения столь грациозны! Вы не зря закончили балетную школу!
Орочимару принимается яростно чесаться, одновременно ругаясь на «блохастого заразного Итачи».
Кабуто: О, да! Еще, Орочимару – сама! Сделайте маленькому Кабуто приятное!
Орочимару наконец начинает развязывать пояс халата. Кабуто, затаив дыхание, ждет продолжения.
Орочимару: У меня такое странное чувство, что за мной наблюдают…
Саске – кун заходит в дом с пакетом манной крупы. Гаснет свет.
Кабуто: Не – е – е – е – ет!!!
Саске: Это ты, Итачи, вверг меня во тьму кромешную?
Итачи: Саске умный! Принес Итачи кушать.
Саске: Ты изменился, Итачи. Возможно, уже скоро, я смогу…
Появляется Кабуто, растрепаный и трясущийся. Очки перекошены, кулаки сжаты.
Кабуто: ВОТ ВЫ ГДЕ!!! Я НИКОГДА ВАС НЕ ПРОЩУ!!! Я УНИЧТОЖУ КЛАН УЧИХА СОБСТВЕННЫМИ РУКАМИ!!! ЗА ОРОЧИМАРУ - САМУ!!!
Орочимару выплывает из ванной, одетый, со свечой в руке.
Орочимару: А я думал, это моя привилегия – избивать Итачи. Но я никогда не делал этого Саске – куном…
Кабуто: ЗНАЙ НАШИХ!!! МОЧИ УЧИХ!!!

Так, похоже, я слишком много болтаю. В любом случае, я смирился с тем, что Саске – кун и свет несовместимы. Мой план был слишком хорош, что бы обращать внимания на подобные мелочи. Свечи – тоже неплохо, правда, Кабуто расстроился, побледнел, осунулся. К тому же, после попытки истребления Учих, ему пришлось менять утки под Саске – куном и кормить Итачи с ложечки – со сломаными руками и ногами никакой Шаринган не поможет. А я взял отпуск на месяц и наведался в деревню Коноха… Об этом расскажу позднее, а пока – докажу свою светлую сторону. Где у нас Кабуто?

Конец рассказа Орочимару

Орочимару погладил задремавшую Бакемунью и осторожно переложил ее на кресло. Вероятно, ей снился Акамару – отец всех щенят в деревне Звука. Орочимару поправил прическу, задул свечу и бесшумно направился в ванную, где Саске ремонтировал трубы под присмотром Кабуто.
- Эй, Кабуто! – синоби слегка потрепал ученика по плечу, привлекая внимание.
- Орочимару – сама! – Кабуто выглядел слегка растеряным, - я присмотрю за Саске, что – бы ничего не украл. Вы же знаете этих Учих…
- Я не об этом… ученик…
Орочимару нежно взял Кабуто за подбородок и поцеловал…

Продолжение следует… (Будет выложено тут)

Отредактировано Харуно Сакура (2007-04-12 00:00:14)

0

2

Название: ЭПИК глава вторая: Собачья жизнь
Автор: Fuhrer Phibrizzo aka Phibrizzo
Жанр: Юмор… Яойчик, как всегда…
Персонажи: Орочи, Кабуто, Акацуки, Наруто, Ким-чан и еще…
Пары: Ой, много…
Отказ от прав: Угушечки… Противный Кишимото, это твое все…
Предупреждение: Итачи с кашей…

Автор хихикает, читая особо интимную яойную мангу, потому что эти парни реализм не уважают. Автор тоже не уважает, но... старается. Будет стараться, зараза!

Орочимару – сама иногда был очень сентиментальным, особенно, по средам.

Глава вторая: Собачья жизнь

Среда…

Саске фыркнул, глядя на Кабуто, медленно сползающего по стенке. Орочимару снова в своем репертуаре – только что злобный ползучий гад с невинным видом чмокнул влюбленного ученика, прошептал что – то о добре и справедливости и скрылся в своей комнате. Несмотря на ярко выраженную антипатию к заумному очкарику – к слову, взаимную – Саске было его жаль. Нет ничего хуже одиночества в кругу близких людей, он испытал это на собственной шкуре и врагу бы такого не пожелал. Если бы не поддержка Наруто, Саске так и остался бы мрачным молчаливым подонком с манией величия. А сейчас он в меру мрачный, в меру молчаливый подонок и его мания величия превосходит все известные мании!!! Отвлекшись от неприятных мыслей, предпоследний из Учих присел рядом с Кабуто и похлопал его по плечу.
- Руки помой, ведь только что в трубе ковырялся! – буркнул Кабуто и резко вскочил на ноги.
- Дурак, - категорично заявил Саске, - я помочь хотел.
- Хочешь помочь – заканчивай работу и убирайся! Орочимару – сама желает принять ванную!
- Я уже все, - Учиха пожал плечами и принялся оттирать черные разводы грязи с бледной кожи. Кабуто нервно переминался с ноги – на ногу.
Закончив приводить себя в порядок, Саске выписал счет и протянул его очкарику. Тот краем глаза взглянул на явно завышеную сумму и тут же отсчитал деньги.
- Вот, возьми. Проваливай поживее!
Саске положил почти честно заработаные купюры в карман и молча направился с выходу. Кабуто проводил его долгим, несчастным взглядом и все – же не выдержал.
- Эй, Саске, извини меня. Я правда больше не хочу твоей смерти. Просто… Орочимару – сама… так неожиданно…
- Кабуто… - Саске слегка улыбнулся, - ты всегда говоришь о желаниях Орочимару. А сам ты чего бы хотел? Только честно.
- Всех благ для Орочимару – самы! – на автомате выпалил верный ученик и запнулся. Желания учителя – его желания, это принцип деревни звука. Принцип всех, кто жаждал силы змеиного мастера. Неужели по другому не бывает?
- Ты его сильно любишь, верно?
- Больше всего на свете… - грустно ответил Кабуто.
- А ему все равно… Орочимару никогда не думал о других, он действительно плохой человек…
- Не смей плохо говорить об учителе! – закричал ученик, - что ты знаешь? Он очень хороший и добрый, просто этого никто не замечает! Если я его оставлю, то докажу вашу, неверную истину о том, что Орочимару – сама погряз во мраке!!! Я никогда… не брошу его!

Орочимару хороший! №1
Орочимару: Смотри, Кабуто, птенец выпал из гнезда. Что мы должны сделать?
Кабуто: Вы так добры ко всем живым существам, Орочимару – сама! Да, давайте вернем его на место… Орочимару – сама, вы что – случайно свернули ему шею?
Орочимару: Нет, Кабуто, я сделал это специально.
Кабуто: Но зачем…
Орочимару: Во первых, я ненавижу голубей. Во вторых, его жизнь была бессмысленна, я буквально спас малютку от мучений.
Кабуто: О, вы просто ангел!!!
Орочимару: Да? А я то думал, что я злобный змеиный выродок – психопат с дурным вкусом в одежде. И что это я на себя наговариваю?

Орочимару хороший! №2
Кабуто: Орочимару – сама! Этот синоби из деревни Тумана ранен и не может даже пошевелиться. Он шел к вам за помощью! Их деревня была атакована вчера ночью…
Орочимару: Очень интересно. Между прочим, мы в состоянии войны с этой деревней. К тому же, я был там вчера ночью и никого не атаковал, а этот парень плелся за мной всю дорогу до дома. Очередной глупый шпион,… Что же мне такого сделать, что – бы меня прекратили преследовать?
Шпион: Может, сдаться властям?
Орочимару: Конечно! Как я сам не додумался? Всегда мечтал провести остаток дней за решеткой.
Шпион: Странно… А мне говорили, что вы несговорчивы…
Кабуто: Орочимару – сама! Почему вы пинаете беднягу? Он же неспособен к сопротивлению!
Орочимару: Именно поэтому, Кабуто.
Кабуто: Как ужасно.
Орочимару: Кабуто, ты знаешь, что делают со шпионами в других деревнях?
Кабуто: Нет…
Орочимару рассказывает ученику, ЧТО злобные Хокаге, Казекаге, Райкаге и прочие творят с пленными шпионами. Кабуто бледнеет и хватается за сердце.
Кабуто: Орочимару – сама! Ваша доброта и впрямь безгранична! Не дав бедолаге попасть к ним в руки, вы творите чудеса благородства и терпения! Вы такой хороший…
Шпион: Я категорически с этим не согласен…
Орочимару: А тебя никто и не спрашивал! Продолжай, Кабуто!

Орочимару хороший! №3
Орочимару: А вот подарок нашему Кимимаро! Чудесное инвалидное кресло!
Кимимаро: Но я могу ходить сам…
Орочимару: Что я, зря его покупал что ли? А ну, иди сюда! Сам ходить можешь, значит? Сейчас исправим!
Кабуто: Орочимару не забыл о дне рождения Кимимаро! Он такой хороший!!!

Саске удивленно поднял брови, но промолчал. В конце концов, каждый имеет право воспринимать правду так, как ему удобнее. Сами не лучше… Наруто, например, наотрез отказывался признавать недостатки и мрачную сторону натуры Саске и считал его милым, мягким и пушистым,что не мешало противному лисьему отродью издеваться над Учихой похлеще, чем Орочимару. Последний, кстати, уже вплыл в гостиную и ехидно поглядывал на ящичек с инструментами, который Саске держал в руке.
- Орочимару – сама!!!
« Он меня все – таки бесит, - Саске послал самый угрюмый свой взгляд в адрес Кабуто. Тот этого не заметил и продолжал взирать на учителя, словно собачонка. Очкастая такая, противная тощая собачонка, - он еще хуже, чем Орочимару!»
- Саске – кун, - вкрадчивый голос чуть дрогнул, произнося его имя, - я вижу, ты не зря покинул мой гостепреимный дом. Иначе… - Орочимару чуть помолчал, дабы его слова произвели больший эффект, - иначе ты так и не нашел бы смысл жизни. Умер бы, так и не узнав, что являешься пассивным геем и прирожденным слесарем. Тебе так идет эта форма, Саске – кун!!!
- Я не пассивный! – яростно соврал Саске и тут же осекся. Мамочки! Он только что, перед лицом Орочимару, признал себя геем – сантехником, а ведь они с Наруто не афишировали свои больше чем дружеские отношения.
- Саске – гей? – Кабуто не поверил своим ушам, - я всегда замечал в нем что – то необычное, но… Ладно, я - гей, девушки меня никогда не любили, но…
Договорить ему не удалось. Лицо Орочимару – самы приняло крайне злое выражение и он прошипел:
- Кабуто, почему я не в курсе, что ты гей?
- А разве Вы не гей, Орочимару – сама? – искренне изумился ученик.
- Да, да! – поддержал его Саске, - я сам видел, как ты поцеловал его! В ГУБЫ!
- Ну и что!!! Я и Бакемунью целовал!
- С языком? – не поверил своим ушам Кабуто.
- Кабуто, - голос Орочимару приобрел стальные нотки, - если бы я использовал язык, бедная собачка умерла бы от удушья. В моей жизни были четыре женщины – Анко, Итачи, Дзирайя и Третий Хокаге! Я абсолютный натурал!
- Разве Анко – женщина? – удивился Учиха.
- Смотря, с какого ракурса, - сеннин выглядел немного обиженым, - ты сомневаешься в правдивости моих слов, Саске – кун?
- Нет, что вы, - встрял Кабуто, - раз вы говорите – что натурал, значил, мои надежды и впрямь тщетны. Простите меня, сейчас пойду сделаю харакири, потому что посмел осквернить ваш дом своим голубым присутствием.
Ученик, опустив голову, направился на второй этаж, и на полпути, не выдержав, разрыдался. Орочимару проводил его задумчивым взглядом и усмехнулся.
- Ты чудовище! – заорал Саске, сжимая кулаки, - останови его! Немедленно! Он не шутит!
- Кабуто не сможет сделать харакири.
- Ты имеешь ввиду, что у него духу не хватит? Да он упрямее, чем Наруто!
Орочимару вздохнул и медленно, растягивая слова, словно перед ним стоял двухлетний карапуз, объяснил:
- Что бы совершить харакири, нужен по крайней мере острый нож. Единственный нож в доме находится на третьем этаже, а я сегодня с утра подпилил ступеньки на лестнице.
Дикий грохот и крик Кабуто подтвердили его слова.

Хьюга Нейджи шел вершить свою судьбу. Неделю назад, крайне пьяный Гай – сенсей заявил, что только ему, владельцу бьякугана, прирожденному гению, под силу победить Орочимару.
« Нейджи, - Гай – сенсей икнул, - ты крут… Я, типа, говорил, что Ли – мой любимый ученик… Так вот, я врал. Ты мой лучший питомец! Давай, купи учителю еще сакэ, а я расскажу тебе много чего интересного…»
Когда Нейджи потратил почти все свои деньги, Гай – сенсей наконец то подозвал его поближе и, сражая все живое перегаром, шепнул:
«Твоя задача – убить Ака… Ака… мару… Не, Орочи… мару…. Или Акамару? Ака – цуки… Ака – мару… Орочи – мару…»
«Акамару – это собака Кибы, - услужливо подсказал генин, - а Акацуки – это организация, против которой мы боремся…»
«Не, точно не Акацуки, - уверенно выдавил Гай – сенсей, - оста – ется… Орочи… че – то там! Тока ты крут… Спаси деревню… Че то я упустил?»
«Нет», - Нейджи покачал головой и пошел убивать Орочимару.
Три дня он искал Цунаде, два дня выспрашивал у нее, где живет ползучий враг, полтора дня – благодарил за помощь, а остальное время – шел к цели.
Дом Орочимару был совсем близко, оттуда доносились дикие крики, взывающие о помощи. Место холодное, как подземные воды, мрачное, как сердце хозяина, страшное, как Третий Хокаге – место, где вороны пели псалмы невинно убиенным младенцем, чьим единственным надгробьем являлось сухое дерево из леса смерти… Бррр… Нейджи поежился и активировал Бъякуган. Во дворе, огороженым мрачным белым заборчиком со зловещими надписями, вроде «Кимимаро – дурак! Кабуто – идиот! Орочимару – сама! – подпись – Третий Хокаге», явно творилось жуткое злодеяние. Одна зловещая фигура носилась за другой, сжимавшей в обьятьях… Ребенка! Да, ребенка! Так нежно можно прижимать к сердцу лишь любимое дитя. И эти вопли… Неужели…
- Чудовище! – процедил Нейджи и перемахнул через забор… В чем – то он был прав…*

Пока Саске оказывал первую помощь ошеломленному Кабуто, Орочимару решил принять ванную. Мысли о прозрачной теплой воде наполняли его душу блаженным светом небес. Насвистывая под нос веселую мелодию «Умер, умер наш Хокаге, скоро сгинет Казекаге», он вошел внутрь и застыл. Медленно перебрав в уме все возможные ругательства и, досчитав до десяти, Орочимару схватил вантуз и кинулся во двор, где Итачи совершал утреннюю молитву создателю манной крупы.
- Итачи!!! – от его крика, мигом попадали с веток все вороны, так что младенцы остались без псалмов, - Итачи!!! Итачи!!!
- Итачи занят, - меланхолично пояснил Учиха, оторвавшись от распевания Четвертой Оды Каше, - на чем Итачи остановился?
- Ты, сука, варил свою вонючую кашу в моей ванной, - Орочимару уже переступил через свой гнев и говорил спокойно.
- Кастрюля – маленькая, ванна – большая, - несмотря на глухоту, Итачи мог читать по губам Шаринганом, так что иногда отвечал в тему, - больше каши – Итачи хорошо.
- Я тебя убью, - сеннин уже шептал, сдерживая клокочущую ярость.
Учиха внезапно встал с колен и погрозил пальцем Орочимару.
- Будешь оправдываться? – тот ухмыльнулся, - давай, моли о пощаде.
- Орочимару сказал, каша вонючая, - с видом авторитета заявил Итачи, - каша – не вонючая!
С этими словами, Учиха Итачи стукнул Орочимару кулаком по голове…

- Что это за шум? – спросил возлежащий на кушетке с ног до головы перебитованый Кабуто у Саске.
Генин выглянул в окно.
- Итачи гонится за Орочимару и пытается оглушить его кастрюлей с кашей…
- Мы должны помочь Орочимару – саме! – заявил ученик и попытался встать. Зря он это сделал… Сломаных костей стало немного больше. Саске помог пострадавшему принять лежачее положение с поинтересовался:
- Ты же чуть не умер из – за него. Неужели все еще волнуешься об этой змее?
- Я его люблю, - грустно протянул Кабуто и слабо улыбнулся, - и я счастлив даже просто быть рядом.
- Ясно…- Саске снова выглянул во двор и почесал затылок.
- Что там? – очкарик напряженно всматривался в спину Учихи.
- Орочимару гонится за Итачи и пытается засунуть ему вантуз в… Туда, куда ты подумал, в общем.
- Отлично! – Кабуто повеселел и пошевелил здоровыми пальцами левой руки, - Орочимару – сама не может проиграть Учихе!
- А я и обидеться могу, - невнятно пробубнил Саске и задернул занавеску.
- Извини… И спасибо за помощь. Ты не такой уж и сопляк, как я думал.
- Это все голубая солидарность! – улыбка Учихи вдавила Кабуто в диван, - о – ба – жа - ю, когда партнер не может сопротивляться. Ты такой симпатичный, КАБУТО – КУН!
- Эй, Саске, не надо! Не смотри на меня так! Саске!!!
- Я пошутил.
- Уфф… Больше так не делай.
Еще минуту бывшие антагонисты провели в молчании. Наконец, Якуши Кабуто не выдержал и вновь попросил проверить, как там Орочимару – сама. Саске молча выглянул за дверь.
- Глазам не верю, - пробормотал Учиха.
- О, нет!!! Говори, Саске, я приму любую правду. Я…
- Хьюга Нейджи гонится за Орочимару и Итачи, вооруженный бъякуганом…
- Орочимару – сама в порядке?
- Это еще не все… - Саске потряс головой, словно отгоняя дурное видение, - за Нейджи гонится Бакемунья, и похоже, он пытается не догнать, а перегнать этих двоих.

Удача – часть силы ниндзя

Нейджи, перемахнув через ограждение, имел счастье лицезреть вторую часть эпической схватки Итачи и Орочимару. То, что так нежно прижимал к себе Учиха, оказалось кастрюлей с кашей, а дикие вопли, на деле бывшие грязнейшими ругательствами, издавал помятый и разъяренный змеиный выродок. Мысль о том, что судьбы все – таки нет, промелькнула в мозгу Нейджи. А потом от услышал грозный рык. И увидел ГЛАЗА, горящие огнем преисподней. Ужас охватил генина, и он бросился бежать, размахивая руками и моля хоть кого – нибудь о помощи. На его пути встали два злодея, но, видимо, тоже пораженные тварью из бездны, развернулись и ринулись прочь. Мир рушился на глазах…

Удача – залог успеха в любом деле

Настоящий мужчина должен посадить дерево, построить дом и вырастить сына… на худой конец, дочь.
Бакемунья вызывала в Орочимару исключительно отцовские чувства – и он ее вырастил. Дерево, к слову, тоже посадил (Бедный синоби Дерево! До сих пор сидит, а как он без ножек встанет?), оставалось построить дом. Ладно, он же старый больной человек, можно и конуру. Для Бакемуньи. Хреновый был из Орочимару строитель…

Удача – приоритет Узумаки Наруто

Нейджи приземлился прямо на злосчастную конуру. Весил генин немного, но вы же уже знаете, кто ее [конуру] построил… Она развалилась, и прищемила хвост до этого мирно спавшей Бакемунье. Собачка была совсем не злой. Когда два идиота мешают своими криками расслабиться – это пустяк, когда твой любимый дом рушится – тоже не страшно, да и потерю хвоста можно пережить. Дело было в другом. Ну не понравился ей Хьюга Нейджи – и все тут! (С чего бы? Просто ума не приложу… – прим. Автора).
Бакемунья издала грозный рык – и ринулась на противного незнакомца. Нейджи и не знал, что умеет так быстро бегать, не используя чакру…

Неудачники…

Орочимару хотел убить Итачи. Итачи хотел убить Орочимару. Кто знает, чем бы это закончилось, если бы во время очередного круга по двору они не узрили Нейджи с перекошеным от страха лицом, машущего руками, как ветряная мельница, что – то орущего и несущегося прямо на них… Тут у любого сердце в пятки уйдет! Временно забыв о противоречиях, змеиный мастер и убийца из Акацуки бок о бок ринулись прочь.

- Уже ночь… Где они сейчас? – спросил Кабуто, неспособный передвигаться самостоятельно, у Саске, с которым за этот день успел cдружиться.
- Все еще на крыше… - Саске вздохнул, - решают, кого скормить Бакемунье.
- Может, поможешь? – жалобно протянул очкарик, - жалко их… Без еды…
- У Итачи целая кастрюля с кашей. Где он ее постоянно берет? Ест, ест – а она не кончается… Неважно. Он должен поделиться, не все же самому лопать…
- Он жадный… Теперь Орочимару – сама останется без ужина.
- Ничего, потерпит. Съест Нейджи…
- Орочимару – сама не канибал! Вот Итачи – вполне можно съесть. Не был бы гад таким жилистым…
- Ты же сказал – Орочимару - не каннибал?
- А Итачи по твоему – человек?
Саске вспомнил Итачи, свесившего ноги с края крыши, почти беспрерывно твердящего «ням – ням – ням» и поющего дурные песни и поспешил согласиться с Кабуто. Учиха Итачи за окном принялся выть на луну…

На крыше 1:
Нейджи: Мы сидим здесь уже час. Есть предложения?
Орочимару: Есть. Мы посидим еще час. Молча.
Нейджи:…
Орочимару:…
Итачи: Итачи…
Нейджи: Что это с ним?
Орочимару: Он глухой. Наверное, решил, что ты спросил, как его зовут.
Нейджи: Жуткий он какой – то…
Орочимару: Посмотри на него бъякуганом.
Нейджи: Уже смотрел.
Орочимару: И что у него внутри?
Нейджи: Каша…

На крыше 2:
Нейджи: Мы сидим здесь уже четыре часа.
Орочимару: Ась? Хррр…Хррр…
Итачи: Орочимару заснул! Скинем Орочимару!
Нейджи: Если это означает, что я останусь наедине с тобой, то я временно стану его телохранителем. Руки прочь от Орочимару – самы!!!
Орочимару: Ась?
Итачи: Итачи…

На крыше 3:
Нейджи: Шесть часов… Есть хочу…
Орочимару: Попроси у Итачи.
Итачи: Итачи!!!
Нейджи: Лучше побуду голодным…
Орочимару: Это – мудрейший выбор в твоей жизни.

На крыше 4:
Нейджи: Уже ночь… Я задремал…Эх…Мы, вроде, разговаривали. Так, на чем я остановился?
Орочимару: Ты рассказывал о своих секретных дзюцу. Продолжай!
Нейджи: Орочимару – сама, ты пытаешься выведать у меня эти дзюцу таким примитивным способом уже двенадцатый раз. Я ни за что не покажу тебе это движение…
Орочимару: Какое?
Нейджи: Этим способом ты пользуешься уже восьмой раз. Чего ты добиваешься?
Орочимару: Что тебе надоест, и ты покажешь мне их добровольно.
Нейджи: Посмотрим… До утра еще далеко… Орочимару – сама, а собаки спят?
Орочимару: Спят… Только это – особенная собака. Наверное, сила крови. Она сидит неподвижно все это время и ЖДЕТ.
Нейджи: Глаза такие страшные…
Итачи: Итачи хочет спать…
Нейджи: Но у Итачи страшнее…

На крыше 5:
Нейджи: Орочимару – сама, светает! Знаешь, я передумал тебя убивать.
Орочимару: Ты что – за этим пришел?
Нейджи: А ты думал – чай попить?
Орочимару: А почему сразу не сказал?
Нейджи: Что бы ты меня с крыши сбросил? Я жить хочу... А теперь не сбросишь, жалко станет, наверное. Мне бы жалко было…
Орочимару: Не сброшу. Ты мне нравишися. Давай скрепим наш союз торжественным обменом дзюцу! Ты первый!
Нейджи: Орочимару – сама, это уже не смешно.
Орочимару: Упорство и труд – все перетрут…
На этих словах, спящий Итачи просыпается с активированным Шаринганом.
Итачи: Упорство в приготовлении каши и труд по ее поглощению перетрут любые проблемы!
Итачи спрыгивает с крыши…
Нейджи: Добровольная жертва! Мы спасены!
Орочимару: Не совсем…
Бакемунья полностью игнорирует Итачи, не двигаясь с места.
Нейджи: Даже Бакемунья его есть не стала. Вот дрянь!
Орочимару: Погоди, я понял. Бакемунья все это время спала с открытыми глазами… Стыд и позор моей интуиции… Пошли, Нейджи, час спасенья близок!
Нейджи: Орочимару – сама, мне неприятно это говорить, но я боюсь, мне нужен повод для того, что бы спуститься. Толчок, так сказать.
Орочимару: Итачи… Итачи… Итачи…
Нейджи: Нет, не сработало.
Орочимару делает НЕЧТО, Нейджи валится с крыши и пулей залетает в дом.
Орочимару: А кто даст толчок мне?

Что сделал Орочимару с Нейджи? Ничего особенного. Просто поддразнил и показал язык…

Продолжение следует…

0

3

Название: ЭПИК глава третья: Бессердечный
Автор: Fuhrer Phibrizzo aka Phibrizzo
Жанр: Юмор… Яойчик, как всегда…
Персонажи: Орочи, Кабуто, Акацуки, Наруто, Ким-чан и еще…
Пары: Ой, много…
Отказ от прав: Угушечки… Противный Кишимото, это твое все…
Предупреждение: Итачи с кашей…

Орочи уже не главный герой, это радует, но его все равно будет много.

И это был мой первый раз, девятнадцатый по счету...
Девушка, желающая замуж

Глава третья: Бессердечный!

Поговорим о первых поцелуях. Несомненно, они запоминаются на всю жизнь (вот втираю мозги доверчивым гражданам!), как и первая любовь. Самый первый раз – такой волнующий и необычный… Кстати, о необычном:

Первый поцелуй Третьего Хокаге:
Третий Хокаге: Поцелуй меня!
Клон Третьего Хокаге: Почему я? Тебе надо – ты и целуй!
Третий Хокаге: Ты МОЙ клон! Ты обязан мне подчиняться!
Клон Третьего Хокаге: Ты себя в зеркало видел?
Третий Хокаге: Видел… Сразу влюбился!
Клон Третьего Хокаге: Не хочу я быть твоим клоном.… Пойду, утоплюсь.
Третий Хокаге бросается к нему на шею и обвивает ее руками.
Третий Хокаге: Чмок!
Клон Третьего Хокаге: Бе – е – е…
Клон исчезает, словно получив повреждение.
Третий Хокаге: Теперь я опытный! Пойду кадрить Орочимару – куна!

Первый поцелуй Орочимару:
Орочимару тринадцать лет. Такой же тощий и высокий, с размалеваными глазами и кривой улыбкой сумасшедшего. Длинные волосы растрепаны, в каждом ухе – по три сережки, ногти покрашены черным лаком. Фрик…
Третий Хокаге: Орочимару – кун! Мой ученик!
Орочимару: Че надо, двинутый? Не видишь – баб кадрю!
Третий Хокаге: А меня покадрить не хочешь?
Орочимару: Че, заболел? Ты страшный, как чума и старый!
Третий Хокаге: Мое сердце все еще молодо! Я любви хочу!
Орочимару: Тихо, дедуля. Поцелуй меня в зад!
Третий Хокаге: С удовольствием!
Три минуты спустя, Орочимару сидит на пыльной мостовой и сверлит взглядом удаляющуюся спину скачущего от радости Хокаге. Рядом – Дзирайя в обнимку с Цунаде.
Орочимару: И это был мой первый поцелуй… Но почему ТУДА? Я что – особенный? Избранный?
Дзирайя: Ты просто дико везучий…
Дзирайя целует Цунаде. Орочимару поднимается и бредет домой.

Первый поцелуй Итачи:
Итачи младенец. Отец с гордостью показывает его родне.
Отец Итачи: Я назвал его Итачи. Я чувствую, что в нем сокрыта великая сила, он будет вести наш клан к процветанию!
Орочимару: Спорим, он станет причиной гибели клана Учиха? Лучше отдай его мне сейчас, вареные младенцы просто тают на языке!
Отец Итачи: Орочимару! Тебя никто не приглашал! Немедленно, покинь мой дом!
Орочимару: Выгони меня! Попробуй! Я буду цепляться руками, ногами и языком…
Мать Итачи: Только не это чудовищное дзюцу! Это отвратительно! Кто его этому научил?
Орочимару: Я сам придумал! Сейчас покажу….
Отец Итачи от безысходности запускает сыном в Орочимару. Тот ловит Итачи и подносит малыша к лицу.
Орочимару: Итачи! У – тю - тю! Какой у нас мерзкий малыш…
Отец Итачи: Отпусти его!
Орочимару: Сам кинул – а теперь назад просишь? Так дело не пойдет! Гордый отец, да? Хочешь видеть, как сын растет, меняется, влюбляется… Его первая победа и первый поцелуй… Знаешь, Учиха, про мой первый поцелуй? Ты тогда так смеялся, что намочил штаны! (шипит) Помнишь?!!
Отец Итачи:…
Мать Итачи: Отпусти...те его, Орочимару – сама. Молю вас! Хотите, на колени встану…
Отец Итачи: Орочимару – сама… Имейте сострадание….
Орочимару: (мысленно) Вот дрянь дело! Я же пошутил! Напугал их до полусмерти… Что все так боятся моего дзюцу? Длинный язык – это круто! И Третьего Хокаге легко отпугивает… Ладно, не буду рушить образ крутого злодея… Как там принято смеяться? (вслух) Ха – ха… Бва – ха – ха... Бва?
Итачи: Мва – ха – ха – ха – ха!
Орочимару: Ушам не верю…
Орочимару нервно облизывает губы. Мать Итачи теряет сознание. В глазах перепуганного младенца загорается Шаринган.
Орочимару: Была не была…
Целует Итачи.
Отец Итачи: Извращенец…
Орочимару: Я украл первый поцелуй твоего сына, Учиха. (мысленно) Сам, правда, не знаю зачем… Можно записать в любовные победы будущего покорителя сердец Орочимару – самы. (вслух) Возвращаю тебе Итачи… Эй, а че это он синий такой?

Первый поцелуй Кабуто:
Орочимару: Глупая игра… Как там она называется?
Кабуто: Бутылочка. Тот, на кого указывает горлышко, целует того, на кого указывает донышко.
Кимимаро: Итак, кто играет? Я, Великий, Четырехглазый, Собака и Итачи… Кому – то нет пары…
Орочимару: Пары будут в яойных фанфиках. Давай, раскручивай, пока Итачи не предложил целоваться с кашей.
Итачи: Э – эх…
Кабуто: Кимимаро и Бакемунья…
Кимимаро: Нет, нет, ты ошибся! Смотри, она указывает на Орочимару – саму!
Кабуто: (шепотом) Ну подожди у меня, инвалид! Помни, кто тебе уколы делает!!!
Кимимаро: Я … Я… Ошибся… Это Бакемунья, да, точно, Бакемунья…
Бакемунья: Гав?(Почему с этим мешком костей? Все равно что людям целоваться с кашей…)
Итачи целует кастрюлю с кашей.
Бакемунья: Гав…(Нет, ну я не то, что бы против…)
Орочимару: Руки прочь от моей собаки! Извращенцы хреновы! Мне ее после вас что – отмывать? Бакемунья, иди к папочке, он не даст тебя в обиду…
Орочимару берет собаку на руки и сверлит злобным взглядом остальных
Бакемунья: Гав. (Орочимару – сама, иногда я горжусь, что ты мой питомец!)
Бакемунья лижет Орочимару в щеку. Он расплывается в улыбке.
Кабуто: Кимимаро, Бакемунья выбыла, поэтому Орочимару – сама имеет право выбрать, кого поцеловать! (мысленно) Меня! Меня! Я тут самый нормальный!
Кимимаро: А причем здесь Великий?
Кабуто: Тупой калека!
Орочимару: Кабуто, мне в голову закрадываются неприятные подозрения…
Кабуто: Я ничего не скрываю!!! Мое сердце открыто!!! Орочимару – сама…
Орочимару: Подозрения о том, что ты прячешь свои истинные намерения и пытаешься меня отвлечь этой глупой болтовней…
Кабуто: Вы правы…
Орочимару выхватывает кастрюлю у Итачи и тыкает в лицо Кабуто.
Орочимару: Так бы сразу и сказал, что голоден! Что мы – изверги?
Итачи: Итачи!!! Каша!!!
Итачи кидается к кастрюле, но Орочимару успевает ее убрать. Итачи утыкается в губы Кабуто.
Кабуто: Мм – м – м…
Итачи: Мм – м – м…
Кимимаро: В чем смысл жизни гея?..
Кабуто: Бя – я – я…
Итачи: Ня – я – я… Итачи будет любить Кабуто. Спать рядом с Кабуто. Кабуто любит кашу?
Кабуто: Нет!!! Нет!!! Нет!!!
Орочимару: Итачи, каша ревнует! Быстрее иди, извинись перед ней.
Итачи убегает с кастрюлей.
Кабуто: Вы спасли меня, Орочимару – сама! Как я могу отблагодарить вас?
Орочимару зевает.
Орочимару: Не подходи ко мне, ты весь в каше. Иди, запиши в электронном дневнике эту дату. Твой первый поцелуй…
Кабуто: Как вы узнали, что первый?
Орочимару: Во первых, ты покраснел и у тебя дрожат руки. Во вторых, Итачи понравилось, а он любит ТОЛЬКО невинных мальчиков. В третьих…
Орочимару переглядывается с Бакемуньей.
Кабуто: Что, Орочимару – сама?
Орочимару: Только полный идиот, Третий Хокаге или неопытный подросток будет страстно желать поцелуя со МНОЙ!!!
Кимимаро: Я идиот… Третий Хокаге – это Третий Хокаге. Методом исключения, выходит, что невинность воплощаешь ты, Кабуто.
Кабуто: Но почему, Орочимару – сама, вы так недооцениваете собственное обаяние?
Орочимару: Наверное, потому что я старый самовлюбленный козел с накрашеными глазами, выпирающийми скулами, ртом до ушей и крайне поганым характером.
Кимимаро: Великий! Вы позабыли о длинном языке, дурном вкусе в одежде, облезших пластмассовых сережках и долговязой фигуре!
Кабуто: АХ ТЫ! УМРИ ЖЕ, КИМИМАРО, ОТ РУК МОИХ! ЯРОСТЬ МОЯ НЫНЕ БЕЗГРАНИЧНА! ЗА ОРОЧИМАРУ - САМУ!
Кимимаро: Что я делаю в этом жестоком фанфике? Девочки, напишите лучше романтичную историю о моей безграничной преданности Орочимару – саме с размышлениями о смысле жизни. Я же такой симпатичный и трагичный герой!
Кабуто: ДА КТО ПРО ТЕБЯ ЧИТАТЬ БУДЕТ? ШИ – НЕ!!!
Орочимару: Даже я содрогаюсь от созерцания подобной жестокости… Пойду, привяжу Итачи к батарее и буду у него на глазах есть кашу…

Бывает и такое… Несправедливо и до слез обидно! Орочимару, например, говорил, что именно первый поцелуй оказал влияние на его становление как личность. Врал, он, конечно, но это было не так уж и далеко от истины. При подобном раскладе, поневоле возненавидишь всех Хокаге, а так же свидетелей твоего позора. И весь мир, просто потому что другим повезло больше.… Наверное (вспомним Хокаге… который его ТУДА поцеловал). Орочимару о подобных пустяках предпочитал не задумывался. Он с упоением прокрутил в памяти синее личико младенца Итачи, пунцового Кабуто и даже вечно озабоченного Третьего Хокаге. Жизнь прекрасна! Тому были четыре причины:
Причина №1: У Хьюги Нейджи крайне неприятное для окружающих чувство юмора.
Причина №2: Против него, Хьюга Нейджи ничего не имеет.
Причина №3: Зато имеет против остальных в доме Орочимару.
Причина №4: Хьюга Нейджи сейчас рядом с ним!
Сеннин повернулся к мальчику, задумчиво наблюдающему за принимающим душ Итачи (нет, душ был не из каши. Учиха считал, что подобная трата продукта недопустима в условиях текущего нарастающего напряжения в отношениях с главным поставщиком ингредиентов для вышеупомянутого дара богов. Короче, он поругался с Кабуто и тот пригрозил, что перестанет покупать крупу и перейдет на рамен). Орочимару был рад, что хоть кто то общается с ним не по долгу службы, не из – за обещаний силы или угроз – а просто потому что им есть, что обсудить. Бедный Кабуто! Он тихо – мрачно строил зловещие планы мести ничего не подозревающему Нейджи, пока Орочимару буквально из кожи вон лез (плохая фраза по применению к Змеиному Мастеру, но что тут поделаешь…), воплощая в жизнь свои заветные мечты.
Почему не с Кабуто? Почему с этим… бледноглазым придурком с варикозом на морде…. Ученик все сильнее сжимал кулаки и углублялся во тьму не хуже, чем Саске три года назад. Как не странно, Саске его не бросил и даже поддержал во вхождении во мрак ночи… Они сидели в комнате Кабуто и молча ангстились. Хуже быть не могло.
Или могло?
- Эй, Нейджи, как там Итачи? – по лицу Орочимару было трудно понять, о чем он думает.
Нейджи взглянул на часы и усмехнулся.
- Ровно через минуту, в комнате Итачи сработает сигнализация, оповещающая его о попытке кражи манной крупы. Забыв обо всем, он ринется туда, а твой спрятанный клон утащит его кастрюлю и спрячет в комнате Кимимаро, куда будут вести следы каши. Если же Итачи захватит с собой кастрюлю, то перейдем к плану В…
- Я активирую ловушку у двери, Итачи упадет, а твой клон, замаскированый под Кимимаро, схватит кастрюлю из ослабевших пальцев и убежит в комнату настоящего Кимимаро…
- Начинаем…
Раздался сигнал тревоги…

- Ума не приложу – почему наш Итачи убил бедняжку Кимимаро? – Орочимару печально покачал головой, - Злой он какой – то! Это все Акацуки! Не зря я в свое время ушел из этой зловещей организации…
- Орочимару – сама! Кимимаро еще жив! – Кабуто сидел на коленях рядом с пострадавшим и пытался хоть чуть – чуть облегчить его страдания.
- Правильно! Из – за Акацуки Итачи разучился нормально убивать! Я всегда говорил – подобные организации лишь умеют промывать мозги…
- Кто – бы говорил! – Саске косо зыркнул на сеннина, - это вроде бы ваша специальность…
- Неправда! – завопил Кимимаро и умудрился ненадолго приподняться над полом, - Этот человек… Орочимару – сама.… Никогда не промывал мозги… Никому… Он по настоящему велик и мудр!
- Точно! – Кабуто дружески шлепнул инвалида по плечу, отчего тот потерял сознание и рухнул, ударившись головой об собственное инвалидное кресло.
- Ты жесток, Кабуто, - спокойно заметил до этого молчавший Нейджи, - ты его убил.
- Я еще жив… - Кимимаро вновь пришел в себя.
- Какие мелочи! Кимимаро – либо туда – либо сюда, прекрати метаться между жизнью и смертью! Как ванька – встанька!
- Орочимару – сама, - последний представитель клана Кагуйя всхлипнул, - я вижу свет…
- Почтим же память усопшего минутой молчания, - Орочимару уселся в кресло и зажег свечу, - мой прекрасный, увядающий цветок, прощай навсегда.
Восцарилась тишина.… Первым не выдержал Кабуто:
- Эй, Кимимаро, ты уже все? Мы же не можем здесь полдня торчать…
- Простите, - Кимимаро пытался поднять голову и узрить Великого, - я опять всех подвожу.… Как в тот раз.… Если бы мое инвалидное кресло не застряло, когда мы атаковали Коноху, Орочимару – саме не пришлось бы оттирать монумент Третьего Хокаге от пошлых надписей… Вручную…
- Да, да… - подтвердил сеннин, - потом краска с рук слезала вместе с кожей… Я так страдал!
- Бедный Орочимару – сама! – прослезился Кабуто, - я был свидетелем его мучений! Невыносимое чувство… Он так орал от обиды, что Бакемунья закрывала уши лапами…
Саске, до этого пытавшийся пробурить Шаринганом равнодушного Нейджи, решил внести и свою лепту в траурное прощание с почти – мертвым Кимимаро:
- У тебя будет самый красивый памятник! – пообещал он Кагуйе, - и самая глубокая могила…
Размеренной поступью, в комнату вошел Итачи с красными от слез глазами, прижимающий к груди пострадавшую кастрюлю.
- Итачи… Итачи прощает Кимимаро… Кимимаро не знал, что крадет кашу Итачи, правда? Итачи взбесился…
- Стоп, - Кимимаро мгновенно вскочил, - я не крал никакой каши! Клянусь жизнью Орочимару – самы! Я уважаю чувства Итачи! Мы же друзья…
- Итачи верит Кимимаро, - Учиха сжал его в объятьях и они одновременно разрыдались.
- Тогда кто украл кашу? – Саске подозрительно посмотрел на Орочимару, - я, кажется, начинаю понимать, что происходит… Еще утром вы с Хьюгой практиковали создание клона Кимимаро…
Глаз Орочимару задергался. Ему ломали все удовольствие, к тому же, Итачи рыдал очень уж громко… Нейджи перехватил его взгляд и понимающе кивнул. Растеряный Кабуто смотрел то на Саске, то на учителя и не мог поверить собственной догадке.
- Я понимаю, Нейджи мог до этого додуматься… - пробормотал он, - но вы… Так жестоко поступить… Я начинаю злиться!
- План С, - одними губами, произнес Хьюга Нейджи.
- Бакемунья, кушать! – заорал сеннин.
Отбивать Кимимаро от голодной псины, пришлось Итачи, поскольку Кабуто умудрился вызвать Орочимару на бой. А Саске…

Бой века: Шаринган против Бъякугана!
Саске: Шаринган!
Нейджи: Бъякуган!
Саске: У тебя семейные трусы в цветочек!
Нейджи: А у тебя – трусы танга в горошек!
Саске: У тебя носок дырявый…
Нейджи: А ты вообще в капроновых чулках!
Саске: А майка не стирана лет десять!
Нейджи: И кружевные подвязки…
Саске: Прыщ на груди!
Нейджи: Кожаный корсет…
Саске: И ногти на ногах грязные!
Нейджи: Художественная роспись ногтей… Ты что – извращенец?
Саске: Татуировка в виде Третьего Хокаге…
Нейджи: Татуировка – сердце с надписью: Узумаки – сверху…
Орочимару: Я же говорил – пассив!
Кабуто: Не отвлекайтесь! Вы сражаетесь со мной!

Бой века: Змеиная техника против Четырехглазой!
Кабуто: Вас стоит отшлепать!
Орочимару: Сан Джуу Ра Шу Мон!!! (тройные врата демонов).(1)
Голова Орочимару погружается в пол, все остальное – точит снаружи.
Орочимару: Дрянь! Не то дзюцу! Я застрял! Вытащите меня!
Орочимару отчаянно дергает ногами, но вытянуть голову не в силах…
Кабуто: Какая удача! Где здесь был ремень? Ах, вот где!
Звуки «Шлеп! Шлеп!».
Орочимару: А – а – а – а – а!!!
Кабуто: И еще! И еще раз! Не дергайтесь – так больнее!
Орочимару: Меня еще никто так не унижал! И я не могу сменить тело, поскольку Кабуто наступил на мою руку… Но есть же дзюцу и для одной руки… Ну ладно! Доигрались! Сеней та…
Кабуто: Второй рукой я тоже не дам вам воспользоваться! Я прекрасно осведомлен о вашей тактике, Орочимару – сама! Как – никак, я – ваш лучший ученик!
Орочимару: А – а – а – а – а!!! За что? Повеситься, что ли, на собственном языке…
Кабуто: Мой лучший удар! Вперед! Двойной усиленый ремень!
Орочимару: Черт! Язык прикусил! Ай, как больно…
Кабуто: Значит, эта свеча – срок жизни Кимимаро? Сейчас вы познакомитесь с ней поближе…
Нейджи: Саске, Я сдаюсь… Не могу больше смотреть на это садомазо! Кто тебя одевал? Наруто?
Саске: Хм… Я сильнее. Тебе не помешают дополнительные тренировки!
Нейджи: Кабуто, зачем ты взял свечу? Неужели…
Орочимару: Мне тут пришло на ум… Быть не может! Только не ТУДА!
Саске: Это уж слишком…
Нейджи: Отдай, Кабуто! Я не намерен на это смотреть!
Кабуто: ТАК НЕ СМОТРИ! АТАКА СВЕ…
Нейджи: ОТДАЙ!!!
Нейджи не успевает перехватить Кабуто, но тут Орочимару неимоверным усилием освобождает голову.
Нейджи: Ты смог… Ты действительно сеннин.
Кабуто неожиданно начинает реветь и выбегает из комнаты.
Саске: Вот это да… Не знал, что он такой маньяк! Еще бы чуть – чуть…
Орочимару: Фу – фу… Шыво надо?
Нейджи: Ты в порядке?
Орочимару: Пол яжыка откущил… Ховошо, фто он такой дъинный… Фу – фу – фу…
Саске: Надо думать, это был злой смех…
Орочимару: Тофно!!!

Кабуто чувствовал себя странно. Вдоволь нарыдавшись в подушку с вышитым ликом Орочимару, он вдруг осознал, что несмотря на то, что причинил боль учителю, виноватым себя не считает. Орочимару – сама совершил ужасный поступок, надругавшись над бедным больным безвинным существом. Хотя Кимимаро не раз страдал от руки Кабуто, поведение сеннина было в сотни раз ужаснее. Он подставил Кимимаро! Он подставил Итачи! Он обманывал Кабуто! И – самое страшное – все это, Орочимару – сама провернул на пару с ненавистным Хьюгой Нейджи.
«Я ревную… Знаю, что ревную. Так глупо… У Нейджи нет ни единого шанса… Стоп! Орочимару – сама всегда любил черноволосых, а урод с Бъякуганом может похвастать роскошной шевелюрой подходящего цвета. А – а! Ну почему все так… Свалился на мою очкастую голову и пытается похитить самое ценное… Бессердечный!»
Таких душевных терзаний Кабуто не испытывал еще ни разу за свои девятнадцать долгих лет. Проплакав еще пару минут, он наконец принял решение. Он, Якуши Кабуто, ученик сеннина Орочимару и бывший шпион Сасори из Акацуки, покинет этот дом навсегда. Может быть, Орочимару – сама поймет, чего лишился, и прибежит молить о прощении… Или наоборот – расслабится без занудного черырехглазого неудачника. При любом исходе, возвращаться Кабуто не собирался.
Захватив с собой пару смен одежды, не напоминавшей об учителе, он обвел глазами свою комнату и грустно улыбнулся.
- Прощайте, мой любимый Орочимару – сама…
Решительно, Кабуто распахнул дверь в коридор и остолбенел – привалившись к противоположной стене, его поджидал… ХЬЮГА НЕЙДЖИ!!!
- Я и убить могу! – пригрозил помрачневший Кабуто.
- Верю… - Нейджи откинул за спину выбившуюся черную прядь… Издевается! – пожалуйста, не уходи. Я хочу с тобой поговорить. Это действительно важно!
«А чего мне терять?» - Кабуто молча кивнул и пропустил Нейджи внутрь комнаты, с которой только что попрощался и с трудом подавил желание пнуть мальчишку.
- Будь краток! – осмелевший «шпион» захлопнул дверь и поддтолкнул Хьюгу к стулу, - садись и не мельтеши! Уже в глазах рябит!
- Хорошо, - Нейджи спокойно присел и закинул ногу за ногу, - понимаешь, Кабуто, я гений…
- А я шпион Акацуки, и что с того?
Хьюга Нейджи продолжал, игнорируя услышанное:
- Я всю жизнь следовал собственной репутации и верил в судьбу. Делал то, что от меня ждали и боялся признать, что на самом деле я…
- Тупой урод! – заключил Кабуто.
- Могу измениться! – Нейджи грустно и натуралистично вздохнул, - как и все остальные! Не бывает прирожденных гениев и неудачников, мы все сами выбираем свой путь. Я не собираюсь забирать у тебя надежду на любовь, просто Орочимару – сама, которого я люто ненавидел и хотел убить, оказался хорошим человеком и интересным собеседником. Я из побочной ветви Хьюга, ты знаешь…
- Ты вообще какой – то побочный… - пробурчал очкарик. Его гнев понемногу затихал. Нейджи ему буквально ноги лижет… Ну ладно, не совсем, но все равно – звучало обнадеживающе.
Нейджи снова не отреагировал…
- Я, в глубине души, ненавидел Хинату из основной ветви, но теперь, побыв с вами, ребята, готов признать полную ошибочность своих суждений.
В глазах мальчишки, обычно непроницаемых, читалось смущение. Кабуто был покорен.
- Ты изменишься, Кабуто! Пойми, совсем необязательно менять Орочимару – саму, загляни внутрь себя и поищи собственные недостатки, которые стоит исправить. Что – то, что не позволяет ему видеть в тебе больше, чем ученика!
- Ой, Нейджи! – Кабуто расцвел, - а ты вовсе не урод с варикозом на морде! Ты дал мне надежду! Оставайся, сколько потребуется! Теперь ты мой гость…
Хьюга Нейджи улыбнулся. Что – то в его улыбке настораживало… Что же?
В комнату влетел запыхавшийся Саске с активированым Шаринганом.
- Саске, что ты… - начал ученик.
- Так ты – настоящий! – Учиха ткнул пальцем в Нейджи, - а меня с Итачи отвлекали клоны! Хитро сработано! «Не стоит скрывать свои чувства к Наруто/каше, потому что одобрение других не всегда самое важное… Твоя любовь к Наруто/каше достойна только восхищения… Я так вам завидую, парни…» Твои слова? Подонок!
- Я не понимаю, что происходит, - залепетал бедный Кабуто. И вдруг – он понял, ЧТО скрывала улыбка Нейджи.
- В твоем случае, я слегка изменил свой монолог, - Хьюга пожал плечами.
- НО ЗАЧЕМ ТЫ ТАК ПОСТУПИЛ СО МНОЙ? – возопил обманутый, убитый и похороненый ученик Орочимару.
- Что – бы дать Орочимару – саме время смазать инвалидное кресло Кимимаро клеем Момент. Итачи до сих пор пытается его оттуда вырезать! – пояснил Учиха.
Кабуто шокирован. Кабуто зол. Кабуто ОЧЕНЬ зол…
- Ничего подобного, - спокойно произнес Якуши Кабуто и швырнул сумку с вещами на диван, - я в порядке. Знаешь что, Хьюга Нейджи? Я не покину этот дом, пока здесь ты. Может, ты и врал в своей пафосной речи, но теперь у меня появилась НАДЕЖДА. Я действительно перестану ждать и начну действовать. Тебе никогда не стать мне заменой в глазах Орочимару – самы. Ни – ког – да!
- Я тоже останусь здесь и прослежу за событиями, - сказал Саске и встал рядом с Кабуто, - потом скажу Наруто, что шпионил за Орочимару и пытался выведать его секреты. Я с тобой, друг!
Хьюга Нейджи, загадочно улыбаясь, покинул комнату Кабуто и направился к Орочимару, скрывающемуся от возможных мстителей в подвале.
- Ну, как Кабуфо? Ты шмог ево оштановить? – Орочимару все еще было больно говорить, хотя его поврежденный язык заживал с невероятной скоростью.
- Да. Правда, пришлось выставить себя полным мерзавцем, иначе пришлось бы отменить роскошный план приклеивания Кимимаро к креслу. Я надеюсь, оно того стоило?
- Ефе фы! Фу – фу – фу… Ифафи фытаефша ево фыпилить… Фо я о фруфом фумаю…Фефный Кабуфо!
- Ничего, если он изменится – это будет только к лучшему. Перестанет следить за каждым твоим шагом и станет меньше нудеть…
- Фой уфеник! – с гордостью произнес Орочимару и чуть не подавился распухшим языком, - фу – фу – фу… А фы – фой фелофек! Беффердефный!
- Не совсем…
Хьюга Нейджи думал о том, что все же извинится перед Хинатой, когда вернется в деревню.

- Эй, Итачи, ты что и правда думаешь, что натерев меня кашей, сможешь оторвать от кресла? Может, лучше так оставить?
- Итачи знает, что делает! Каша напугает клей. Кимимаро освободится!
- Знаешь, я тут размышлял о смысле бытия… Куда я шел и куда стремился…
- Каше страшно! Не пугай кашу!
- …
- Итачи тоже страшно… Кимимаро страшно говорит! Хорошо, что Итачи глухой!
- Ну хоть кто нибудь, напишите про то, что абсолютно здоровый Кимимаро проводит отпуск на пляже, ест фрукты и котлеты… и жареных поросят! А рядом Великий строит песчаный замок и нежно улыбается ему… Пожалуйста!!!

(1) Тройные врата Орочи делает в битве с Четырехвостым Наруто, что бы отправить куда-то заряд сконцентрированной чакры. Потом, его, простите, зад и окрестности, торчат из земли... Автор подразумевает, что сие и есть истинная суть данного дзюцу – страусиная, это хоть и расходится с каноном, но фаннон то не Кишимото Масаши придумывает...

Продолжение следует…

0

4

давай продолжение быстрее.....не могу больше=_= но быстрее)))

0

5

Название: ЭПИК глава четвертая - Цели и Методы
Автор: Fuhrer Phibrizzo aka Phibrizzo
Жанр: Юмор… Яойчик, как всегда…
Персонажи: Орочи, Кабуто, Акацуки, Наруто, Ким-чан и еще… Вах, наконец-то в этой главе - любимый мной Дейдара!!!
Пары: Ой, много…
Отказ от прав: Угушечки… Противный Кишимото, это твое все…
Предупреждение: Мало Итачи с кашей…

Орочимару раздобыл клетки Третьего Хокаге и принялся искать добровольцев для опытов по их внедрению. Единственным, кто пришел и согласился, оказался Третий Хокаге…Круто! Сюжет для очередного фанфика... Автор обкуреный, и не совсем трезвый.

Почему почти все, кто пишет про Зецу (Тсецу\Тзетсу\Тзецу\и т.д), упоминают о том, что он вечно за кем то следит? Ага, а Итачи Шаринганы таращит и Какашей катанами тыкает, Кисаме Самехаду бинтует, а Дейдара глину жрет и птичек лепит? Будем исправлять подобные несправедливости – пусть Учиха кушает кашу, Зецу активно шепелявит, а Дейдара... Хе-хе... Инвалидов спасает!!! Ручки-то – тю-тю...

Это был предупредительный выстрел в голову...
После первого дня работы в опергруппе

Глава четвертая: Цели и методы.
Ку – ку – ку! (злобный смех Орочимару, Автор не шутит и не забывает писать себя с большой буквы.)
Кимимаро: Кукушка – кукушка, сколько мне жить осталось?
Орочимару: Ку – ку…
Кимимаро: О, нет! Я еще не понял, к чему стремлюсь… Куда иду…
Орочимару: Ку – ку – ку…
Кимимаро: Хм, не так уж и плохо, я еще успею…
Орочимару: Ку – ку – ку – ку – ку…
Кимимаро: Так много времени… Интересно, это дни, месяцы, годы или десятилетия?
Кабуто: Минуты! А ну, прекрати смешить Орочимару – саму!
Орочимару: Ку…

Три года назад...

Плавно ступая по бетонному полу, Третий Хокаге приближался к своей цели. Присмотритесь к нему повнимательнее – шляпа набекрень, сандалии начищены почти до зеркального блеска, во рту, вместо обычной трубки – роза, белая, как кожа его любимого ученика, а запах одеколона «ШИПР» сражает все живое наповал… Те, кто имел счастье знать Третьего лишь по слухам и домыслам, крутили пальцем у виска, и лишь избранные знали – самый горячий мачо в деревне Листа собрался на охоту! Лихо закрутив козлиную бородку и причмокнув от осознания собственной неотразимости, Третий Хокаге постучал в неприметную дверь.
- Кто там? – резкий женский голос раздался не сразу, а после оглушительного треска и чьих – то стонов.
- Это я, Цунаде! – эротично прохрипел старейшина и закашлялся, подавившись розой.
- Профессор? – Цунаде распахнула дверь и предстала перед стариком в тонюсенькой ночной рубашке и роскошных шерстяных панталонах, - чем могу служить?
- Впусти – потом скажу, - подмигнул ей Хокаге и, не дожидаясь ответа, прошмыгнул в комнату.
Внутри царил жуткий беспорядок. Повсюду валялись коробки из - под обуви, сумочки и, кажется, почти все содержимое одежного шкафа хозяйки, из шкафа же доносилось чье – то тихое кукуканье, но Третий пришел не на инспекцию, поэтому предпочел сразу перейти к делу.
- Цунаде, ты горячая девушка! Роди мне сына! – Хокаге подплыл к ней и попытался обнять за талию, но Цунаде – недаром, что сеннин – ловко увернулась и успела поставить Третьему подножку. Он растянулся на полу, от неожиданности проглотив несчастную розу. Кукуканье стало громче.
- Прекратите шутить! – резко произнесла хозяйка дома и фыркнула, - я не в том возрасте, что бы рожать! К тому же…
Третий Хокаге, к этому времени прожевавший цветок, перебил ее:
- Считаешь, что я недостаточно хорош для тебя?
- Я не об этом! – Цунаде нахмурилась, - никогда не судила о людях по внешности!
- А зря, - грустно протянул старик, - иначе уже была бы моей… Я горяч и страстен, как эта роза…
Выковырять розу, ему, однако, не удалось, и герой – любовник решил сменить тактику:
- Никто меня не любит! Я так одинок… Пожалей меня, Цунаде – сама! Я сексу хочу… - по лицу Хокаге катились крупные слезы, - пожалуйста, поверь…
- Я вам верю, - Цунаде опасливо обернулась, ища путь к спасению. К несчастью, единственный выход перекрыл любвеобильный старец, - но у меня нет права… э – э… дарить вам свою любовь… Вы… э – э – э… Слишком хороши для такой распутницы, как я…
- Распутницы, - Хокаге облизнулся, отчего подглядывающий в окно Дзирайя упал в обморок, - так ты распутная девка… Хи – хи – хи… Докажи! Крррасотка!
Третий Хокаге надвигался на нее, раскинув руки. Дзирайя, только что пришедший в себя, сорвался с подоконника и полетел вниз… с восьмого этажа… Цунаде пятилась, пока не уперлась в яростно кукукающий шкаф. Ее осенило, и бедная жертва сексуальных домогательств распахнула дверцу…
- Ку – ку? – не понял Орочимару, вывалившийся из шкафа в одних семейных трусах с рисунком в виде змеек, играющих в футбол. Судьба воистину была к нему несправедлива! После бурной попойки с Дзирайей и не менее бурной ночи с Цунаде, он хотел одного – мирно отдохнуть на мягкой кровати. Поди, не молод, скоро шестой десяток разменяет… Так нет! Пьяный Дзирайя стучал в окно и показывал неприличные жесты, Цунаде битый час жаловалась на ревматизм, а когда выдохлась, то сообщила ему пренеприятнейшую новость – спать он будет в шкафу. На законный вопрос Орочимару – «почему это, ведь он старый больной человек с кучей комплексов и язвой желудка», дама изрекла, что «нечего было становиться преступником S – класса, и вообще, ей глубоко стыдно за прошедшую ночь, это все сакэ, она хотела отомстить Дзирайе, у Орочимару дебильный вид во сне и он так и не научился красить глаза…». Короче, захотелось бабульке вспомнить молодость, когда юный черноволосый фрик прятался в доме ее прадеда – Первого Хокаге – под проминающейся от малейшего движения пружинной кроватью и клял имеющего секс с Цунаде «поганого наглого извращенца» Дзирайю за избыточный вес… Что делать – официально, данная леди была девушкой Лягушачьего мастера, который славился не только страстью к обнаженным блондинкам, но и крайней вспыльчивостью… Выглядело это примерно так:
Орочимару: Да, Цунаде… О, моя улиточка…
Дзирайя: Тук – тук! Кто пришел? Пришел Дзирайя, и сейчас он прыгнет прямо на свою девочку…
Цунаде: Слезь с меня, грязный змий! Пшел под кровать, живо!
Орочимару: Почему не наоборот? Я же такой субтильный, этот жаборотый медведь с бородавкой меня раздавит!
Дзирайя: Почему ты не открываешь? Что – то случилось? Сейчас я высажу дверь…
Цунаде: Нет, мой головастик, все в порядке! (шепотом) Падла языкастая! Если не полезешь – скажу Дзирайе, что ты меня изнасиловал!
Орочимару: Кто кого еще насиловал… Ладно, ладно, уже ползу…
Цунаде бежит к двери и распахивает ее. Дзирайя сгребает ее в объятья и швыряет на кровать.
Орочимару: Ух! А она ведь не пушинка…
Дзирайя: Сейчас твой Дзирайя наскочит на тебя, и мы займемся… Хи – хи…
Орочимару: Занимайтесь, чем хотите, только не прыгайте на матраце, как на батуте… Нет, Дзирайя, ты что – правда хочешь на нее напрыгнуть? Скажи, что пошутил…
Дзирайя: Кто это там шипит?
Цунаде: Это тебе кажется, переобщался о Орочимару, наверное…
Дзирайя: От этого длинного глиста одни проблемы! Ведет себя, как натурал, но мы то знаем о его порочной связи с Третьим Хокаге…
Орочимару: !!!
Цунаде: Хи – хи – хи!
Дзирайя с разбега прыгает на Цунаде, Орочимару вдавливает в пол.
Орочимару: Сан Джуу Ра Шу Мон!
Как обычно, его голова погружается в пол. Цунаде, оседлав Дзирайю, изображает дикую наездницу – амазонку.
Орочимару: Ку… Бва – ха – ха… Классное у меня дзюцу… Теперь, по крайней мере, я их не слышу… Какой я неудачник… И что там за порочная связь с Третим?!...

Орочимару был уверен, что утро вознаградит его, по меньшей мере, чашкой кофе и нежным поцелуем в щечку… Реальность твердила обратное, демонстрируя медленно расплывающееся в пошлой улыбке лицо Третьего Хокаге. Змеиный мастер неотвратимо погружался на последний круг преисподней, однако даже смертоносное пламя костров чистилища казалось лучшей перспективой, нежели старый похотливый козел, страдающий нарциссизмом.
- Орочимару, - шептал Третий, нервно теребя пальцы, - так давно не виделись… Я знал, что ты вернешься, соскучишься по моим ласкам…
С необычайным достоинством, сеннин подтянул сползающие трусы на уровень груди и косо зыркнул на Цунаде. Та лишь пожала плечами и уставилась в окно.
…Дзирайя, после падения, переломавший себе руки и ноги, матерными словами вспоминал никогда – не – сдающегося Узумаки Наруто, и, цепляясь за малочисленные выступы в стенах, полз наверх. Зачем? Ну как же, он хоть и не может уже лет десять, но хочет… А трусы Орочимару возбуждали его куда больше, чем покрытая целлюлитом попка старушки Цунаде…
- Я – натурал, - отрезал змеиный мастер и показал Хокаге неприличный жест, - спроси у Цунаде!
- Он натурал! – подтвердила Цунаде, - он НАТУРАЛЬНО способен лишь на один непродолжительный поцелуй, все остальное – с доппингом! Зато доппинг – с НАТУРАЛЬНЫМИ ингридиентами!
Третий не слушал. Он не мог поверить собственным глазам! Его нестареющая любовь, его змеиный десерт, его языкастый мальчик, а так же недорогая рабочая сила и неиссякаемый поток отборного японского мата, стоял перед ним. Годы не сильно потрепали Орочимару, он был бледен, как, простите, портошная вошь, отлично сложен и дико зол… Злой Орочимару – еще прекраснее, чем, ну скажем, радостный Орочимару, потому что рот до ушей хоть малость не достает. Столько лет прошло, а Хокаге все еще возбуждался даже просто вспоминая бывшего ученика, грозящегося подать на него в суд за развращение малолетних. Такой забавный… Вечно забывал, что Хокаге – и есть суд!
- Орочимару – кун… - желтые руки в пигментных пятнах тянулись к бедняжке, - иди же в мои крепкие объятья…
- А не @*% $@%* пошел бы ты @#@$%,иди @# #$@#! Ты, ##@$^ *^%%@ $#@%, сын @$^# и #@%$^$@!!! – продемонстрировал сеннин знание народных выражений.
- Так глубоко? – Третий подмигнул ученику, - ну ты и развратник…
- Цунаде, убери его от меня! – пригрозил подруге Орочимару, делая шаг назад, - ради нашей нерожденной любви…
- Сам убирай, - она фыркнула и скрестила руки на груди, - он тебя хочет, а не меня! Забирай своего вновь – найденного и топай к нему домой… У меня не притон для геронтофилов!
- Цунаде…
Воспользовавшись секундной заминкой ученика, Третий Хокаге буквально повис на нем, прижимаясь всем телом.
- Я щас блевану! – предупредил сеннин.
- В тебе все прекрасно, даже ЭТО! – успокоил его Хокаге. Цунаде сглотнула и крепче сжала кулаки. Нет, Орочимару ей было не жаль, а вот персидский ковер китайского производства – очень даже. Если Орочимару выполнит свою угрозу, это влетит ей в копеечку.
… Дзирайя дополз до восьмого этажа и заглянул в окно. Потом, разжав пальцы, он бросился вниз, теперь уже по доброй воле…
- Старый крокодил! – Орочимару пнул Хокаге под колено. Раздался противный хруст. Третий припал на пол, но ногу ученика не выпустил. Цунаде пыталась каблуком туфли раздавить старику пальцы левой руки, в то время, как правой ее учитель совершал какое – то невероятное, извращенное дзюцу.
- Я умею терпеть боль! – Третий Хокаге дерзко вскинул голову и посмотрел в глаза Дзирайи. Тот почему – то сиганул вниз… - ради любви я… готов даже умереть…
- Не проблема! – Орочимару резко повеселел, - совсем не сложно!
- А потом, ты будешь совершать с моим трупом разные непотребства, - добавил Хокаге и довольно хрюкнул, - а я стану призраком и буду на все это смотреть!
- Дрянь какая! – завопила Цунаде, и метким ударом в челюсть уложила Орочимару в нокаут.
- Моя куколка! Умница Цунаде! – Третий, наконец, завершил Дзюцу. Раздался гром, сверкнула молния, завопил сломавший позвоночник Дзирайя… а Третий Хокаге превратился в Третьего Хокаге… Не выдержав подобного ужаса, Цунаде упала в обморок… прямо на Орочимару…
- Два голубка вместо одного! – Третий подло захихикал и принялся раздеваться, - обожаю, когда они не сопротивляются…

- Смотри, он дышит… Вот кретин!
- Что будем делать?
- Принесем его в жертву Акацуки!
- А кто такие Акацуки?
- Понятия не имею… Но идея – то крутая!
- Ты прав, детеныш!
- Еще бы, тупая лисятина!
Орочимару открыл один глаз. Второй не открывался ни при каких усилиях. Над ним склонился мальчик с взъерошеными желтыми волосами и наглой физиономией. Увидев, что сеннин очнулся, пацан недовольно пробурчал:
- Весь кайф поломал… И зачем я тебя вытащил?
- Вытащил? – Орочимару испуганно скосил глаз – слава змеям, трусы были на месте. Прокрутив в памяти все события сегодняшнего дня, он рискнул спросить:
- А старик… Куда делся старик?
- Третий что ли? Его нашли на полу, похоже, он пытался стащить с тебя бабульку Цунаде, но надорвался и чуть не умер!
Сеннин мысленно вознес хвалу неумеренному аппетиту Цунаде и умудрился принять сидячее положение. Дико болело лицо, но в основном он чувствовал себя неплохо. Только почему глаз не открывается?
- Я тебе фингал поставил, пока тащил! – не дожидаясь вопроса, гордо произнес мальчишка, - нечего было разлеживаться!
- Угу, - Орочимару потер виски и тяжело вздохнул. Он – во вражеской деревне, в одних трусах, с подбитым глазом и абсолютно без понятия, что делать дальше. Мальчишка смеялся, из чего сеннин сделал вывод, что видок у него еще тот…
- Ты вообще кто? – лицо подростка казалась таким знакомым… Где же он его встречал раньше?
- А ты кто? Нет, не говори, я знаю, – мальчик подмигнул ему, - ты – змеиный мастер Орочимару, похитивший Саске для своих грязных дел. Ты суперкрутой и фактически бессмертный, а еще у тебя длиннющий язык и поганое чувство юмора…
- Но – но, - Орочимару погрозил наглецу тонким белым пальцем, - не хами – целее будешь.
- Ой, напугал! Старый бледный глист! Вот когда я стану Хокаге…
- Ты хочешь стать Хокаге? ТРЕТЬИМ ХОКАГЕ? – сеннин схватился за голову и истерически расхохотался, - тогда я понял! Тебе тоже нужно мое тело! Мое прекрасное тело! Поэтому ты меня и спас… Что – бы изнасиловать самостоятельно!
- Но… Я… - пацан явно был растерян, - про чем здесь профессор?
- Ха – ха – ха! А мне плевать! Давай, пользуйся моей беззащитностью! Ну почему я так сексуален? О – о – о – о… Ку – ку – ку…
Орочимару вскочил и в приступе ярости принялся стаскивать с себя трусы. Перепуганый мальчик отчаяно пытался ему помешать – обнаженный длинноволосый фрик вовсе не являлся его мокрой ночной фантазией. Скорее, кошмаром.
- И все таки иногда я рад, что нахожусь за этой печатью, - печально подумал кто – то в подсознании пацана…

Орочимару угрюмо ковырял свой рамен. Ему почему – то было стыдно, как никогда в жизни. Снять трусы, к счастью, не удалось, и сейчас сеннин сидел в коротком оранжевом кимоно, которое мальчишка притащил из дома, драных носках непонятного цвета и перчатках с обрезанными пальцами. Хозяин «Ичираку» косо поглядывал на бомжеватого незнакомца, но хранил деликатное молчание.
- Так, я… - Орочимару вздохнул, - мне очень жаль, что так получилось. Вот.
- Ням – ням! – пацан доел свой рамен и ткнул в чашку сеннина, - доедать будешь?
- Буду! – вспомнив, что не ел четыре дня, Орочимару прижал лапшу к себе. Настала очередь мальчишки горько вздыхать, - может, назовешь свое имя?
- Узумаки Наруто, - пацан широко улыбнулся и показал большой палец, - когда – нибудь я стану Хокаге…
- Да, да… - угрюмо пробормотал змеиный выродок, уплетая рамен, - только не говори этого так часто… Я бурно реагирую на слово «Хокаге».

В это время, в стане Акацуки:
Из Гаары все еще извлекают Сюкаку. Кисаме, Зецу и Дейдара стоят полукругом и сверлят злобными взглядами Тоби. Входит Итачи с кастрюлей, полной каши. Сюкаку резко оживляется и принимается вылезать быстрее.
Итачи: Пришел Итачи! Акацуки счастливы!
Кисаме: Какой – то он странный сегодня… Не с той ноги встал?
Дейдара: Кто тут говорил по ноги? Я все слышал! Вы хотите лишить меня еще и ног?
Тоби: А давайте оторвем Итачи ногу, и он уйдет из Акацуки по причине нетрудоспособности! А я стану вашим новым товарищем!
Дейдара: Инвалидность – не повод выгонять из Акацуки! Вот вчера я с одним пацаном создал органицацию по защите несчастных угнетаемых калек! Скоро попрыгаете, м – м – м…
Сасори: Хорошая идея!
Дейдара: Я так и знал, что мастер Сасори поймет мои далеко идущие планы! Он, конечно, ни умом, ни талантом не блещет, зато видит всю прелесть организации «АнтиОроЦуки»!
Сасори: Заткнись, Дейдара! Я говорил о тайном устранении Итачи, о котором думал последние десять лет…
Тоби: Осмелюсь заметить, что Итачи не было в Акацуки десять лет назад…
Дейдара: Сейчас мастер Сасори скажет, что знал это наперед…
Сасори: Я знал это наперед! Я все знаю наперед!
Тоби: …
Зецу: Наша цель – обнаружить скрытое логово Орочимару! Не расслабляйтесь!
Дейдара: Так вот, вначале я пошел в скрытое логово Орочимару, потому что слышал, что у него тоже были проблемы с руками. И знаете, что он сказал?
Зецу: Никто не знает даже приблизительное его местоположение…
Гаара: Эй, кто нибудь! Вы либо достаете Сюкаку – либо нет! Че он из меня торчит?
Сюкаку: Я чувствую что – то совершенное в этой пещере…
Сасори: Кстати, о совершенстве… Мое вечное тело настолько совершенно, что я способен отражать атаки до того, как они будут проведены…
Кисаме: А какой в этом смысл?
Дейдара: Он сказал, что я тупой самоуверенный подросток с хокагеманией и стукнул меня по голове…
Итачи: Итачи били! Итачи хорошо!
Сасори: Ты, Кисаме, не способен понять искусство!
Дейдара: Искусство – это бум! Вообщем, он стукнул меня по голове утюгом и я отключился. Пришел в себя оттого, что кто – то проехал по мне на инвалидном кресле…
Итачи: Итачи?
Дейдара: Нет, Итачи жрал кашу в сторонке. Слушай, не перебивай! Он был таким отстойным и несчастным, что я не стал его убивать, а спросил…
Кисаме: Насчет атак… Может, проверим твое утверждение?
Сасори: Рискни, рыба недожареная!
Дейдара: СПРОСИЛ, Я ГОВОРЮ, ХОТЬ КТО НИБУДЬ МЕНЯ СЛУШАЕТ?!!!
Итачи: Итачи слушает. И кушает. Каша слушает, а Итачи ее кушает!
Дейдара: Отлично! Значит, я спросил, че он такой придурок. А он мне в ответ: «Меня угнетают и обижают, потому что я инвалид». А я возьми – и брякни: «Давай вместе покажем всем здоровым, что мы круты. Типа, устроим совершенный мир! Каждому – по протезу и инвалидному креслу! Нет – буржуям с целыми конечностями!». И, прикинь, он ответил…
Тоби: Давайте убьем Дейдару за его убеждения, а я стану новым членом Акацуки!
Дейдара: Членом не вышел, морда спиральная! Все любят Дейдару!
Тоби: И оставляют себе части его тела как сувениры…
Дейдара: Тоби, у меня еще зубы остались! Смотри, а то сбудется твоя мечта – и твой член станет украшением Акацуки!
Тоби: Что ты все про члены говоришь? Калека озабоченый…
Дейдара: Кончай, Тоби! Я начинаю злиться! К тому же, Итачи на моей стороне! Правда, Итачи?
Итачи: Итачи разлюбил Акацуки…
Кисаме: Кто меня рыбой назвал? Кто? Выходи на бой! Это ты, Дейдара?
Сасори: Хе – хе – хе! Мое искусство обмана совершенно! Я запудрил ему мозги…
Тоби: …
Итачи: …
Дейдара: …
Кисаме достает кунай. Сасори, предсказывая его атаку, делает шаг в сторону и спокойно стоит.
Сасори: Вот видишь! Я отбил твою атаку еще да того, как ты ее провел!
Кисаме кидает кунай и попадает Сасори прямо в сердце.
Сасори: УРГХ! Это невозможно! Ты слишком быстр и умен! Оо, я умираю… Где моя траурная музыка, куклы родителей и бабушка Чие? Я видел это заранее… Кто переписал сюжет?
Тоби: Ура! Сасори умер! Теперь я стану…
Итачи активирует супер Шаринган. Тоби падает на землю и умирает в страшных мучениях.
Итачи: Итачи? Почему Тоби умер?
Дейдара: Потому что я ему башку проломил, идиот!
Итачи: Жестокий Дейдара…
Кисаме: Так, теперь нас осталось трое…
Зецу: Четверо!
Кисаме разрубает Зецу напополам своим громадным мечом. (Автор злодей – он убил разрекламированного Зецу.)
Кисаме: Трое.
Итачи: Каша, не смотри!
Дейдара: Я от вас ухожу! Посвящу остаток своей жизни новой организации «АнтиОро». Считайте, что я умер! Все, покедава! М – м – м…
Кисаме: Ну что, как в Горце? Должен остаться только один?
Итачи: Итачи уходит с кашей. Кисаме остался один.
Дейдара: Да, кстати, этот колясочник мне ответил «А – а – а – а!»! Наверное, потому что какая – то злобная псина попыталась откусить от него кусок… Все, все, меня здесь нету…
Итачи: Итачи… Итачи не странный! Итачи умный… Пошли, каша, пошли с Итачи!
Кисаме: Так, я теперь лидер Акацуки. Чем бы заняться? А, знаю, пойду, призову из прошлого четвертого Хокаге. Но сперва – выгоню из пещеры этого… Безбрового… И Сюкаку тоже выгоню. Я крут!
Гаара: …
Сюкаку: Каша… Так тебя зовут Каша…

Час спустя, окрестности Ичираку Рамен:
Четвертый: Я… Что я здесь делаю? Где Девятихвостый? И почему так хочется кушать? И кто был тот черноволосый мужик на моем монументе?...

Четвертый Хокаге, он же Йондайме, выхваченый из прошлого в тот самый момент, когда девятихвостый Кьюби пытался нанести свой сокрушающий удар, был в полной растерянности. Коноха изменилась. Люди изменились – они тыкали в него пальцами, смеялись и кидали камнями. За что? Неужели он настолько не вышел фактурой? Кинув взгляд на свой громадный монумент, Четвертый остолбенел – его прекрасное лицо, и так извращенное скульптором – неудачником, покрывали пошлые надписи, гласящие, что… Нет, ну это же не NC – 17, так что перечислять их я не буду. Судя по написаному, он не только являлся отцом всего юного поколения пяти деревень, но и был причастен к недавней эпидемии сифилиса среди мужчин. Так что, камни – вовсе не самое худшее, что могло с ним произойти. Грустно вздохнув, Йондайме внезапно почувствовал ЗАПАХ, сногсшибательный, как каменный обвал в горах, зовущий, как взгляд Шарингана Итачи. Запах, дарующий надежду на будущее… Четвертый не ел уже больше недели, так что, закрыв глаза и доверившись обаняию, двинулся вперед. Что же это за запах?

Хозяин Ичираку: Говорил тебе – не вывешивай грязные стоячие носки перед входом в ресторан!
Жена Хозяина: Но им нужно выветриться…
Хозяин Ичираку: Дура! Этим запахом всех посетителей отвадила!
Жена Хозяина: Нет, смотри, один идет! Чем я могу вам помочь?

К счастью для Йондайме, он свернул с курса и, минуя носки, зашел прямиком в Ичираку. Посчитав, что рамен – тоже неплохо, Четвертый глупо улыбнулся и подошел к прилавку. На него подозрительно косился оборваный бомж в коротеньком оранжевом кимоно и долбанутый на вид подросток. Посчитав, что совершит доброе дело, Йондайме спихнул бомжа на пол и уселся на его место. Денег у него отродясь не бывало, так что оставалось надеятся на собственное обаяние.
- Я так голоден… - протянул герой скрытого листа. Хозяйка Ичираку фыркнула и ткнула пальцем в пацана:
- Вот этот сегодня всех угощает… У него проси.
- Я один из легендарной тройки сеннинов, - послышался голос встающего бомжа, и я не позволю так с собой обращаться!
- Еще скажи, что ты – змеиный мастер Орочимару! – Четвертый пнул незнакомца ногой и тот вновь встретился с немытым полом Ичираку, - развели тут попрошаек!
- Идиот белобрысый! – мальчишка ткнул в Йондайме палочками для еды. Расценив это, как предложение отужинать, желтой молнией Четвертый ринулся к чашке с раменом и, выхватив ее у подростка, принялся с аппетитом уплетать.
Два следующих события произошли одновременно. Бомж выкрикнул непонятные слова, а на ладони пацана засветился…

Наруто: Расенган!
Орочимару: @#$%%@*^^%!!!!! Как он посмел меня не узнать? Я, Орочимару – сама, мастер змей и печатей, величайший в истории герой, гениальный исследователь…
Наруто: Бей его! Будешь знать, как есть мой рамен!!!
Орочимару: Изобретатель самых необычных дзюцу, натурал в расцвете сил, бывший член Акацуки…
Наруто: Я достану из тебя мою лапшу, даже если придется вскрыть тебе живот!
Орочимару: Никто меня не любит… Я рыдаю, слышите! Ры – да – ю!!!
Наруто: Рамен – не пища для всяких скандальных блондинов! Вот тебе, и еще, и еще…
Орочимару: Начинаю рыдать громче! А – а – а – а – а!!!
Наруто: А – а – а – а – а!!!
Четвертый: О – о – о – о – о!!!
В дверях появляются Кимимаро и Дейдара с транспарантами «Отрежь ногу – получи бесплатный значок клуба «АнтиОро» и «Каждому калеке – по велосипеду с ручным тормозом!».
Кимимаро: Ой! Орочимару – сама, кто вас обидел? Почему вы так одеты?
Четвертый: О – о - о… Орочимару? Вот б…
Орочимару: А – а… Кимимаро? Что ты здесь делаешь? Ку – ку – ку…
Наруто: Бва – ха – ха! Инвалид!
Кимимаро: Не нужно было тебя это говорить… Что сейчас будет…
Дейдара: Кто тут с презрением отозвался об инвалидах? А, знаю, высокий чувак со светлыми волосами, глупой мордой и дыркой от Расенгана! Вперед, коллега, покажем ему, как нас недооценивать!
Четвертый: Умираю…
Орочимару: Он притворяется! От дыры в левой стороне груди еще никто не умирал!
Наруто: Супер – гипер – Расенган!
Орочимару: Sen’ei ta jashu! Версия Анко!
Дейдара: Номер Девятнадцать! Бум!
Кимимаро: Tsubaku no mai на инвалидном кресле!

Несколько позднее:
Хозяин Ичираку: И кто за все это заплатит?
Нару/Оро/Дей/Кими: (одновременно тыкая пальцами в едва живого Йондайме): ОН!!!
Четвертый: Только если натурой… Ох – ох…

Продолжение следует…

0

6

Название: ЭПИК глава пятая - Нарутимативный Сюрреализм
Автор: Fuhrer Phibrizzo aka Phibrizzo
Жанр: Юмор… Яойчик, как всегда…
Персонажи: Орочи, Кабуто, Акацуки, Наруто, Ким-чан и еще… Вах, наконец-то в этой главе - любимый мной Дейдара!!!
Пары: Ой, много…
Отказ от прав: Угушечки… Противный Кишимото, это твое все…
Предупреждение: И снова - Мало Итачи с кашей… Зато, много Кисаме!!!

Песенка Орочимару: полная версия!
Умер, умер наш Хокаге,
Скоро сгинет Казекаге,
Шею вдруг свернет Райкаге,
Задохнется Мизукаге,
Заболеет Цучикаге –
Милый Оро станет Каге!

Автор умный, он решил подражать Льву Толстому. Вот что из этого вышло...
«Орочимару лежал под развесистым, зеленеющим в лучах яркого весеннего солнца молодым дубом, чьи юные желуди не посмел сорвать даже веселящийся от осознания собственной прелести и значимости легкий южный ветерок, добравшийся сюда с самого юга, где знойные загорелые женщины в ожидании своих мужей – ловцов искрящегося жемчуга, покоящегося на дне теплого средиземного моря, рядом с удивительными морскими созданиями – тщетно мечтали о благословенной прохладе, мысли его были наполнены светом, он словно слился с природой, дарящей наслаждение и покой, его любовь к Родине превосходила даже самые заветные мечты вечного, нестареющего романтика, погрязшего в иной реальности, растворившегося в пучине несуществующих страстей…»
Вот какой у нас Автор! Круто! А главное – Автор скромный!!!

Глава пятая: Нарутимативный сюрреализм

Учиха Саске мрачно бродил по темным коридорам собственного подсознания, где каждый символ, вытравленый кровью его клана в гранитных стенах вопил о нереальной, нечеловеческой ненависти к тому, кто разрушил его жизнь и вверг в вечное одиночество. Ненависти к Итачи… Учихе Итачи, его родному брату и единственному оставшемуся в живых родственнику. Ах, какой же он несчастный! Никто его не любит, никто не понимает, а ведь он – Учиха Саске, гений, мститель, красавЭц, аксакал, любимец девушек и бабушек, человек – параход или даже самый настоящий крейсер! Только вот злая судьба распорядилась так, что никто из примитивного окружения нашего востроглазого юного тормоза не понимал, как ему повезло, что есть на свете такой вот… мстительный Саске – кун.
Орочимару наш Саске - кун особенно не любил. Он к нему пришел? Пришел! Осчастливил, буквально, любимым собой, а желтоглазый подонок вместо того, что бы это счастье из клана Учиха на руках носить, натравил на него противного Кабуто с наставлением «следить, что бы Саске – кун ничего не спер, они Учихи такие…». Так, из карманов юного мстителя были изъяты: три деревянные ложки с хохломской росписью, один паровой утюжок в нерабочем состоянии, четыре рулона туалетной бумаги «Антигеморрой», сдутый футбольный мяч, пояс от кимоно Орочимару, восемнадцать ситцевых носовых платков, шесть фотографий Третьего Хокаге с автографами, меч Кусанаги и мотор от стиральной машинки «Малютка». Но ничего, зато у него остались две плюшевые змейки и большой сушеный таракан, позаимствованный из – под покрытого паутиной кухонного стола! Естественно, Саске знал, что просто так в зловещем логове зловещего сеннина даже тараканы не валяются, наверняка, в нем скрыт какой – то секрет или заключена великая сила… Глубоко вздохнув, Учиха – младший вышел из тьмы, оглянулся по сторонам – все чисто – и выложил дохлое насекомое на столик, прямо перед собой.
- Ты меня слышишь? – прошептал Саске. Почему – то, таракан сделал вид, что нет.
- Ты меня игнорируешь! – сделал вывод Учиха и принялся концентрировать чакру в раскрытой ладони, - но я добьюсь ответа! Я узнаю, что прячет Орочимару!
Саске накрыл таракана рукой и сосредоточился. В его красных от Шарингана глазах читались проницательный ум и дикая жажда мести… Никто не устоит перед подобным сочетанием!
- Я даю почувствовать тебе свою силу! Учти, если будешь сопротивляться – твоя боль не сравнится даже с моей!
Таракан, словно отважный советский партизан в руках Гестапо, хранил гордое молчание. Саске не мог понять – почему… Подобная стойкость и умение противостоять страху достойны уважения! Враг, который не сдается перед лицом всепожирающего пламени, смеется в глаза мучителям – больше, чем враг. Он – герой!!! Жаль, что подобные таланты растрачиваются впустую, ведь все силы уходят на службу змеиному мастеру… По лицу Учихи потекли горькие слезы. Он тоже мог стать таким – он же гений, носитель Шарингана и ненависти к Итачи, но в глубине черной, полуночной души, Саске всегда оставался трусом. Этого не изменить…
Бесшумно, в комнату вкатил Кимимаро на инвалидном кресле и удивленно посмотрел на чистые, прозрачные слезы отчаяния в глазах Учихи.
- Саске – кун, ты… - начал инвалид.
- Нет, нет… - перебил его Саске, - это не я плачу, это дождь идет…
Кимимаро поспешил согласиться (Что с психами спорить? От этого только конечности отваливаются…) и быстренько ретировался. Вернее, почти ретировался – в коридоре он едва не врезался в Кабуто.
- Совсем от рук отбился! – заорал перепуганый медик, - я говорил Орочимару – саме, что тебя к креслу не привязывать, а прибивать надо!!!
- Простите, Кабуто – сенсей, - смутился Кимимаро, - просто я только что увидел Саске – куна…
- Тогда ладно, - мигом успокоился Кабуто, - я когда его вижу, тоже дурным становлюсь…
- Это не все, - Кагуйя помолчал, подбирая слова, - он… В общем, у него галюцинации… он разговаривает с собственной рукой и утверждает, что идет дождь…
- Невозможно! – отрезал очкарик, - какой дождь? Крышу только в прошлом месяце починили!
- Но у него все лицо мокрое!
- Это особый вид галюцинаций! Он так сильно в них верит, что они материализуются! – в ужасе, понял Кабуто.
- И… Что же делать? Орочимару – сама в отпуске, не хочется его беспокоить… он так редко отдыхает… - залепетал инвалид.
- Сами справимся! – медик бодро зашагал в комнату, где обитал мрачный мститель, - Саске – кун, сколько пальцев ты видишь? Правильно, один. Средний. Что это означает? Громче, Саске – кун, громче… Эй. Итачи, ты слышал, как Саске – кун твою кашу назвал?!!!...

Автор берет слово. Он имеет на это право!!!

Итак, дорогой читатель, ты наверняка уже понял, какой сложный человек – Учиха Итачи. Этот маленький Итачи – гид поможет тебе разобраться в данном чудесном представителе вымирающего клана!
Учиха Итачи бывает четырех типов:
Тип 1: Крутой Итачи
Все детские травмы и проблемы – наружу. Крутой Итачи в глубине души считает, что никто его не любит и все недооценивают, поэтому постоянно стремится напомнить о себе криками «Крутой Итачи пришел! Щас Крутой Итачи надерет чью – то задницу! О, как я крут! Невероятно…». Крайне неприятный в общении субъект, но, несмотря на это, у него куча фанаток.
Тип 2: Аутичный Итачи
Для него, мало что имеет значение. Самое главное – не повредить драгоценного лица, ради этого Аутичный Итачи пойдет на все. Регулярно заявляет, что не вступает в бой, потому что «лишние ранения могут повредить выполнению миссии», на самом деле, попросту трясется за драгоценную мордашку с полосками.(Между прочим, полосы под глазами говорят о болезни почек...). Имеет серьезные проблемы со зрением.
Тип 3: Итачи Кашеядный
Итачи, который осознал всю мощь диеты и смог преодолеть банальные умственные барьеры, раскрыв тайны космоса. Все еще довольно таки агрессивен, особенно, если дело касается милой кастрюли.
Тип 4: Кашеядный Итачи
Умный Итачи! Четырнадцать ударов стиральной машинкой «Малютка» и попытка утопления в унитазе, даром не прошли. Нежное, доброе, глухое существо, которое можно только любить... Во всяком случае, сам он так думает, однако свою любовь тратит исключительно на кашу, чей язык научился понимать. Мечтает когда – нибудь
сварить самый большой котел с кашей в мире… О себе говорит только в третьем лице.

В это время, Орочимару наслаждался отпуском. Он находился в уютной маленькой камере, а его соседом являлся никто иной, как достопочтенный Четвертый Хокаге. Сеннин сладко потянулся и обратил свой змеиный взор на товарища по… месту временного жительства. Тот забился в угол, закрыл голову руками и тихо сопел.
- Хорошо то как… - протянул Орочимару, - ни темного Саске – куна, ни занудного Кабуто, ни кашеядного Итачи… Нормальные условия быта, рабочая канализация, мягкая постель… Пожалуй, я здесь задержусь!
- Но это же… это же… Исправительная колония, где преступников заставляют работать, что бы искупить грехи перед обществом… - неуверенно пискнул Четвертый и расплакался. Он не хотел, что бы все так вышло. Проклятый лисий пацан его подставил! Впрочем, подобного стечения обстоятельств можно было ожидать. Легендарный светловолосый укротитель Кьюби являлся патологическим неудачником.
Для начала, он никогда не хотел становиться Хокаге. Работенка еще та! Целый день корпишь над бумагами, выслушиваешь жалобы и просьбы, ловишь недовольные взгляды и тухлые помидоры – и хоть бы кто спасибо сказал! Зато, стоит кому – нибудь напасть на эту замшелую деревеньку – и нате вам: «Наш Хокаге, наша гордость… Помидоры? Какие помидоры? Ах, это? Детишки шалят, глупые еще… Мы все вас любим, честно – честно… Давайте, пожертвуйте жизнью за Коноху! Что значит, не хотите? А ну пошел, бюрократ! Бей его, народ! Он работать не хочет! Что – мы его зря избрали, что ли?!!!»
Четвертый поежился, вспоминая Девятихвостого. Бедное, несчастное существо, загнанное всей деревней, эти глаза, полные слез и боли… Похоже, демону не везло, прямо как самому блондину. И он его пожалел, запечатал, что бы всякие Хьюги, Учихи и Узумаки до зверюшки не добрались. По идее, Четвертый должен был быть мертв – но внезапно мир перевернулся и Хокаге оказался в одиночестве, на незнакомой дороге, голодный, растеряный и ничтожный… Что случилось потом, все уже знают. Подлый, подлый Хошигаке Кисаме! Спас его от смерти – а зачем? Естественно, что бы Четвертый испытал еще большие муки. В ходе полного разгрома Ичираку, наш любимейший Хокаге не только получил тяжелые ранения, но и был несправедлива обвинен в оскорблении инвалидов, неуважении к пенсионерам, растлении малолетних и нанесении тяжких моральных травм посетителям своей дыркой от Расенгана в левой стороне груди. Его тут же скрутили вездесущие АНБУ и доставили в тюрьму без суда и следствия. Истинные же виновники произошедшего, подло хихикали, кукукали и тыкали в неудачника пальцами... Впрочем, он бы это перенес, но главный ужас последовал за ним даже сюда...

Флэшбек...
Наруто пинает Йондайме.
Наруто: Еще хочешь? Да? Получай! Получай!
Дейдара пинает Йондайме.
Дейдара: Враг инвалидов – мой враг!
Кимимаро пытается задавить Йондайме инвалидным креслом.
Кимимаро: Я лично против тебя ничего не имею, но и отрываться от большинства тоже не хочется. От этого потом болят ребра... И почки... И к инвалидному креслу привязать могут...
Орочимару пытается вытащить голову из пробитого пола.
Орочимару: Угадайте... уф... уф... кто за это заплатит... уф... уф... Я отомщу!!!
Вбегает отряд специального назначения «КОРЕНЬ».
Сай: Разгромили Ичираку...
Светловолосый брат Сая хватается за сердце и умирает от неизвестной науке болезни.
Сай: Брат умер... Плохо, наверное...
Четвертый Хокаге: Наверное?...
КОРЕНЬ №1: Заткнись, тварь! Это твоя вина!
КОРЕНЬ №2: Давайте, грязно надругаемся над его телом!
Сай: Что - что?
КОРЕНЬ №2: Не волнуйся, я имел в виду твоего умершего брата. Ему уже все равно...
Сай: Мне тоже все равно...
КОРЕНЬ №1: Тогда начали!
Йондайме, превозмогая боль, поднимается и закрывает собой тело.
Четвертый Хокаге: Не смейте! Это отвратительно!
Сай: Наверное...
Четвертый Хокаге: Я не позволю!
Хозяин Ичираку: Заберите этого извращенного преступника! Он разрушил Ичираку!
Сай: Пошли, что ли...
Оба КОРНЯ с ненавистью смотрят на Хокаге. Орочимару вытаскивает таки голову из пола.
Орочимару: Парни, а там, куда вы его ведете, кормить будут?
Сай: Наверное...
Орочимару: Я с вами!
КОРЕНЬ №1: Вот еще! Нужен ты нам!
Орочимару: Но я – преступник S – класса, змеиный мастер Орочимару! Меня все разыскивают!
КОРЕНЬ №2: Не круто... Ты старый!
Орочимару: Но вы же меня не варить собираетесь!
Сай: Пошли, что ли...
Орочимару: Эдо Тенсей!
Брат Сая восстает из мертвых и убивает КОРНЯ №1.
КОРЕНЬ №2: Круто!
Брат Сая убивает КОРНЯ №2.
Дейдара: Коллега Кимимаро, живо рвем когти!
Используя Кимимаро на кресле, как таран, Дейдара вылетает в окно. Наруто тоже убегает, не забыв прихватить с собой выручку из кассы Ичираку.
Сай: Брат...
Орочимару хватает Сая и Йондайме и несется в направлении тюрьмы.
Орочимару: И пусть только попробуют меня не пустить! Я им покажу всю мощь змеиных техник!
Йондайме растерянно принимается выть от страха.
Сай: Ну и что...

- Орочи... мару... – бедняжка перешел на надрывные всхлипы, - ой, ну за что? Ты... ты...
- Орочимару – сама, - надменно поправил его Сеннин.
- Сама! – немедленно согласился Четвертый.
- Кто – сама?!!! – разъярился пенсионер, - да у меня столько баб было, до скольки ты сосчитать не сможешь!
- А – а... – Йондайме задумчиво посмотрел на свои пальцы, - один... два... много... очень много...! Но причем здесь...
Челюсть Орочимару с громким стуком упала на пол. Плохой у него был зубной протезист...
- Ты что – считать не умеешь? – поставив зубы на место, изумленно спросил Сеннин.
- А ты... умеешь?
- ДА!!!
Слезы в больших, выразительных глазах Желтой Молнии высохли. Нет, правда, его заинтересовал этот удивительный человек. Глубокий интеллект отражался на бледном, измученном болью лет лице, нервные тонкие пальцы явно не знакомы с тяжким трудом, точеный аристократический нос выдает одного из потеряных потомков императорской семьи... Он СЧИТАТЬ умел!!!
- Я и писать могу! – рявкнул Орочимару, и, решив не связываться с дебилом, повернулся к стенке и выразительно захрапел. Четвертый Хокаге, переварив столь сложную для себя информацию, уютно устроился на грязном полу рядом с парашей – естественно, лучшее место досталось ему - и принялся считать бегущих овец.
- Один... Два... Много... Очень много... Очень много и Один.... Очень много и Два... Ай... Ну неудача... Запутался...
Овцы повертели копытами у виска и пошли к другому Хокаге.

Хошигаке Кисаме брел по проселочной дороге – так подсказывало ему сердце. На самом деле, если бы владелец Самехады знал значение слова «проселочный», он ни за что бы не заблудился в окрестностях родного логова Акацуки. Он был лидером зловещей организации, и это грело рыбке душу, но покушать Кисаме тоже был не против. Впрочем, это все мелочи по сравнению с его грандиозными планами, которые автор раскрывать не станет. Автор еще не знает, о чем думал рыбомордый бугай, поскольку Кисаме слишком сложный для понимания герой.
Короче, Хошигаке Кисаме брел. Мимо пронеслось стадо овец.
- Овечки, вы куда? – кокетливо спросил последний из Акацуки.
- Бе – е – е... – ответили овцы, нагадили большую кучу и унеслись прочь.
- Некультурно! – решил наш герой, но преследовать животных не решился. Было в них что – то темное...
Кто – то похлопал его по плечу. Кисаме был умный, поэтому оборачиваться не стал. Это наверняка был турист... Да, точно, турист! Поэтому, рыбка не попадется в его хитрые сети, а будет брести дальше, в поисках неизведанного.
Еще хлопок... На этот раз, по любимой синей заднице. Однако, Кисаме был ОЧЕНЬ умный, поэтому оборачиваться не стал. Это наверняка был медведь... Да, точно, медведь! Поэтому, рыбка не попадется в его хитрые сети, а обернется, и закричит:
- Знаю я, кто здесь турист, а кто – завтрак туриста!!! Бва – ха – ха!!!
А медведь ему ответит:
- Ты умный, я тебя есть не буду! – и падет замертво. А Кисаме его съест... Сырым съест... Как же он хотел кушать!
Или, это не медведь, а паровоз... С партией жирных машинистов... Или «Титаник», который везет за веревочку Лео ди Каприо и приветливо так предлагает Кисаме ночь с собой... Нет, какая ночь? Любовь – любовью, а на пустой желудок даже Дейдара его не возбуждал... Какой Дейдара? Тоже мне, сексуальная фантазия! Он же – синий Дон – Жуан, нужны ему инвалиды... А где Дейдара ручки закопал? Вкусные ручки... Ням... ням... Ням...
- Я оборачиваюсь! – предупредил Кисаме и замер на миг, затем совершив обманный маневр, - АГА! Попался!!! Ме... ме... Медведь!
- Ням! – сказал фиолетовый плюшевый мишка и расплакался, - мою семью убил Гринпис и сделал из мамы – шапку, из папы – шубку, - а из сестренки...
- Продолжай! – в глазах Кисаме светился искренний интерес.
- А сестренку он забраковал! Р – р – р – р! Разорву!!!
Превратившись в большой волосатый параход с тысячью жирненьких туристов, каждый из которых готов был скушать Кисаме за его порочные мысли, псевдо – медведь кинулся на нашу любимую рыбку...

Орочимару скучал в компании достопочтенного Четвертого Хокаге. Трудно было найти более гадкого собеседника – блондин от каждого подозрительного – на его взгляд – заявления – забивался в вонючий уголок рядом с любимой парашей и принимался горько, жалобно реветь. Делал он это так, что даже увитое змеями сердце Сеннина начинало болеть, Орочимару пытался успокоить соседа по камере, что приводило еще к худшим последствиям.
- Э – э... Иондайме, - пенсионер придал своему хриплому голосу необычайную нежность, - ну что ты здесь лежишь? Смотри, здесь еще три места окола окна, прицепился ты к этой параше! Это же камера для четверых, а нас только двое.
«Да, - грустно подумал Четвертый, - все остальные высосали себе спинной мозг от страха, что будут в одном помещении с НИМ... А я не смог! Я такой трус...»
- Ну слушай, - Орочимару нервно отбивал обутой в дырявый носок ногой нехитрый ритм песенки про Каге, - ну что я тебе сделал, Что ты хнычешь, как дитя?
Йондайме знал, что уже никогда не заснет, и будет ходить с черными кругами вокрук глаз, и брови у него повылезут... Почему – то, в этом он был уверен даже больше, чем Итачи – в полезности любимой каши. Хокаге ведь верил Орочимару... Но тот его предал! Воспользовался его беззащитным телом, усыпив разговорами о том, что умеет считать и писать. «Тоже мне – гений! – возмущался оскорбленный блондин, - никто не может одновременно делать и то, и другое!» Ему вот, что бы овладеть нехилой способностью считать до... Очень Много Плюс... потребовалось три года. И это – рекорд, даже Дзирайя – сама его не превзошел! Лживый змей пытался вновь обвести его вокруг пальца – но наш Хокаге, если его семь раз обмануть, на восьмой уже не попадался! Его бедная задница безумно болела. На самом деле, мстительный Сеннин всего лишь припомнил блондину случай в Ичираку и как следует пнул... Но Четвертый этого не знал, поскольку спал сном жареного младенца. А когда проснулся... Ну что этот тупенький симпатяшка мог еще подумать?!!!
Терпение Орочимару лопнуло. Эти голубые глаза, без устали наполнялись слезами, красивое лицо перекашивалось в гримасе неземного страдания... Он ринулся к Желтой Молнии и схватил того за отвороты красного плаща:
- Че я те сделал, а?
Орочимару в гневе был настолько страшен, что Йондайме попросту потерял сознание. Не имея возможности сдержать себя, Сеннин вышиб решетчатую дверь и бодрым шагом направился... погулять. Охрана даже не пыталась его задержать – своя жизнь всегда дороже, а ужаснее Змеиного Мастера в плохом расположении духа мог быть лишь один человек. Его имя...

- Кабуто! – Учиха Саске стиснул зубы, ища пути к отступлению. Их не было – медик оказался отличным стратегом. Тридцатисантиметровая игла на громадном шприце зловеще блеснула... Шансов у юного страдальца не оставалось...
Сперва, по ложному обвинению в «принижении достоинств прекрасной каши», его избил Итачи. Бил истребитель клана Учиха долго, беспощадно и больно... Саске теперь передвигался на костылях, но это был пустяк по сравнению с тем, что ему устроило подлое очкастое чудище.
- Сас – ске – кун! – Кабуто отлично шипел, не хуже, чем Орочимару в момент душевных тревог, - это же первая медицинская помощь!
«Пятнадцатая за день, - мрачно подумал Учиха, - я теперь до конца жизни на животе спать буду... Если выживу...»
В отсутствие чудесного, очаровательного, прекрасного, добрейшего, нежнейшего Орочимару – тысяча раз самы, Якуши Кабуто из затюканого мальчика – на – побегушках, - превращался в тирана. В это моменты, его побаивалась даже Бакемунья, стараясь не подвернуться под горячую руку со скальпелем.
- Орочимару – сама! – взвыл Саске, - где вы?!!!
- Он в отпуске, - ответил медик и очки его зловеще блеснули, - не стоит прерывать отдых мастера... Он заслужил шанс повеселиться!!! А ты заслужил... – он чуть помедлил, что – бы слова произвели нужный эффект и внезапно улыбнулся, - Ты заслужил постельный режим.
- Правда? – обрадовался Учиха, - и никаких уколов?
- Я пошутил! – в мгновение ока, Кабуто зашел к нему в тыл. Сверкнула страшная игла... и Учиха Саске завопил от нестерпимой боли. В углу, съежившись от страха и прижимая к себе кастрюлю, плакал Итачи. Даже ему было не по себе...

Кто – то где – то далеко...
- Му!
- Не дайте ему выбраться!
- Му!
- Да не ему! Этот пусть катится...
- Му!
- Эй, не подходи ко мне!!!
- Караул! Он приближается!
- Му!
- Не подпускайте его ко мне! Спасайтесь!
- Му!
- Бва – ха – ха! Я свободен! Теперь я отомщу вам всем!
- Му!
- А ты вообще кто?
- Му!

У Саске – куна началась жуткая гангрена правой ноги. Выход был один – ампутировать поврежденную страшной болезнью конечность. Во всяком случае, так утверждал особо умный Кабуто. Несмотря на отчаянные заверения Учихи, что нога черная, потому что он пролил на себя флакончик с лаком для ногтей, принадлежащим Итачи, жажда очкастого провести хирургическое вмешательство была настолько сильна, что юный тормоз из бочки лежал, привязаный к грязному, окровавленному столу для операций и молился всем богам, которых мог вспомнить.
- Не поможет, - ехидно заметил Кабуто, начищающий верный скальпель до зеркального блеска, - нужна срочная ампутация! Иначе – ты погибнешь в муках, а Орочимару – сама расстроится... Он так хочет твое тело!
- Без ноги – не захочет! Кому я безногий нужен? – Учиха перешел на визг.
- Я бы тебе сказал, - медик вздохнул, - но еще не время... Время для, - очки эффектно блеснули, зловещая улыбка растянулась от уха до уха, - для спасения твоего прекрасного тела от страшной болезни! Бва – ха – ха!
- Наруто! – Саске орал так, что несколько стеклянных колб с образцами разбились, - Наруто! Любовь моя!!! Спаси меня!!! Наруто!!!
Кабуто заинтересовано посмотрел на носителя Шарингана и отложил скальпель. Усталая Бакемунья вошла в операционную и радостно принялась пожирать выпавшие из разбитых банок органы.
- Это – члены АНБУ, - очкарик погрозил собачке пальцем, - смотри, отравишься. Думаешь, они часто мылись?
- Меня сейчас стошнит, - простонал Учиха, - психи! Вы все – безбашенные психи!
- А ты – закомплексованый тормоз, - Кабуто подсел к страдальцу поближе, - Давай заключим договор.
- Все, что угодно! – Саске действительно был готов на все... или почти на все. Он съест все члены АНБУ, переспит с Бакемуньей, поцелует Итачи в кашу...
Неожиданно, очкарик покраснел и смущенно прошептал:
- А ты это... Гей? Ну, это, Наруто тебя...
- Да... – Учиха тоже покраснел.
- А как? – в глазах Кабуто светился нездоровый интерес, - Ну это... Как это бывает... Между мужчинами...
- Так это... - Саске вздохнул и принялся рассказывать подробности своей интимной жизни. Стыдно, конечно, но это был его единственный шанс на спасение.
Бакемунья, забыв про члены АНБУ, тоже заинтересовано слушала. Саске стал пунцовым, однако боялся прерваться даже на минуту. Ему предстояла длинная ночь...

В это время, наша рыбка, наш Кисаме, медленно приходил в сознание. Ему слышались два странных голоса...
- Суши!
- Не буду я из него суши делать! У него вид дебильный...
- Тогда, может его продать...
- Как секс – раба? Да кто на него польстится?
- Как суши!
- Суши, суши... – пробурчал недовольный Кисаме, - сами суши! Я – преступник S – класса из деревни...
- Сразу видно, что не из города! – довольно отметил один из голосов, - грибник!
- Кто – грибник? – не понял последний из Акацуки.
- Так у тебя же с собой целое лукошко! Красивые грибы, блестящие...
Ни о каких грибах, Кисаме знать не знал. Хошигаке вообще не помнил, что с ним случилось и где он раздобыл лукошко. С трудом, рыбка разлепил синие веки и тут же завопил от ужаса – на него смотрело страшное чудовище, словно пришедшее из ночных кошмаров параноика. Бездна безумия и безнадеги... И он завопил, думая, что конец близок...
- Жестокий ты, Наруто, - второй голос был пронизан сочуствием, - нельзя же так сразу...
- Заткнись, лисятина! Я ничего особенного не сделал – просто зеркало к его лицу поднес, хотел поймать последнее дыхание...
- Я об этом и говорю...
- Суши, суши... – Узумаки Наруто кинул в рот один грибочек и прожевал его, - да кому ты нужен? Никому не нужен... Ик... Я подросток с трудным детством... Ик... Я никому... Ик... Не... Ик... Не нужен... Ты брат мне!
- Я – лиса за печатью! – надрывался девятихвостый в желудке мальчика, - Где ты, где, мое счастье?
Кисаме перестал вопить и тоже потянулся к лукошку...

Продолжение следует...

0

7

Вместо новой главы - это ответвление
Название: День рождения Итачи (одна из альтернатив ЭПИКа)
Автор: Fuhrer Phibrizzo aka Phibrizzo
Жанр: Стеб
Рейтинг: PG-13
Отказ от прав – все в лапы Кишимото
Герои: Орочимару, Дейдара, Итачи, Саске, Наруто, Кьюби, Сасори, Тоби, Гаара, Каша, Сюкаку…
От Автора: Альтер – что тут еще скажешь? И снова Итачи – с кашей…
Предупреждение: Дурь полнейшая.
Сюжет: Нет тут никакого сюжета, а так же целей, причин, методов и следствий.

Благодарность за неоценимую помощь Мяу-чан. Спасибо, мой котенок, ты наше все!!!

Просто ответвление\дополнение к ЭПИКу. Та же вселенная, те же герои...

День рождения Итачи.

Тайное убежище Акацуки. Вокруг громадного стола – Сасори, Зецу, Дейдара, Саске, Тоби и Гаара с Сюкаку. Орочимару сидит чуть в стороне и с увлечением читает какую – то книгу. Сам виновник торжества с растерянным видом озирается по сторонам и прижимает к груди кастрюлю с кашей.
Сасори: Дорогой наш Итачи! Мы все тебя безумно любим…
Саске: (бурчит) Кто любит, а кто убить хочет…
Дейдара: Заткнись, щенок! Будешь дальше перебивать – тогда Сасори никогда не заткнется и мы никогда не приступим к трапезе! А у меня, между прочим, собрание клуба «АнтиОроЦуки» через час…
Сасори: Дорогой Итачи! Мы все тебя безумно любим…
Саске: Кто любит, а кто хочет отомстить за уничтоженый клан…
Дейдара: Нет, ну это уже слишком! Кто – нибудь, заткните мелкому пасть!
Зецу: Тебе надо – ты затыкай! От тебя больше всего шума! Достал со своим клубом!
Дейдара: Погоди у меня, зебра! Скоро сам станешь его почетным членом!
Зецу: Эй, все слышали? Дейдара мне угрожает!
Тоби: Давайте убъем Дейдару, а я стану новым членом Акацуки…
Сасори: Итачи – украшение Акацуки, бу – бу – бу – бу – бу…
Зецу: Нет, мне, конечно, Дейдара не нравится…
Тоби: Ура!!!
Зецу: Но ты мне не нравишься еще больше! Еще одно слово – и я тебя съем!
Дейдара: А потом он сходит в туалет и воскресит тебя из того, что осталось. И опять съест. И опять пойдет в туалет…
Тоби: …
Зецу: …
Дейдара: Приятного аппетита, сволочи!
Зецу: Иногда, Дейдара, я тебя просто ненавижу…
Дейдара: Конечно! А все потому что я не такой, как вы! Я инвалид – и горжусь этим!!! Что молчишь – язык проглотил?
Орочимару: Я бы попросил не отзываться о языках с такой грубостью, да еще и в моем присутствии!
Дейдара: Ба! Говорящий глист! Иди, неси свое присутствие в другую задницу!!! Думаешь, если у меня рук нет – можно надо мной издеваться? Вы все только и оскорбляете несчастного инвалида, но ничего, придет и наше время…
Сасори: Деяния Итачи… бу – бу – бу – бу – бу…
Зецу: Давайте убъем Дейдару, а Тоби станет новым членом Акацуки…
Орочимару: Полностью поддерживаю!
Тоби: Я согласен! Эй, Дейдара, не смотри на меня так! Ты чего, Дейдара? Я же пошутил… А – а – а – а – а!
Орочимару: Что это за дзюцу без помощи рук? Невероятно!
Дейдара: Называется: «Ногой по морде и коленом по яйцам». Хочешь, попрактикуюсь на тебе?
Итачи: Итачи!!! Дейдара страшный!!! Кашу напугали… Каша, вернись к Итачи, не бойся!
Орочимару: Ну, вот, напугали именинника! Тебе должно быть стыдно, Дейдара!
Дейдара: А тебе, дебильный бледный червяк было стыдно, когда инвалидов оскорблял? Нет! И че ты тогда к моей совести взываешь? Я злобный элитный убийца, нет во мне ни капли жалости!
Итачи: Каша!!! (хлип – хлип) Почему ты молчишь? Каша, не бросай Итачи! (хлип – хлип) Каша!!!
Сюкаку: (хлип – хлип) Каша…
Гаара: Сюкаку, быстро заткнулся! И прекрати из меня вылезать!
Сюкаку: Каша…
Дейдара: А Сюкаку ты за что обидел? Что, не на ком злость сорвать? Нет, я просто не втыкаю – почему все такие сволочи?
Итачи: Не уходи! Каша… Кашенька… Итачи так одиноко…
Сюкаку: Каша… (хлип – хлип).
Гаара: Сюкаку, к ноге! У этой каши наверняка нет справки от ветеринара, еще блох подцепишь…
Дейдара: Ну ты и гад! Безбровый мелкий крысеныш! Гляди, все – а особенно Сюкаку - расстроились из – за твоих выходок, ты буквально убил атмосферу праздника! Ну, Итаченька, не плачь, давай я с кашей поговорю…
Зецу: Я всегда подозревал, что Дейдара инвалид не только в физическом смысле…
Итачи: Итачи…
Сасори: Бу – бу – бу – бу – бу…
Дейдара: Ну кашенька, ну поговори с Итачи! Он тебя не обижал, это все безбровый! Смотри – он и Сюкаку обидел, но ведь Сюкаку не спрятался, он терпит, знает, что будет лучше. Давай, каша, бери пример с Сюкаку!
Тоби: Вообще то, Гаара здесь не причем, каша испугалась грубости Дейдары… Ой – ой!
Орочимару: Классное дзюцу! Как там было? Ногой по морде и…
Дейдара: Потом покажу. Ну что, как там наша каша?
Итачи: Каша говорит! Дейдара вернул кашу! Дейдара лучше всех!
Дейдара: Хех! Ммм…
Сасори: Бу – бу – бу – бу – бу… Дорогой наш Итачи, мы все тебя очень любим…
Зецу: Он что – пошел по второму кругу?
Сасори: По пятому! Один Орочимару меня слушал! А вы все – кучка бездельников!
Орочимару: Хрр… Хрр…
Сасори: Ну хорошо, НИКТО, АБСОЛЮТНО НИКТО меня не слушал!
Саске: Я слушал…
Сасори: А ты вообще кто?
Саске: Я мститель, я пришел убить Итачи!
Сасори: Какой у нас милый мальчик!
Сасори треплет Саске по щеке. Лицо Саске перекашивается, но он мужественно терпит страшное наказание.
Сасори: Ты слышал, Итачи? Этот очаровательный юный гей пришел тебя убить! Какая прелесть! Пожалуй, я возьму его в Акацуки!
Тоби: Категорически с этим не согласен!
Дейдара: А че – я только за! Этот мальчик абсолютный инвалид по всем показателям!
Итачи: (поет каше колыбельную).
Саске: Нужны вы мне…
Саске уходит во тьму и принимается ангститься. Орочимару просыпается и невинно смотрит на Сасори.
Орочимару: Потрясающая речь, Сасори! Все в восхищении! Давайте есть!
Дейдара и Гаара принимаются подло хихикать.
Сасори: Орочимару, ты идиот.
Орочимару: Зато мою бабушку звали не Чие, и я не заглядывался на Сакуру.
Зецу: Сасори, это правда? Ты извращенец!
Сасори: Наглая ложь!
Дейдара: Ага, ложь! Он заглядывался на обеих, но потом встретил Третьего Хокаге…
Сасори: Дейдара, я думал мы друзья…
Дейдара: Никогда не назову другом человека, который на моей кровати выгибался, пытаясь доставить старику больше удовольствия. Знаешь, как без рук простыни стирать? Все ведь уделали! Подлец! А потом Сарутоби его бросил, потому что вспомнил Орочимару – куна, так Сасори так рыдал, что я от смеха чуть не утонул в пруду, где стирал простыни… «О, мой бодрый старичок! Зачем же ты меня обидел? Бросил сиротинушку, словно я слова доброго не стоил…». Тьфу! Я теперь на кухне сплю, вернее, спал, пока не стал свидетелем порочной связи…
Зецу/Тоби/Гаара: Молчи!
Дейдара: Пятьдесят баксов с каждого и две сотни с Сасори, дополнительно, что бы я не раасказывал подробности его любовных игр с Третьим…
Все вышеупомянутые мрачно отсчитывают купюры и отдают их Дейдаре.
Дейдара: И по сто – с Саске и Итачи…
Саске: За что это?
Дейдара: Я же говорил – что бы я не рассказывал подробности любовных игр Сасори с Третьим…
Саске: Эх…
Саске достает копилку и отдает Дейдаре почти все содержимое.
Итачи: Итачи… Нет денег…
Дейдара: Ну, ладно. Прощаю, считай это подарком на день рождения!
Итачи: Это – лучший подарок для Итачи!
Сасори: А почему ты не взял плату с Орочимару?
Дейдара и Орочимару переглядываются.
Дейдара: Ну нравится он мне, нравится!!! Как его ни увижу – так сразу голубые мысли появляются!
Орочимару: Ку – ку – ку…
Дейдара: Пошли, противный, на кухню, я вступлю с тобой в порочную связь!
Орочимару и Дейдара удаляются и запирают за собой дверь.
Саске: Омерзительно…
Сасори: Знаете, что в этом самое интересное?
Тоби: Что?
Сасори: Я не знал о своей связи с Третьим Хокаге, пока неделю назад Дейдара не принес мне видеозапись плохого качества, где этот… э - э … дедушка, мне, простите, вставляет…
Зецу: А почему ты сразу не сказал?
Сасори: Я боялся, что Дейдара расскажет о том, что я гей…
Тоби: Боже… Ты тупой!!!
Гаара: Тупее, чем Сюкаку! Если тебя имеет мужчина, это уже значит, что ты гей…
Зецу: А Третий – мужчина?
Гаара: ДА! В какой – то степени… Я не проверял…
Сасори: ДЕЙДАРА! ГДЕ ЭТОТ МЕРЗАВЕЦ ДЕЙДАРА? ОН ОПЯТЬ МЕНЯ ОБМАНУЛ!!!
Саске: Не ори… Нам тоже, между прочим, досталось… Сто долларов – это сто долларов…
Тоби косится на Зецу.
Тоби: Ума не приложу – как он узнал, что мы с тобой – вместе? Мы же скрывали, что мы геи… Ну ничего, пятьдесят долларов– не так много для нашей любви…
Сасори: Чтоа??? Вы тоже геи?
Тоби: Упс… Хе – хе… проговорился…
Гаара: А я молчу. Просто молчу. И ты молчи, Сюкаку…
Итачи: Итачи… Все забыли про Итачи…
В пещеру влетает взмыленый Кисаме с громадной, перевязаной бантом коробкой.
Кисаме: Итачи! Поздравляю! Прости, что задержался… Эй, а что все такие угрюмые?!!!
Итачи: Кисаме! Итачи! Подарок! Каша!
Сасори: Итак, вернемся к началу праздника… Позовите кто – нибудь Орочимару и Дейдару… Нечего им веселиться! Пусть у них тоже испортится настроение…
Кисаме:…

На кухне, за столом сидят Орочимару и Дейдара и считают деньги.
Дейдара: Ты, конечно, глист – но напарник классный! Где ты раздобыл это видео?
Орочимару: Глиста я тебе еще припомню… А это – скрытая запись полового акта Сарутоби с его клоном, превращенным в Сасори…
Дейдара: Почему в Сасори?
Орочимару: Он думал, что это я, притворившийся его клоном, притворившимся Сасори, а Кабуто так оперативно это заснял…
Дейдара: Что мне льстит, так это то, что они занимались этим на МОЕЙ кровати… Не скрытое логово зла – а бордель какой – то!
Орочимару: А с простынями что? И не надо мне говорить, что ты их постирал…
Дейдара: Вот еще! Я их Сасори подсунул, он даже не заметил!
Орочимару: Так… Дрянь – то какая…
Дейдара: А че? Ради денег я готов на все, у меня органицация, между прочим, на ноги встает. Кстати, не хочешь сделать вступительный взнос? А я тебе значок подарю…
Орочимару: Нет уж… Я лучше начну копить на старость!
Дейдара: Ты и так старый! И страшный! Зачем тебе стареть дальше? Иди лучше, утопись, а свое имущество завещай «АнтиОроЦуки»! Мы тебя не забудем!
Орочимару: Не нравишься ты мне, почему то…
Дейдара: Ой, заткнись! Мне, например, вы все – здоровые буржуи – совсем не нравитесь, но я же не кричу об этом на каждом шагу…
Орочимару: Кричишь…
Дейдара: Занудный какой… Ну что – кого теперь будем разводить? Может, Сюкаку?
Орочимару: У него ничего нет, кроме самого Сюкаку.
Дейдара: И то верно… Пошли, украдем трусы Саске и наденем их на голову Гааре!
Орочимару: Это зачем?
Дейдара: Учись мыслить! Мы сфотографируем Гаару в таком виде и будем его шантажировать! Либо он, как Казекаге, заставит всех вступать в «АнтиОроЦуки» в принудительном порядке, либо…
Орочимару: Мы покажем фото Саске? Или его лисьему любовнику?
Дейдара: Как запутано… Нет, мы пригрозим, что проломим его тупую башку и заполним ее кашей!
Орочимару: А причем здесь трусы?
Дейдара: А это – что бы прикольнее было… И фото на память останется…
Орочимару: А я всегда считал себя худшим из подонков…
Дейдара: Это все – здоровье! Оно губит мысль в зародыше! Вот отрежь себе ногу – сразу думать научишься! Хочешь, помогу?
Орочимару: Ох, ты мне совсем не нравишься…
Дейдара: А уж как ты меня раздражаешь… коллега!

Флешбэк…
Дейдара: Вот, Сасори, у меня есть видеозапись твоего порочного соития с Сарутоби!
Сасори: Но я никогда не встречался с Сарутоби…
Дейдара: Видеокамера знает лучше! Смотри, как он тебя…
Сасори: Омерзительно… Но я никогда даже…
Дейдара: Смотри, смотри! Извращенец!
Сасори: Дейдара, пожалуйста, не показывай это никому…
Дейдара: Ну вот! Уже признался!
Сасори: Я не признавался!
Дейдара: Ага, угу… Ты кого обдурить решил? Эй, все, слышали? Сасори признал свою порочную связь с Сару…
Сасори: Я тебе заплачу!
Дейдара: Сколько?...

Наруто сидит согнувшись в три погибели и пристально смотрит на пещеру в которой продолжается празднование дня рождения Итачи. Глаза у Наруто красные.
Наруто: Мы наконец-то здесь.
Кьюби: Главное, чтобы нас не поймали.
Наруто начинает трясти от ужаса.
Наруто: Даже не упоминай об этом.
Внизу Сасори снова начинает свою поздравительную речь.
Кьюби: Напомни мне еще раз, когда мы вступим в действие?
Наруто: Когда Сасори закончит свою поздравительную речь.
Кьюби: Не когда, а если.
Наруто: О, заткнись! Я не виноват, что это рыжее нечто не может успокоиться до тех пор пока его хоть кто-нибудь не выслушает.
Кьюби: Мы будем сидеть здесь вечно.
Наруто: К счастью день рождения это всего один ДЕНЬ.
Кьюби: Ты свой помнится праздновал неделю.
Наруто: Это другое.
Смотрит своими красными глазами на праздник внизу.
Кьюби: У тебя глаза красные.
Наруто: Я знаю.
Кьюби: Я не давал тебе чакры.
Наруто: Это от недосыпания.
Продолжает смотреть своими красными глазами вниз.
Кьюби: Что делает Сасори?
Наруто: Заново читает речь.
Кьюби: Его хоть кто-нибудь слушает?
Наруто: Кажется Гаара слушает.
Кьюби: А что здесь делает Гаара?
Наруто: Не знаю, но из него наполовину торчит Сюкаку.
Кьюби: Ну ладно, а ответь мне что здесь делаем МЫ?
Наруто вздыхает…

Флэшбэк Наруто. Семь дней назад:
Наруто и Саске сидят на диване прижавшись друг к другу и смотрят «Звонок». На экране главная героиня только только просмотрела проклятую кассету. Звонок телефона на экране, звонок в дверь и звонок телефона звучат одновременно.
Саске и Наруто одновременно подскакивают на диване и переглядываются.
После непродолжительного молчания:
Наруто и Саске шепотом: Камень! Ножницы! Бумага!
Героиня «Звонка» продолжает трястись с ужасом глядя на телефон.
Наруто на нетвердых ногах направляется к двери.
Саске на еще более нетвердых ногах направляется к телефону.
Героиня «Звонка» поднимает трубку.
Саске поднимает трубку.
Наруто открывает дверь.
Голос в трубке в руках героини «Звонка»: Семь дней.
Голос в трубке в руках Саске: Семь дней.
Голос человека которому Наруто открыл дверь: Семь дней.
Наруто в шоке смотрит на стоящего перед ним Кисаме. Кисаме прижимает сотовый к уху.
Кисаме одновременно в телефон и Наруто: Семь дней. Через семь дней состоится день рождения почетного члена Акацуки Учихи Итачи. Итачи будет очень рад если вы присоединитесь. Мы будем ждать вас в секретном убежище Акацуки. Всего доброго.

Кьюби: И поэтому мы притащились в пещеру Акацуки за спиной Саске и всей деревни. Чтобы подарить Итачи подарок.
Наруто(немного неуверенно): Ну да. Не то чтобы мне нравился Итачи, но он единственный выживший родственник Саске. И потом я знаю, что такое неудачные дни рождения.
Кьюби: С чего ты взял, что у него был бы неудачный день рождения без этой дурацкой кастрюли, что ты принес ему в подарок?
Наруто: Ну… его день рождения устраивают Акацуки.
Кьюби: И?
Наруто: Они хоть раз сделали что-нибудь правильно?
Кьюби:…
Наруто: Главное, чтобы Саске не узнал.
Кьюби: Главное, чтобы Дзирайя не узнал.
Наруто(флегматично): Он уже знает. Его тоже пригласили.
Кьюби: Малыш, ты отдаешь себе отчет, что Саске может тебя неправильно понять, если узнает?
Наруто: Саске слишком однобоко мыслит. Да у них с Итачи были некоторые разногласия, но пора бы им уже помириться. В конце концов, Итачи его единственный живой родственник. А Саске может обижаться на мелочи вечно.
Кьюби: Угу. На мелочи. Понятно.
Наруто: О, кажется Сасори закончил. Пошли.
Кьюби: Не закончил, а сделал перерыв.
Наруто быстро спускается вниз и дарит Итачи кастрюлю.
Итачи: Кастрюля? Кастрюля для Итачи?
Наруто: Кастрюля для каши.
Итачи: Итачи счастлив! (пылко обнимает Наруто) Наруто самый лучший! Каша любит Наруто!
Наруто: Эммм…Я ее тоже люблю…
Итачи: Итачи!
Кьюби: Если он сожмет меня еще немного у тебя в животе будет очень плоская лиса, Наруто.
Наруто осторожно высвобождается: Эээ…Было очень приятно поздравить тебя, Итачи. А теперь мне пора. (Видит смотрящего на него с голодными глазами Сасори)
Сасори: Погоди, ты же еще не слышал посвящение.
Наруто быстро убегает.
Кьюби: Эй!
Наруто: А?
Кьюби: Смотри, Саске.
Наруто: Где?
Кьюби: Да вон он. Идет за Орочимару и Дейдарой в кладовку.

Логическая цепочка в голове Наруто:
Саске на дне рождении Итачи.
Саске рядом с Орочимару.
Саске идет с Орочимару в кладовку.
В кладовке темно.
Саске опять впал во тьму.

Наруто: Черт, этот идиот опять впал во тьму! Быстрее за ним!
Кьюби: Да, пока нам снова не пришлось его возвращать!
Наруто: Кто сказал, что я буду его возвращать! Саске может рассказать Орочимару, где я прячу рамен! Мы должны его остановить.
Наруто и Кьюби бегут за Саске и Орочимару.

В это время…
Орочимару: Саске! Смотри! В этой комнате лежит сотня коробок, в каждой из которых – десять уток, а в каждой утке – четыре яйца, а в каждом яйце – иголка, и одна из этих иголок является любимой иголкой Итачи!!!
Саске: Итачи… Месть!!!
Дейдара: Месть! Всем врагам инвалидов! Упс… Саске, продолжай!
Саске: Итачи! Месть! Иголка!
Дейдара: Учихивость – заразная болезнь!
Орочимару: Ну так что, Саске – кун? Ты согласен рискнуть?
Саске: Итачи…
Орочимару: Вот и отлично! Сюда, Саске! Сюда!

Саске (продолжая перебирать коробки, начинает дымиться): Как здесь темно.
Орочимару: Это потому что мы в кладовке. Итачи здесь совершенно не причем. Честно.
Змея в желудке Орочимару: Оро, давай нападем сейчас. Сейчас самое время…Оро…
Саске: Итачи…не важно как далеко во тьму мне придется зайти…Я смогу убить тебя…
Орочимару змее: Шшш, глупое животное, он тебя услышит. Еще не время.
Саске: Я вижу маленькую фигуру на полу. Кто это? Это прежний я?
Орочимару: Это нынешний Дейдара.
Дейдара: Проблемы?
Орочимару: Саске-кун, посмотри, наверняка любимая иголка Итачи в той нижней коробке. Нет, не в этой, ниже. Еще ниже. Да, в ней.
Саске вытаскивает нижнюю коробку из ОЧЕНЬ высокой стопки. Все верхние падают на него и придавливают так, что торчит только нижняя половина туловища.
Дейдара: О, какая позиция! Ты давай начинай его трахать, а я сгоняю за камерой.
Саска из - под коробок: Я тебе не позволю.
Орочимару: А разве первоначальный план заключался не в том чтобы просто украсть его белье?
Дейдара: Вот она однобокость здорового! Думай головой! Этож прикольнее!
Орочимару смотрит на нижнюю часть Саске.
Орочимару: Тебе надо ты и трахай.
Дейдара: Ну ты, ты че, думаешь если у меня ручек нет так я и отыметь никого не смогу?! Ну ты! Ты вааще!! (ногами снимает с Саске шорты и трусы. Зеленые такие, в Кьюби)
Орочимару пораженно: Вау, что это за дзюцу?
Дейдара: Любовь инвалида но дзюцу! Я сам его изобрел! А теперь ты пойдешь и отдашь его трусы Итачи!
Орочимару: А разве план не состоял в том, чтобы оттрахать его и заснять это на пленку?
Дейдара: Вот она однобокость здорового! Я просто не втыкаю че все такие тупые!
Орочимару: Ох, не нравишься ты мне что-то. ( Берет трусы Саске и идет отдавать их Итачи) Привет, Наруто-сан.
Наруто глядя на его быстро удаляющуюся спину: Сан? С чего это вдруг?
Кьюби: Он хочет отвлечь тебя. У него в руках твои трусы!
Наруто:GASP Не может быть! Саске рассказал ему про мои любимые трусы! Быстро за ним!
Кьюби: Может лучше стоит проверить Саске?
Наруто: Нет! Я верю в Саске! Он справиться!
Кьюби: Проще говоря трусы важнее?
Наруто: Ага!

А в это время Дейдара и Саске…

Продолжение следует...

0

8

Название: ЭПИК глава шестая - Нарутимативный Сюрреализм, часть вторая
Автор: Fuhrer Phibrizzo aka Phibrizzo
Жанр: Юмор… Яойчик, как всегда…
Персонажи: Орочи, Кабуто, Акацуки, Наруто, Ким-чан и еще…
Пары: Ой, много…
Отказ от прав: Угушечки… Противный Кишимото, это твое все…
Предупреждение: Итачи с кашей…
От Автора: Люди, почему меня не любят комментить? Это бич… Вроде, читают, знают, а комментов – раз-два – и обчелся… Пли-и-и-из!!!

Глава шестая: Нарутимативный Сюрреализм, часть вторая.

- Коллега Кимимаро, - Дейдара задумчиво жевал вялую травинку, - мы теряем людей!
- Но так было всегда... – инвалид попытался поудобнее устроиться на жестком инвалидном кресле, - люди умирают во тьме одиночества...
- Не, ну ты молчи!!! Вааще, ты меня в краску вгоняешь! Ишь, умный какой! Я тоже умный, между прочим... Ммм... Я имел в виду, твоего языкастого босса - потенциального члена «АнтиОроЦуки»...
- Особенно, исходя из названия нашей организации, - подметил Кимимаро, - вряд ли мастер Орочимару – сама захочет бороться против себя самого...
- Молчать! – рявкнул разгневанный активист но тут же остыл – злиться на напарника было почти невозможно, он и так жизнью обиженый, - Кто у нас здесь стратег?
- Ты, - сразу же согласился наученый горьким опытом Кагуйя.
- Вообще то, ты, ммм... – Дейдара печально вздохнул, - никто инвалида не любит! ДА!!! И поэтому, мы всех их, здоровых буржуем, повырежем! Красна моя малина, ой, красна... Главное – что бы твари с конечностями не зашухарили, ммм... Ах, да, я не об этом... Коллега Стратег Кимимаро...
Звучало зловеше и ничего хорошего явно не предвещало. Впрочем, само знакомство с эмоциональным Дейдарой, уже являлось первым шагом к краю обрыва, наполненного голодными Бакемуньями. Кимимаро в последнее время, плотно подсел на теорию научного пофигизма, гласившую «Ни себе, ни людям, а мне пофиг! Но если выразиться научно, я был бы совсем не против этого чудесного торта со взбитыми сливками... Ах, не дашь? Ты... Ты... Да мне плевать, кто ты! Сам такой!...» Лучше бы бедный Кагуйя в буддизм ударился...
- Я слушаю, - меланхолично протянул инвалид.
- Во, во! – обрадованый Дейдара, были бы у него ручки, обязательно захлопал бы в ладоши. Но ручек не было, - Орочимару в беде!
- Да, Дейдара.
- Орочимару в тюрьме!
- Да, Дейдара.
- Он – наш брат!
- Да, Дейдара!
- Кретин! – Дейдара врезал напарнику ногой по голове, отчего тут едва не слился с инвалидным креслом, - равнодушный здоровый! Я от тебя ухожу!
Не спеша, размеренным шагом, лидер «АнтиОроЦуки» направился к двери. Около нее, он еще постоял, намеренно убивая Кимимаро многозначным молчанием. Кагуйя же переживал сложную дилему – если они пойдут спасать Мастера, который сел в тюрьму по собственному желанию, приложив для этого немало усилий, ног сам бедняга лишится окончательно. Но ведь он и так ими не пользуется... А Дейдара... Дурной, конечно, но с ним весело... И он тоже – злой судьбой пристукнут, привязан к разделочной доске мясника. Человек без целей в жизни... Иногда, Кимимаро даже думал, как, простите, пень.
- Ну, - нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу и выплюнув травинку, Дейдара принялся жевать собственные волосы, - Я тут ухожу, между прочим! Щас уйду! Уже иду, ухожу уже, ухожу честно...
- Я разработаю план, и мы спасем Орочимару – саму, - промямлил Кимимаро, проклиная себя за поддатливость.
- Какой – то вид у тебя не боевой, - инвалид фыркнул, - ишь, нюни распустил, морда некорректная, ммм...
- Это все мысли, - успокоил его Кагуйя. Он чувствовал себя как минимум странно...

Орочимару довольно осмотрел себя в зеркало примерочной. Едва ни не первый раз в жизни, он был стильно одет. Пенсионер всегда знал, что ему идет черный цвет, но почти ничего черного не носил. Мрачновато выходило... по злодейски. И так, отношения с народом не сахар, но тут всегда выручала любимая мохнатая розовая жилетка. Ну кто будет без смеха смотреть на высокого тощего бледного маньяка в подобном прикиде? (Логика у Орочи отменная – его били – и смеялись, били – и смеялись... Это автор влез в повествование. Сорри.) Вот и оно... Сейчас дела обстояли по другому. В глубине души, Орочимару чувствовал себя грязным и продажным, но это того стоило. Он сексуален, да! Эту фразу, сеннин твердил почти беспрерывно, ведь главное – поверить в свои силы. Он собирался соблазнить одного Хокаге... Под порядковым номером Четыре... Нет, змеиному Мастеру Четвертый совсем не нравился, особенно, как сексуальный партнер, но если показать зареваному любителю параши, что он ради него пойдет на многое, тот наверняка очнется от неземной скорби и познает скорбь земную. Орочимару ему все припомнит!! И пенсионера, и овец, и Очень Много Плюс... Избивать беспомощную жертву – скучно, сеннин любил, когда отбиваются и вопят. Вот Итачи – идеальный мальчик для битья, он еще угрожать пробовал. А Орочимару его в унитаз, а потом машинкой, а потом...
- Эй, мужик, - некогда вежливая продавщица, кажется, потеряла терпение, - ты уже третий час в примерочной торчишь! Покупай – или проваливай!
Окрыленный осознанием собственной неотразимости, змеиный мастер выплыл наружу. Прожектора, фанфары... Та – да – дам! Орочимару идет!
Девушка рухнула в обморок.
«Сработало! – довольно решил сеннин и улыбнулся, - как я и думал... сногсшибательный эффект!!!»
- Эй, шынок, - проскрипела дрожащая от страха старушонка, и наш мачо одарил ее презрительным взором, - а это... Это усе молодешь... Ты это... Яжык их кармана вынь... Не боись, не украдут...
Орочимару падал в пропасть безумного удивления. Ну почему все так?!!! Он что, заразился от вшивого Четвертого невезучестью? Проклятый заразный гей! Он его убъет!!!

Сбивчивые мысли роились в голове Кисаме. С одной стороны, он завел друзей... прямиком в логово Акацуки. С другой стороны, что – то шло не по сценарию. Он этого не планировал! Планированием обычно занимался нудный, но не лишенный харизмы красноволосый Сасори из Красных Песков, ныне убитый и похороненый. Кисаме скучал и по нему, и по черно – белому Зецу, и по наивному Тоби, и даже по наглому Дейдаре. Годы, проведенные им в Акацуки, теперь казались самыми счастливыми в его жизни. Он одинок, как Учиха в бочке, как Сюкаку в Гааре, как каша без кастрюли. Жуткая трагедия разыгралась в его синей душе, таких переживаний рыбка не испытывал со времен смерти Забузы – ведь тот остался должен ему кругленькую сумму.
- Я одинокий мальчуган с монстром внутри! – Узумаки Наруто вновь завел старую песню, - Вот скажи, ты меня любишь?
- Угу, - Кисаме кивнул и порывисто обнял нового товарища, - Больше всего на свете!
- Я тебя тоже люблю, - Наруто тщетно пытался вырваться из кольца рук страстной рыбешки, - Особенно, когда ты на большом расстоянии... на краю света...
- На краю света – чего только нету! – пел Девятихвостый, внезапно открывший в себе нехилый поэтический дар.
Наконец, Кисаме отпустил мальчика и мрачным взором обвел родную пещеру. Холодная и грязная, как всегда, но такая... такая...
- Вонючее местечко, - подытожил Наруто и прошел в дальний конец, где пылилось одинокое кресло – качалка, - Вы что – даже на мебели экономили?
- Это – кресло нашего безымянного лидера, - рыбка всхлипнул.
- А в кресле – что?
- Это – наш безымянный лидер! Однажды, он сел сюда, да так больше и не вставал...
- Конечно, не вставал, - раздалось недовольное бурчание, - этот больной кретин Орочимару перед уходом из организации, намазал сидение клеем Момент!
Наруто грустно посмотрел на мебель, ставшую последним пристанищем великого человека и покачал головой.
- Какая трагедия! Такая нелепая случайность! Такие люди от нас уходят, а всякая дрянь отчаяно цепляется за жизнь...
- А я вот за кресло цепляюсь!!! Я – Лидер Акацуки, навек заточенный в тюрьме своей темной души с красными облаками...
- Эй! – Кисаме напрягся, - Ты слышал? Уже второй раз... По-моему, кресло разговаривает!
- Говорящее кресло должно знать свое место! – Кьюби, похоже, сочинил новое произведение.
- Глюки, - Наруто пнул мебель, отчего Лидер Акацуки пролетел несколько метров и врезался в противоположную стену, - Я тут вспомнил одного черезвычайно наглого блондина... Он сейчас в тюрьме, но этого не достаточно для этого подлеца!
- Пошли, покажем ему нашу силу! – с готовностью, ответил Хошигаке Кисаме.
Лицо мальчика расплылось в столь зловещей улыбке, что Орочимару умер бы от зависти.
- Точно! Читаешь мои мысли, буквально...
- Я с вами! – завопил ныне свободный Лидер Акацуки, но его никто не услышал. Вздохнув, он отлепился от пола и побрел вслед за зловещими мстителями. В конце концов, кто знает, может быть у него появится шанс нагадить змеиному мастеру. Злопамятный он был... Сущий негодяй!

Сказ о том, как Орочимару покинул Акацуки

Орочимару: Все! На – до – е – ло! Скучные вы... И зарплата маленькая. Я ухожу на пенсию!
Лидер: Недостойно Акацуки говорить о столь приземленных вещах, как деньги!
Орочимару: А кушать то хочется!
Лидер: Подумай о красоте небесных сфер.
Орочимару: А что, они съедобны?
Лидер: Иди работай! У тебя миссия, между прочим. Твой напарник, Сасори, уже извелся.
Сасори: Че, правда?
Лидер: Извелся, говорю, Сасори!!!
Сасори: Аж жуть... Орочи, пошли...
Орочимару: МЕНЯ!!! ЗОВУТ!!! ОРОЧИМАРУ!!! САМА!!!
Лидер: Не кричи на Сасори! Пугаешь ребенка!
Сасори: Че, правда?
Лидер: Бедный Сасори! Так страдает! Ути – пуси – Сасори! Не плачь, малыш! Ай! Сасори, зачем ты откусил мне палец?
Зецу: Это сделал я!
Лидер: Я понимаю... Ты хочешь его защитить... Видишь, Орочи, все любят Сасори, все о нем заботятся. Он такой невинный! Ай! Сасори, зачем ты откусил мне ухо?
Зецу: ...
Орочимару: Бред! Почему все лучшие миссии достаются Итачи и Кисаме?
Сасори: Ты про то, что они воруют картошку из соседних деревень?
Лидер: Потому что они никогда не жалуются на любимого Лидера!
Орочимару: Да, а я с Сасори ворую старые газеты с лотков... Интересно, зачем?
Лидер: Ты в туалет ходишь? Ходишь! Что, хочешь рукой поддтираться?
Зецу: Что? Так вот почему газеты, которые я беру почитать из мусорного ведра, так пахнут... Орочи, ты скотина!
Орочимару: Это не я! Газеты жесткие, я обычно использую...
Кисаме: Кто опять спер бинты, которыми я заматываю Самехаду?!!! Это ты, Сасори?
Лидер: Не кричи на Сасори!
Орочимару: Кучка идиотов! Что я, великий и голодный змеиный мастер здесь забыл?
Итачи: Сасори! Где котлеты? Это ты их съел?
Сасори: Я не ем... Вообще не ем... Я марионетка!
Итачи: Крутого Итачи тебе не обмануть! Отдавай котлеты!
Лидер: Не кричи на Сасори!
Кисаме: Не бей Итачи - сана!
Зецу: А котлеты были из картошки... Такая дрянь!
Орочимару: А со мной почему не поделился?
Зецу: Очень ты мне нужен!
Орочимару: Никакого уважения к личности!
Сасори: Да ладно тебе, Орочи! Я тебя уважаю, видишь, все отказались с тобой работать – а я согласился...
Орочимару: МЕНЯ!!! ЗОВУТ!!! ОРОЧИМАРУ!!! САМА!!!
Лидер: Не кричи на Сасори!
Кисаме: Итачи – сан, ты живой?
Итачи: Я крутой!
Орочимару: Я ухожу из организации!
Итачи: Ишь, как дверью хлобыстнул! Крутого из себя строит!
Сасори: А мне Орочи нравился...
Кисаме: Итачи – сан, а откуда у нас в пещере – дверь?
Зецу: Этот Орочи... Опять пробил дыру в стене...
Итачи: Думает, что крутой!
Кисаме: А почему пещера рушится?
Сасори: Это была наша последняя стена.
Лидер: Караул! Туалет завалило! Где я теперь спать буду?
Зецу: Кухню завалило!
Кисаме: Бассейн засыпало!
Сасори: Грустно без Орочи. Он добрый был, всегда мне сказки на ночь рассказывал. Как щас помню: «Сука Сасори, ненавижу гада! Пшел отсюда! Что б я тебя не слышал! Че пялишься? Мужика с языком не видел?» А голос у него такой... журчащий... бархатный... Я его не забуду!
Зецу: Никто его не забудет! Мы теперь бомжи, будем спать на открытом воздухе...
Итачи: Круто!
Лидер: Хоть кресло – качалка уцелело... Пойду, посижу, подумаю...
Дейдара: Эй, мужики, че сидите с такими мордами?
Сасори: А ты, собственно, кто?
Дейдара: Я – Дейдара, я к вам в пещеру срать хожу уже лет десять. Могли бы и запомнить, ммм!
Кисаме: Слышь, Дейдара, ты в Акацуки не хочешь? А то у нас текучка кадров, Сасори без напарника остался.
Дейдара: Не, а че, Орочимару ушел? Крутой мужик был...
Итачи: Итачи крутой!
Дейдара: Да, таких щас не часто встретишь... Язык – во, глазищи желтые, рот до ушей... И все смотрит на меня, и «ку – ку – ку, ку – ку – ку!» А уж как пасть раскроет, так хоть записывай, сразу видно – чел с образованием, такого мата я и в родной деревне не слыхал. Увидел меня, и говорит «Ты че здесь срешь?» А я ему «А где ж мне срать, если вы, суки, общественный сортир под свою пещеру переделали?» А он мне «Видишь тот мужик, типа, наш Лидер? Он у нас навроде указателя для отхожего места, ты подмечай, где он стоит, и сзади пристраивайся, а кимоно его – это, типа, бесплатная бумага, заодно и подотрешься!» Не мужик, а золото! Короче, я теперь типа с красноволосым буду? Здорово, коллега, ммм...
Сасори: Орочимару, вернись! Почему я с этим...
Дейдара: Пасть заткни, падла! Я теперь Акацука, мы наравне!
Лидер: Не кричи на Сасори! Эй, а почему я с кресла встать не могу?
Дейдара: Орочи его еще утречком густо клеем смазал, не нравился ты ему... Ну че, теперь пора выбрать нового Лидера, раз старый трагически подох.
Лидер: Сасори! Скажи им, Сасори!
Сасори: Я теперь буду лидером, прощай, лох сортирный!
Кисаме: А он тебя, между прочим, любил!
Лидер: Не кричи на Сасори!!!

Учиха Саске временно сменил место жительства. После воистину чудесного спасения от скальпеля зловещего Кабуто, он решил не рисковать и переждать отсутствие Орочимару в другом месте. На самом деле, в данный момент, медик не представлял особой угрозы. Наслушавшись откровений Учихи о принципах соблазнения и твердо решив, что с Орочимару - самой он будет семе, Кабуто побрел во двор – подышать свежим воздухом. В это время, двое прекрасных представителей деревни Звука – Тайюя и Кидоумару – играли в захватывающую игру «Догони меня, кирпич!». И вот результат – шестирукому с буйной девицей – хоть бы что, а наш влюбленный очкарик валялся на диване и пока не приходил в сознание. Кирпич его таки догнал, на радость Саске и четверке звука.
- Эй, Тайюя, - протянул человек-паук, - вот вернется Орочимару-сама, и что он нам скажет? Мы же его любимца... того...
- $^$#^^&@, - красноречиво ответила флейтистка.
- Ага, понятно, - кивнул Кидоумару, - как всегда... Скажем, что на нас напали злые Акацуки и героический Кабуто спас... допустим, тебя, расставшись при этом со своей жизнью.
- @%$##^% ^%#% #!@@%**& - Тайюя зевнула.
- Ну и что, что он еще жив, - перевел шестирукий обомлевшему Саске, взиравшего на них с видом агнца, ведомого на вершину горы известным библейским героем, - у нас есть время все исправить. Правда, Тайюя?
- $**#@!
- Да, верно. Пока ты беспомощен, Саске-кун, мы воспользуемся твоим чудным уже-не-девственным телом. Не волнуйся, это будет быстро... Все-таки, нам нужна жертва, кроме Кабуто, чтобы нападение злых Акацуки выглядело убедительнее.
Саске выставил перед собой один из костылей, на которые в этот момент опирался, при этом едва не потеряв равновесие и приготовился защищаться. Конечно, наш гений понимал, что с переломанными ногами и рукой, у него нет практически никаких шансов против ненормальных звуков, которые уже успели принять вторую форму печати, но отдавать свою жизнь задаром, было бы непростительно. И стыдно. Хотя не так больно...
Поймав себя на мысли, что попал в крайне знакомую ситуацию, юный мститель по привычке забубнил:
- Что вы знаете о боли? Да... Тогда, я плакал... Тот день...
- Глупый маленький брат, - неожиданно отозвался появившийся на пороге Итачи, тоже, видимо, в силу привычки. Еще ни разу в жизни, Саске не был так рад видеть Учиху – ренегата.
- Итачи!!! – это была единственная надежда на спасение из грядущего кровавого ада...
- Итачи – каша, - поправил его владелец продвинутой версии Шарингана, и, вспомнив о любимой еде, поплыл обратно в дом, не забыв закрыть за собой дверь.
- Я тебя убью, - взвыл Учиха. Лицо Итачи на миг показалось в окне, и Саске почудилось, что на нем играет ехидная улыбка.
- Тебе не хватает ненависти. Итачи!!! Глупый маленький брат!
Итачи вновь скрылся, похоронив Саскины надежды и мечты.
Ну хорошо... Он один, совсем один... Всех друзей про**ал, врагов разъярил, сам виноват, мститель, блин!
- НЕНАВИЖУ!!! – грозно проревел Учиха и двинул Тайюю костылем по рогатой голове. Глупый он был, надо было бить по жизненно важным органам. Она довольно улыбнулась и призвала Кидоумару к действию:
- ^#@&^%!!!
- Так, так, кирпичом его, - подбадривал подругу шестирукий, - ну все... ЧТО?!!!
Звуки мигом прекратили геноцид по отношению к клану Учиха и испуганно попятились.
«Спасен... – с нелепой миной, подумал Саске, - есть еще в этом мире добрые люди... И собаки».
Бакемунья, грозно рыча, наступала на звуков, и в ней воистину были собраны весь страх и ужас на земле. Она защищала Саске, как собственного щенка, самоотверженно и бесстрашно.
- Хорошая собачка, - решился Кидоумару, - я тебе косточку дам... А-а-а-а!!!
- #$@%$$#! – философски, заметила Тайюя.
- Да, - простонал пятирукий, - все равно, мне никогда не нравилась эта рука... Да...
И начался кровавый ад... Только вот крови Саске в нем, к счастью, не было.
Все было кончено еще до того, как Саске успел бы произнести «Я – мститель, я пришел убить Итачи, виновного в гибели моего клана». Поверженные звуки, скуля и плача, уползли зализывать раны. Не в силах больше держаться на ногах, Учиха Саске неловко опустился на землю и разревелся. Оторвавшись от пожирания частей Кидоумару и Тайюи, зловещая Бакемунья подошла к нему и уткнулась мокрым, окровавленным носом в лицо.
- Гав, - выразительно и нежно, произнесла собака.
- Спасибо тебе, - здоровой рукой, Саске вытер слезы и погладил Бакемунью по слипшейся шерсти, - ты – мой друг.
- Гав! – собака лизнула Учиху, вызвав новые всхлипы и слезы, только на этот раз, слезы радости.
Так, Учиха Саске временно сменил место жительства на собачью конуру, и этот место показалось ему лучше самых роскошных покоев в громадном замке. Он был счастлив...

Кабуто очнулся и сел, держась за голову. Его способности к регенерации, и вправду потрясающие, сделали свое дело – он был здоров. Физически.
- Орочимару-сама, - позвал медик, - Орочимару-сама! Где же вы? Мне как-то нехорошо... Что со мной случилось?
Призрачный Орочимару, рожденный поврежденным мозгом медика, показал неприличный жест и эффектно исчез в клубах дыма. Кабуто, оскорбленный поведением змеиного Сеннина до глубины души, недовольно заворчал и попытался освежить воспоминания. Почему так болит голова? И что за шум доносится с улицы? Неважно... Главное – понять, что произошло, и кто в этом виноват. И наказать виновника.
- Итачи! – Учиха материализовался в дверном проеме и указал на медика деревянной ложкой для каши, - Кабуто – плохой!!! Злой!!!
- Итаченька, - проворковал Кабуто, - хороший мой, любимый... Что произошло? Скажи, а я тебе кашки сварю...
Судя по широкой улыбке, растянувшей красивое лицо, Итачи был согласен.
- Кабуто сказал, Саске обидел кашу... Итачи был плохой, он сделал Саске больно... Но Кабуто – сделал Саске хуже, он хотел отрезать Саске ногу... Но не стал. Итачи не понял, почему, но это хорошо... Ну, что Саске – с ногой...
- Отрезать ногу? – ужаснулся Кабуто и схватился за больную голову, - я что – сдурел? Орочимару-сама мне не простит, если узнает.
- Итачи добрый, - Учиха постучал себя ложкой по породистому лбу, вызвав удивительный глухой звук, словно там было совсем пусто, ни грамма каши, - Итачи не скажет...
- Спасибо, - обрадовался очкарик, - а что потом? Это Саске меня стукнул в порядке самообороны?
- Нет, кирпич.
- Эти идиоты!!! – Кабуто грязно выругался, доказав, что действительно многое перенял от змеиного Сеннина, - На опыты пущу, фриков из кунсткамеры!!!
- Не осталось, что пускать, - заметил Итачи, - кровавый дождь...
- Что – Гаара здесь? – испугался медик.
- Не. Итачи!!! Не. Не Итачи. Бакемунья.
- Ясненько... Хех...
Кабуто встал и пошел делать компресс для больной головы. Он был весьма доволен сложившейся ситуацией – оставалось, убедить Саске держать язык за зубами. Если бы медик знал, что из-за частичной амнезии растерял все знания о принципах соблазнения, выложенные многоопытным Учихой, он бы расстроился.
Но он не знал.
Не знал даже того, что Учиха – младший – закоренелый гей.
Вернее, не помнил.

Кимимаро и Дейдара стояли около забора, окружающего дом Орочимару. Вид у них был весьма и весьма довольный – по дороге, удалось втолковать философию инвалидов паре пьяных синоби, и те клятвенно пообещали, что обязательно отрежут себе руку. Или ногу. Дейдара гордился проделанной работой и своим даром убеждения, о чем беспрестанно напоминал «коллеге» Кимимаро.
- Так вот что, - Акацуки принял гордую позу, не хватало только скрещенных на груди рук, но ведь полное совершенство недостижимо, - вместе, мы сила!
- Да, - Дейдара, - рассеяно ответил колясочник. В диалогах с активистом «АнтиОроЦуки» это был наиболее верный ответ.
- И чем нас больше, тем мы сильнее!!!
- Да, Дейдара.
- Так пойдем же, наберем еще инвалидов, и поможем брату нашему, Орочимару, калеке до глубины души!
- Да, Дейдара.
Дейдара многозначительно помолчал, наслаждаясь собственным пафосом и вдруг резко изменился в лице.
- Ну и чего, мы спрашивается, стоим, а?
Кимимаро внутренне вздохнул. И сотворил молитву. В следующий момент, в заборе Орочимару-самы появилась внушительная дыра, в форме синоби на инвалидном кресле.
- А ворота были не заперты, между прочим, - проворчал Кимимаро, отряхиваясь от побелки.
- Ты что-то сказал? – грозно сощурился враг здоровых буржуев.
- Нет, Дейдара. Тебе послышалось.

Продолжение следует...

0

9

Моя любимая глава. И снова Дейдара. И нет Итачи с кашей…
Название: ЭПИК глава седьмая – Хентай?
Автор: Fuhrer Phibrizzo aka Phibrizzo
Жанр: Юмор… Яойчик, как всегда…
Персонажи: Орочи, Кабуто, Акацуки, Наруто, Ким-чан и еще… Ага, появился Гаара. И Цунаде…
Пары: Ой, много…
Отказ от прав: Угушечки… Противный Кишимото, это твое все…
Предупреждение: Простите, господа яойщики – но Орочи будет таки иметь секс с Цунаде. Прямо на барной стойке. Если кто против этой парочки – прошу черкнуть мне в коммент. Сама до сих пор не знаю – куда змеиного Сеннина приткнуть.

Мужчина и женщина – что может быть отвратительнее? Форменное извращение!
Еще одна поклонница яоя.

Автор продолжает гадствовать над судьбами любимых героев, которые ему не принадлежат, а принадлежат Кишимото Масаши.

Глава 07: Хентай?

Орочимару сделал первую затяжку и закашлялся. Противный дым лез в глаза и раздражал слизистую. Его новые «друзья», кучка обкуренных синоби, привычных к сему занятию, сочувственно посмотрели на него и наперебой принялись объяснять, как надо.
- Ты расслабься...
- Пока неглубоко вдохни...
- У всех бывает первый раз...
- Нет, не надо сразу выдыхать, подержи... А то эффект пропадает...
- Знаю я, - рявкнул сеннин и вновь зашелся в приступе сухого кашля. Орочимару никак не мог понять, что хорошего – в этой вонючей траве, и все же упорно продолжал себя мучить. От осознания того, что он глубоко несчастен и одинок, в промежутках между приступами эгоистичной жалости к себе, любимому, пенсионер был доволен. Ехидная усмешка то и дело растягивала тонкие губы, злые желтые глаза сверкали извращенным весельем. Орочимару знал, как поступить с глупым Четвертым Хокаге – он собирался его бросить на произвол судьбы, в премилой тюрьме, в окружении закоренелых зеков – убийц, насильников и грабителей... Без поддержки змеиного Сеннина, глуповатый блондинчик наверняка вляпается в какую-нибудь неприятную историю... Ку-ку... Почему-то, Орочимару было немного жаль обиженного судьбой неудачника, но подобные вспышки человечности, он умел быстро подавлять. Главное – не думать об этих голубых, широко распахнутых глазах... Но он не мог не думать...
«Старею, - сеннин грустно констатировал сей известный факт, - стал сентиментальным... Совсем размяк. Я – слуга зла... Нет уж, это зло у меня на службе, например, Звуковая Четверка – сущие звери!».
- Не грусти, - один из обкуренных синоби протянул ему стакан чистого спирта, и Орочимару выпил все залпом. Потом сделал затяжку. Еще одну... И еще стакан...
Примерно через полчаса, он сидел в обнимку со страшненьким ниндзя и голосил дурные частушки о жизни всех Хокаге. Обкурыши оказались правы – всю печаль, смело как метлой. Была только трава. И страстная, пылкая любовь к самому себе.

Она пришла уже под вечер, спихнула на пол спящего синоби и уселась на его место. Никто не посмел возразить – авторитет этой женщины был непреложен.
- Орочимару, ты дурак!!! – безапелляционно заявила она, выхватила из его ослабевших пальцев косяк и затянулась, - дрянь какая! Более некачественной травы я не курила с тех времен, как...
- Когда решила выбрать между нами двумя, - проворчал Орочимару, - ты, Цунаде-химе, выбрала его... Этого медведя... Не меня... Почему меня никто не любит?
- Ну, ну, - Цунаде похлопала змеиного Сеннина по плечу, - с чего ты взял? У тебя куча сторонников...
- Угу, - он фыркнул, - куча безвольных идиотов, которым место в музее ужасов... Никто меня не любит... Никто не хочет...
- Замолчи, - ему показалось, или ее голос потеплел? – сам ты идиот... Вместо того, что бы заниматься устройством собственной жизни, носишься с мальчишками, как педофил, попадаешь в тюрьму, сбегаешь оттуда...
- А что – у меня есть варианты? – Орочимару горестно вздохнул, - я – самый неудачливый неудачник на свете... И самый одинокий неудачник...
- Странная трава, - Цунаде его не слушала, - она должна веселить, а не ввергать в апатию...
- А ничего подобного!!! – он повысил голос, - я счастлив и доволен тем, что имею!!! И никакая белобрысая сволочь этого не изменит!!!
- Это ты о ком? – она опасно прищурилась.
- Об этом кретине, который сейчас, наверное, любится с парашей...
Цунаде расхохоталась и положила голову ему на плечо. Удивленный Орочимару, едва не отпрянул – эта женщина никогда не славилась сентиментальностью.
- Ты пьяна, принцесса...
- И что с того? Я – взрослая, солидная дама, мне можно...
- А можно мне? – он наклонился к ее уху и зашептал. Щеки Цунаде запылали румянцем.
- Ты с ума сошел, Орочи. Мы не можем... Мы же...
- Два легендарных Сеннина, а легендам можно все, - Орочимару прижал ее к себе покрепче, - это же лучше азартных игр...
- Хочешь рискнуть?
- А то!!!
Владелец бара был обладателем черезвычайно крепких нервов, но то, что делали эти двое, выходило за все известные рамки.
- Ладно тебе, - один из благодушных синоби улыбнулся, - может, это их единственный шанс?
- Да, но... – бармен тяжело вздохнул, - прямо на стойке бара... Всю клиентуру распугали... Хентайщики, ей богу.
- Ага, - самый смазливый из обкуренных рьяно закивал головой, - Хентай... Мужчина – и женщина – это ужасно.
- Знаешь что, - владелец бара указал на подсобку, - как нормальные мужчины... Все равно, посетители разбрелись... Пошли?
- Ты мне тоже нравишься, - синоби улыбнулся и, взявшись за руки, они полетели навстречу любви ... То есть, в подсобку.
Единственный человек, который знал, что происходит, сидел в дальнем темном углу и умилялся. Это ему принадлежал патент на разработку первой в мире травы, вызывающей желание любить... И заниматься любовью... Его звали Гаара, и в последнее время предприимчивый песчаник увлекся съемками натуралистичного порно с актерами, которые не требуют зарплаты. Потому что не знают, что их снимают...
Сабаку но Гаара нажал на кнопку записи.
- Приди, приди, сеннин, дубль один. Начали, - прошептал он.

Кто бы подумал, что это имя он будет выкрикивать, будет мечтать увидеть это лицо, услышать этот голос? Бархатный, хрипловатый, даже в чем-то эротичный голос...
- Орочимару!!! Спаси меня!!! Орочимару – сама!!!
Зеки подступали все ближе, грозясь своим напором вынести решетку вместе с ним, решетку, которую змеиный Сеннин выбил перед своим спешным уходом? Разнообразия ради, Четвертый Хокаге решил не сдаваться, а сопротивляться, сколько сможет. Он вцепился в железные прутья, удерживая злосчастную решетку и тихо поскуливал.
Он не хотел умирать во второй раз, да еще и от толпы возбужденных заключенных.
Все началось около часа назад. Шаги Орочимару еще не успели стихнуть, а зеки уже столпились около его камеры, зловеще перешептываясь. Четвертый лихорадочно вцепился в парашу и постарался придать себе грозный вид. Очевидно, не получилось. Голоса стали громче.
- Смотри, какой наглый...
- Да-а... Лучшее место заполучил – словно самый крутой...
- Нам такие не нужны!
- Пр-ростите, - пролепетал Хокаге, - я могу пересесть... Если вам нравится мое место...
- Издевается!!! – заверещал синоби, явно отбывающий срок за изнасилование, - а попка крепенькая.
- У меня целлюлит, - не моргнув глазом, соврал Четвертый, - и сифилис.
- У-тю-тю! – насильник погрозил ему заскорузлым, узловатым пальцем, - у нас у всех – сифилис. Ну-ка, сейчас мы тебя...
Узнавать, что они с ним сделают, у блондина не было ни малейшего желания. Он моментально оказался около дверного проема, закрыв его выбитой решеткой, тем самым доказав, что хокаге, все таки, кто попало не становится.
- У, наглый какой! Сомнем его, парни! Дави!
Хокаге отчаянно сопротивлялся их попыткам добраться до его упругого белого зада, но силы уже были на исходе... Если не случится какого – нибудь чуда, он обречен. Он будет опозорен. Осквернен. Похоронен под грудой разврата и нечистот.
- Нет уж! – заорал Четвертый, и сквозь прутья, пнул особо ярого детину. Как не странно, но зеки не пытались отодрать его побелевшие пальцы, или врезать, как следует... Видимо, им он нравился чистеньким, здоровеньким и свеженьким. Его счастье. И неудача.
Хокаге яростно укусил руку, тянущуюся к его лицу и поморщился от хлынувшей прямо в тот крови. Укушенный отскочил от решетки и завопил.
- Ку-ку-ку! – прохрипел Четвертый. Он стоял, словно демон, с вытаращенными глазами, окровавленными губами и растрепанными волосами. Хокаге облизнулся и неприятная ухмылка заиграла на его губах.
- Ну, кто следующий? Кто? Подходи, не бойся... Тоже получишь...
Опешившие от подобного сопротивления заключенные растерянно переглядывались, но жажда удовольствия оказалась сильнее. Новая волна накатила на решетку. И тогда Хокаге закричал, пронзительно и горько, и в этом крике была вся боль мира:
- Орочимару!!! Спаси меня!!! Насилуют!!!

Ноги Гаары болтались в сантиметрах тридцати от пола, зато теперь он смотрел разгневанному Сеннину прямо в глаза. Орочимару говорил спокойно, скрывая клокочущую ярость.
- Песчаный мальчик, скажи мне, чем ты занимался?
- Снимал вас на камеру, - равнодушно ответил Гаара.
- Ты – маленький извращенец!
- Нет, это вы – разносчики хентая. Прямо на барной стойке – а вроде бы, взрослые люди.
- Орочи, он прав, - Цунаде тяжело дышала, - мы вели себя, как дети. Отпусти парня, он Казекаге, как-никак... Все равно, я уже извлекла пленку. Мы ее уничтожим – и забудем об этом неприятном инциденте.
- Вначале, я его убью! – прошипел Орочимару и еще сильнее сжал руку. Гаара захрипел.
- Орочи!!! Он – ребенок!
- Цунаде-химе, ты постарела... – змеиный Сеннин разжал пальцы и песчаник упал на пол, прижимая руки к горлу.
- Это просто шоу, - Гаара закашлялся и сплюнул кровью, - посмотри на мой лоб, на ЛЮБОВЬ! Я – маньяк любви.
- А я – просто маньяк, - Орочимару тяжело опустился на стул, - я такой сентиментальный идиот. Проклятье! – он стукнул кулаком по столу, - прости, принцесса.
- Ничего, - Цунаде улыбнулась, - мне было хорошо с тобой... Пожалуй, не стану уничтожать это видео. Оставлю на память.
Гаара тоже улыбался, демонстрируя ряд белых зубов. Его улыбка растекалась по лицу, превращая симпатичного подростка в настоящего психопата. Он быстро сложил печати...
Орочимару заметил это первым и вскочил.
- Только не...
- Гробница пустыни!!!
Змеиный Сеннин болтался в воздухе, зажатый песком со всех сторон и беспомощный, как Гаара минуту назад. Он наконец то почувствовал, что означает натиск смерти, увидел ее глаза, обведенные черными кругами.
«Это... конец?» - подумал Орочимару и устыдился собственных мыслей. Маленький любвеобильный маньяк все еще улыбался.
Он... боится? Бред. Только не он, легенда и чудовище...
Цунаде, будучи более трезвой, чем ее любовник вздохнула и вытащила из-за пазухи любимое оружие – чугунную сковородку.
Бум...
Удар ярости, удар усталой женщины, достиг своей цели, и никакой песок не мог остановить предмет быта, усиленый разочарованием и горечью.
Второй удар достался Орочимару, вознамерившемуся таки добить молодого Казекаге. Ошеломленные, синоби трясли головами и стонали.
- Отлично, парни, - Цунаде взяла со стола бутылку сакэ, - выпьем?
- Мне нельзя, - пробормотал Гаара, почесывая иероглиф на лбу, - я несовершеннолетний.
Цунаде поигрывала сковородкой.
- Хорошо, - быстро поняв, что к чему, согласился песчаник.
Орочимару с трудом преодолел желание взвыть. Он сел за стол...

Саске загибал пальцы на здоровой руке, подсчитывая, почему он лучше Наруто.
- Я красивее – раз, сильнее – два, выше – три, когда девушки видят Наруто, они его бьют, когда видят меня – делают вот ТАК 0^0, а потом ТАК 0^_. Но я не люблю девушек, а люблю Наруто. Но я лучше, чем Наруто, значит, лучше полюбить себя... И почему этот лисий гаденыш – всегда семе? С собой я бы был...
- Одной рукой он держал фотографию любимого, а другой – думал о нем, - раздался ехидный голос. Учиха повернул голову – и оказался лицом к лицу с активистом Дейдарой. Бывший член Акацуки был подозрительно дружелюбен...
«Будет беда», - рассудил Саске, и, не теряя времени, замахнулся на Дейдару верным костылем. Лучше уж потом извиниться, чем весь следующий месяц жалеть о потерянной чести. Активист ушел от атаки легко, почти танцевальным движением и расхохотался. Саске вспомнил мертвое лицо своей матери – и обманным маневром попытался ударить из нижней позиции. Снова неудача.
Саске вспомнил мертвых дядю и тетю. Со свистом рассекая воздух, смертоносный костыль готов был опуститься на симпатичную светловолосую головенку – но не опустился. Промахнулся... У Дейдары от смеха началась истерика.
И тогда, наш Учиха вспомнил мертвые глаза своего отца, и, опираясь на второй костыль, ринулся в лобовую атаку.
- Бред... Я сплю... – пробормотал Кимимаро, поднял с земли небольшой камень и швырнул его в Саске-куна. И попал. В Дейдару. Правда, инвалид этого не заметил, он был слишком увлечен битвой с Учихой. Кимимаро облегченно вздохнул и набрал в легкие побольше воздуха:
- Он нам нужен, Дейдара!!!
Оба противника замерли и уставились на него. Проклиная злую судьбу, Кимимаро пояснил:
- Мы же хотели инвалида, верно? А у Саске-куна сломаны обе ноги и рука...
- Это еще не делает его инвалидом! – резко ответил Дейдара и отвернулся, - чему я тебя учил? У него душа здорового буржуя...
БУМ!!!
Упорный Учиха Саске, добился таки своего. Подрывник рухнул на зеленую травку и признаков жизни не подавал. Юный мститель вспомнил слова Итачи...
- Я стал сильнее! – он наставил костыль на ни в чем не виновного Кимимаро, - Пшел отсюда! А то щас как дам!!!
- Пошел отсюда, пошел отсюда, - буркнул Кимимаро, откатившись на достаточное расстояние, - а я здесь живу, между прочим.
- А ну и что!!! – Саске вспомнил Шисуи... Только он не помнил, какое отношении Шисуи имел к гибели его клана, но это ни на что особо не влияло,- Ненавижу!!! Моя ненависть сильна! Больше не застанете меня врасплох...
- Йо! – вроде бы трагически погибший Дейдара спокойно поднялся с земли. Саске подскочил на месте, насколько позволяли загипсованные ноги и глупо вылупил Шаринганы.
- Ты принят, коллега Учиха Саске! – подрывник ласково ударил его ногой по животу, что явно символизировало дружеский хлопок по плечу, - ты точно калека, и как я сразу не углядел?
- Ура!!! – почему–то завопил Учиха, - меня приняли! Я особенный!!! Ура!!!
- Рано радуешься, - прошептал Кимимаро и произнес уже громче, - эй, Дейдара, поясни ему, в чем состоит наша миссия.
- Спасем Орочимару От Рук Буржуев!!! – продекламировал Дейдара.
Саске как-то сник, но особо разочарованным не казался. Конечно, он был гений, поэтому сразу раскусил далеко идущие планы Дейдары – если инвалидам нужен «коллега», то он тоже должен быть инвалидом, иначе их прикрытие будет сорвано, и... Что может быть незаметнее трех калек, путешествующих группой?
- Му! – что-то с разгона врезалось в Учиху и он едва не упал. Присмотревшись поближе, Саске понял, что судьба к ним благосклонна.
Что может быть незаметнее трех калек, путешествующих группой? Правильно!!! Четыре калеки!!!
- Му!
- Кто это? – даже Дейдара был поражен, - ты здесь жил, ты должен знать...
- Дерево. Синоби Дерево, - ответил Кимимаро.
- Му!

- Тяжело быть Казекаге, - жаловался Гаара, - всех мишей отобрали, говорят, не положено...
- Так положи ИХ штабелями, - бодро ответил Орочимару.
- От этого я уже вылечился, - сексапильный песчаник сделал губки бантиком, - сотрясение мозга от столкновения с пуленепробиваемым лбом Узумаки Наруто. Повторения не хочется... Еще по одной?
Непьющий Гаара очень быстро разобрался, что к чему, и был даже рад, что принял предложение Цунаде провести этот вечер вместе. Давненько такого не случалось...
Никогда не случалось.
Работа Казекаге приносила одни лишь разочарования, и за нее не платили. Со скуки, Гаара сошелся с ниндзя деревни Скрытой Травы и проявил недюжинный талант в инновациях. Его «Трава Любви» действовала лучше «Виагры» и несла людям счастье. Пока же жертвы самокруток постигали позы того «счастья», Гаара доставал свою портативную видеокамеру и снимал... Это он считал платой за бесплатно распространяемую траву, и имел с самопальных фильмов хорошую прибыль. Один месяц работы оператора – и у Казекаге оказалось больше наличных, чем требовал годовой бюджет деревни Песка.
Гаара не считал себя виноватым, ведь похищая моменты счастья у одних, он дарил их другим. Маньяк Любви, Казекаге, не появлялся в родной деревне уже больше года и обратно не торопился.
Случай с Орочимару был его первым, и – он надеялся – единственным проколом, и вина за это лежала на самом песчанике. Не стоило вылезать из темного, уютного уголка и просить змеиного Сеннина «сменить позу, ведь эта всем наскучила». Орочимару спокойно закончил свои дела, застегнул кожаные джинсы, поправил прическу и тихо спросил:
- Зачем?
- ... – ответил Гаара, тем самым, по неведению, напомнив пенсионеру Саске – куна. Это его чуть и не сгубило, но сейчас все было прекрасно. Еще бы отобрать эту пленку у Цунаде...
Ну, полное совершенство недостижимо.
До этого момента, Гаара видел змеиного Сеннина один раз, когда тот с переменным успехом изображал его отца. Хорошее первое впечатление... Песчаник давно подумывал о том, что бы устроить Четвертому Казекаге несчастный случай – но Орочимару его опередил. Пораскинув мозгами, Гаара решил, что все-таки важен результат, а не исполнитель, так что на пенсионера зла не держал.
Ему, в принципе, нравился этот стильно и дорого одетый бледный маньяк с абсолютно безумными глазами. Знал бы он, что обычно носил Сеннин... Но Гаара не знал. Поэтому счел Орочимару самым эффектным (после себя, конечно) злодеем из вселенной Наруто.
Змеиный Сеннин, сложив узкие ладони «домиком», задумчиво смотрел на Цунаде, дрожащими руками пытающуюся налить себе еще сакэ.
- Можно, я помогу? – спросил Гаара. Она кивнула, и вскоре уже опустошала чашу. Орочимару пару раз затянулся обычной сигаретой и поинтересовался:
- Каково это – жить с монстром?
- Сам знаешь, - Гаара поморщился, - ты, я слышал, с Учихой Саске живешь...
Лицо Сеннина потемнело от гнева, но он быстро взял себя в руки. В конце концов, Орочимару был полностью согласен – Саске-кун был монстром похлеще Сюкаку.
- А ты, - Казекаге глазами указал на Цунаде, - давно так?
- Как? – внучка Первого не была так пьяна, как казалось. Пришлось объяснять.
- Что-то не похоже, что вы – счастливые влюбленные.
Она опасно сощурила карие глаза.
- Мы с ним – пережитки молодости. Я не собираюсь рушить свою жизнь и отношения с Дзирайей ради него...
- Ох, - Орочимару хлебнул прямо из горла, - так было всегда...
- Дзирайя? – Гаара напряг память, - ах, да, здоровый такой, с бородавкой...
- Да, - в голосе Цунаде слышалась злость, но песчаник предпочел это проигнорировать.
- Ну ты и дура, - спокойно сказал Казекаге.
В ожидании грядущей бури, Орочимару потянулся за Кусанаги, теперь висевшем за спиной, но их спасло чудо...
Красный, потный охранник тюрьмы появился в дверях и изо всех сил завопил:
- Акция «Упругая Попка»!!! Народ, все идем насиловать голубоглазого петушка – блондина, который называет себя Четвертым Хокаге!!!
В два прыжка, Орочимару оказался рядом с охранником. Теперь, Кусанаги опасно поблескивал рядом с жирной шеей.
- Блондин, глаза большие, голубые, глупые, испытывает непреодолимое влечение к параше, - Сеннин цедил слова сквозь зубы, - красный плащ, ожерелье на шее...
- Да, - тюремщик сглотнул, - а что, хотите без очереди влезть?
- Типа того, - Кусанаги мгновенно оказался в ножнах, - Гаара, ты со мной?
- Куда? – не понял песчаник.
- Как – куда? Насиловать Четвертого Хокаге, - Сеннин улыбался от уха – до уха, - давно хотел это сделать!
- Нет уж, не увлекаюсь, - сухо ответил Гаара и вдруг краем глаза увидел Цунаде. Она в расслабленной позе потягивала сакэ, и ее лицо не предвещало ничего хорошего.
«Бля-я... – подумал Казекаге, - я ж ее дурой назвал...».
- Как хочешь, - Орочимару отпихнул охранника и вышел. Гаара медлил всего пару секунд:
- Орочимару! Я передумал! Я с тобой! – на бегу, он достал камеру и вместе со змеиным Сеннином понесся в направлении тюрьмы.
Цунаде в остервенении допила остатки «горючего» и разбила бутылку о стойку бара, ту самую, где не так давно предавалась ЕГО ласкам, ЕГО прикосновениям... Треклятый змеиный выродок!!!
Когда через полчаса в бар вплыл уже не совсем трезвый Дзирайя, и, грубо пошутив, предложил ей «экстремальную ночь любви на широкой лавке», она сорвалась.
Полет жабьего отшельника жители Конохи сочли одним из самых зрелищных шоу за историю деревни.

- Эй, Наруто-сама, по-моему, за нами кто-то идет... – неуверенно сказал Кисаме.
Наруто обернулся – и лицом к лицу оказался с Лидером Акацуки. Тот помахал ему ручкой.
- Это ты был в кресле? – Узумаки зевнул, - чего тебе от меня надо?
- Помоги мне найти одного человека... – взмолился Лидер, - я тебя отблагодарю!!!
- Чем же? – нахальный пацан вытащил карманный калькулятор, - мои услуги дорого стоят. Такс, посмотрим...
Кисаме повнимательнее присмотрелся к субъекту в плаще Акацуки – и рухнул на колени, простирая к тому синие ручищи.
- О, Лидер!!! Безымянный Лидер!!! Ты вернулся!!! Я всегда верил!!!
- Ты его знаешь? – спросил Узумаки.
- Да!!! – Хошигаке так верещал, что пацан поморщился, - это... Великий человек!!! Пожалуйста, помоги ему!!!
Обрадованный Лидер Акацуки принял эффектную позу и молвил:
- Я рад, что меня еще помнят в этом разваливающемся мире под красным небом!
- Да!!! Да!!!
- А кого ты ищешь? – поинтересовался Наруто.
- О, этот человек... Рот – до ушей, глаза маленькие, злобные, бледный, как покойник и зубастый, как два покойника... И еще – абсолютно лишен чувства стиля... А какие у него сережки... облезлые... пластмассовые... И фигура, как у слона... На змею похож!
- Ужас!!! – Кисаме был в шоке, - какой крокодил!!!
- Постой, - перебил его Узумаки Наруто, - эффектный высокий худощавый брюнет с выразительными желтыми глазами, белой кожей и низким, хриплым голосом? И не ври мне.
- Да, пробурчал Лидер, - он. Орочимару.
- Хм, - лисий пацан откусил кусочек от блестящего гриба, - а вот насчет чувства стиля ты прав – он его абсолютно лишен.
- Наруто-сама, - завыл Кисаме, - поможем ему?
- Я слышал, Орочи попал в тюрьму вместе с Нашей Целью. Одно другому не мешает, верно?
Лидер облегченно вздохнул. Ему везло...

0

10

Название: ЭПИК глава восьмая - Как закалялось Дерево
Автор: Fuhrer Phibrizzo aka Phibrizzo
Жанр: Юмор… Яойчик, как всегда…
Персонажи: Орочи, Кабуто, Акацуки, Наруто, Ким-чан и еще… Ага, появился Гаара. И Цунаде… И синоби Дерево
Пары: Ой, много…
Отказ от прав: Угушечки… Противный Кишимото, это твое все…
Предупреждение: Синоби Дерево - славный продолжатель дела Бакемуньи. И его здесь... Много.
В манге появились новые Акацуки, а я в очередной раз переписала эту главу. Надеюсь, это – конечная версия.

Честно говоря, присутствующий здесь Синоби Дерево, большой роли в фике не играет, но мне нравится, что он разряжает атмосферу. Что-то в последних главах стало мрачновато, не реки крови, конечно, но и не добрый детский фанфик. Надо исправляться...

Посвящается моему бывшему мужу, самому занудному человеку на свете. Если бы не он, я вряд ли бы начала писать фанфики, но безделье и скука свое дело сделали.

Отказ от прав. Все герои... бла-бла-бла... Ну, вы знаете.
Phibrizzo

Глава восьмая: Как закалялось дерево.

Дейдара, Кимимаро, Саске и Дерево, медленно продвигались к своей цели. Учиха наслаждался птичками и природой, подрывник клял здоровых, а Кимимаро рассказывал о Дереве, который молча ехал рядом.
На самом деле, Дерево синоби не был. Злые языки утверждали, что он – забытый древесный клон первого Хокаге, однако «пуффать»(1) это удивительное создание наотрез отказывалось.
Дерево был... странным. Несколько лет назад, по вине Орочимару-самы, он лишился обеих ног («Я посадил Дерево!» - гордо утверждал Сеннин). Точнее, дерево случайно встал на пути змеиного мастера и его меча, когда Орочимару собирался добить очередного врага. Удивленный тогда-еще-не-пенсионер, пнув бедолагу пару раз, задал логичный вопрос:
- какого дьявола ты вмешался?
- Му, - ответил синоби Дерево, тогда-еще-не-синоби.
Других слов он не знал и не был способен произнести с самого детства, если оно у него было... Дерево являлся созданием... э-э-э... особенным. Думать синоби тоже не умел, просто шел, куда глаза глядят и мычал на одной противной ноте.
Орочимару, услышав это «Му», сразу пришел к заключению, что на Дерево наложили секретное дзюцу, а поскольку Сеннин считал себя мастером как запечатывания, так и распечатывания, то потащил бедолагу к себе, на опыты.
И не спрашивайте, почему Дерево не умер от болевого шока или потери крови – может, он и чувствовать не умел, и вообще – данный синоби еще более особенный, чем Итачи с кашей.
Дзюцу обнаружить, и, следовательно, снять, не удалось, зато в тот день у странного создания появилось имя. Потратив битых три часа на попытки разговорить синоби, Орочимару в расстроенных чувствах воскликнул:
- Ну ты и @%$#^ дерево!!!
Имя прижилось, а змеиный Сеннин привык к Дереву, выделил ему из более чем скромных запасов деревни звука тележечку на колесах, а что бы оправдать присутствие нового «жильца», прилюдно (и присобачно, если можно так... выразится) заявил, что тот – синоби.
Так и повелось с тех пор – синоби Дерево, имея полный доступ ко всем помещениям Отогакуры, потихоньку колесил и никому не мешал.
Правда, в последнее время, у него появилась дурная привычка ездить вокруг унитаза и равномерно «мычать». Этим он до смерти перепугал нервного Кабуто, который уронил любимый сотовый в недра «белого друга». Объяснить поступки Дерева было делом невозможным, да никто и не пытался. Гораздо проще – считать его предметом мебели на колесиках.
Поэтому, Кимимаро ничуть не удивился, когда странный синоби присоединился к их не менее странной компании.
Они шли (ковыляли и передвигали колеса инвалидного кресла, но это не лирично), Дерево ехал. Никто никому не мешал... И всех объединяла общая цель – Орочимару. Только вот синоби Дереву никто об этом не сказал, но он бы и не понял.

У Казекаге было много талантов, но самым полезным из них, несомненно, являлся дар управлять песком. Дорога до тюрьмы вовсе не показалась длинной, потому что Гаара ловко подцеплял всевозможные леденцы, булочки и прочие вкусности Гробом Пустыни, и, поскольку мальчиком был не жадным, делился с удивительно молчаливым Орочимару. Их «поход» превратился в череду звуков «Хрум – хрум» и «Ням – ням», изредка прерываемых мрачным «Я шломал жуб, ужнаю, кто это готовил – жагрыжу!». Удивленные жители Конохи надолго запомнили воистину триумфальное шествие черноволосого преступника S – класса, некогда терроризировавшего деревню в целом и членов АНБУ в частности и симпатичного носителя Сюкаку, больше известного как Сабаку но Гаара, того самого, который натворил дел на экзамене Тюнинов. Дело было даже не в леденцах, а в их количестве... Оба маньяка напоминали безвкусные новогодние елки из кондитерской на углу. Одна сердобольная старушка схватила Гаару за рукав и зашептала:
- Что, маленький, не кормят тебя дома? Ты деньги это, не трать, пошли, супцом угощу...
- Мадам, - Орочимару хищно осклабился, - я не сомневаюсь, что ваш «супец» невероятно вкусный и полезный, - но ребенку требуется сахароза для нормальной работы мозга. Вы только посмотрите на это дебиль... странное выражение лица!
- Угу, - кивнул Гаара, срывая обертку с ярко – красного леденца в форме енота, - совсем поглупел, аж из школы гонят...
- Ой-ей! – заохала бабулька, а два новоявленных товарища пошли дальше, стараясь не смотреть друг на друга.(1)
Молчание длилось несколько минут, а потом Казекаге не выдержал:
- Что с тобой случилось? Сам не свой, угрюмый, раздражительный... И леденцы не ешь...
- Я бублики больше люблю, - Орочимару отправил в рот еще одну порцию съестного, - от леденцов у меня зубной протез портится...
Гаара смотрел на него, как на прокаженного. Невероятно! Весь имидж зловещего Сеннина начал потихоньку таять, оставляя после себя жалкие лужицы блевотины. Однако, красноволосый песчаник дураком не был, поэтому оставил данные мысли при себе.
- Я пошутил, - мрачно заметил пенсионер, - что бы хоть как-то отвлечься...
- Ха-ха, - Сабаку но Гаара вздохнул, - не смешно...
- Знаю... А леденцы я просто не люблю, у меня с ними связаны плохие воспоминания.
- Да ну? Ты что – убил кого-то леденцом?
- Да, - Орочимару покраснел.
- Ты, наверное, засовывал жертве леденец в рот, пока она не задохнулась... – Гаара думал, что понял, что к чему, но... он ошибался.
- Если бы в рот, Гаара, - змеиный Сеннин уставился на свои ботинки, - если бы в рот...
Казекаге опешил, пытаясь переварить услышанное. Леденец в форме енота в его руке – такой красивый и сладкий... Пожалуй, лучший их всех...
Гаара молча выбросил сладость и поклялся никогда – вообще никогда – больше не задавать людям провокационные вопросы.
- Мы пришли.

Сакура ущипнула себя за руку, но видение отказывалось исчезать. Ее Саске-кун, ее черноволосый предмет страсти и воздыханий, некоторое время назад покинувший Коноху ради змеиного фрика, шел по главной улице... Простите, шел? Будет правильнее сказать, неспешно ковылял с крайне независимым видом.
- О, ужас! – стоящая рядом Ино театрально закатила глаза и воздела руки к небу, - бедняжка Саске!
- Нет, - Сакура покачала головой, - глазам не верю... Саске-кун такой сильный боец, он не мог позволить так себя... изломать... искалечить...(2)
- Это, наверное, не он, - бодро изрекла блондинка и подняла с земли камень, - кто-то использовал Хенге. Сейчас узнаем!
- Ты уверена? – розововласая (красиво...) коноичи прищурилась, - а вдруг ты ошибаешься?
- А проверим! – с вызовом ответила Ино и подкинула «снаряд» в руке, примеряясь, - точность: 120%, ПЛИ!!!
Как раз этот момент Учиха Саске, вполне реальный носитель Шарингана и ненависти к Итачи, избрал для того, что бы повернуть красивое лицо к двум соперницам. Камень угодил ему прямо в лоб.
Учиха пошатнулся, но умудрился устоять на ногах. Его глаза норовили разбежаться в разные стороны, а мозг упорно отказывался принять простую истину: его, Учиху Саске, мстителя и гения, догнали не гнев Акацуки, не ярость зверя, и даже не зависть неудачников – а обычный серый булыжник, из тех, что имеют свойство валяться под ногами, и имя им – легион.
- Ух, - Саске пытался вспомнить хоть какое-нибудь ругательство, но голова работать отказывалась, - плохие люди! Зачем вы кинули в меня камнем?
- Это он! - завизжала Ино и ринулась к пострадавшему, но, раскрывшая было рот Сакура, быстро сориентировалась, и, отпихнув блондинку, повисла на бедолаге из клана Учиха.
- Саске-кун! Саске-кун! Я так счастлива! – щебетала девица, - ты так вырос, возмужал!
- Нехорошая Сакура, - Саске безуспешно пытался оттолкнуть ее здоровой рукой, - иди отсюда!
Не теряющая надежду Ино, подобравшись к Учихе сзади, обвила его руками за талию.
- Саске-кун! – промурлыкала блондинка, - Саске-ку-у-ун!
- Злые девочки! Зачем кинули в меня камнем?
Они не слушали.
- Значит, ты смог сбежать от этого бессердечного Орочимару? – Сакура ловко отвела удар костылем, который мог отправить ее мозг в продолжительное путешествие через пробитый череп – к звездам. Саске вздохнул.
- Бессердечного? Он в меня камнями не кидался, - философски заметил Учиха, - он меня любил...
- Да что ты все о камнях, - Ино чмокнула мстителя в шейку, вызвав у него дрожь... нет, не возбуждения. Просто дрожь, - Я тебя сильнее люблю!
- Не, я его больше люблю!!! – закричала Сакура прямо в ухо Учихе. Он поморщился вместе с подвергшимися страшной атаке барабанными перепонками.
- Господи, боженька, - шептал гений, - видно, и вправду, плохим я был, злым... Но я исправлюсь, только спасите меня, кто нибудь... ну хоть кто нибудь...
Девушки визжали и прижимались к нему, солнце нещадно палило, доносились смешки прохожих...
«Свет в конце тоннеля!» - вспомнил Учиха. Щелк!
Его сознание перевернулось и взорвалось, яркой цветной вспышкой озарив жизненный путь и составляющие. Орочимару. Кабуто. Итачи. Бакемунья. Наруто. Наруто. Наруто!!!
- Буржуйки!!! – завопил Саске, - Гадины!!! Капиталистки!!!
- Nani? – не поняла Сакура. Ино этого тоже не поняла, но этого она тоже не поняла... Такой вот блондинистый каламбур на тонких ножках.
Помощь свыше, приняв форму синоби Дерева на тележке, с разгона врезалась в любвеобильную розововолосую девушку, оторвав ее от несчастного Учихи. Другой небесный ангел, симпатичный Дейдара из Камня, доказал Ино, что для истинного ниндзя дзюцу – не главное. Кимимаро и его инвалидное кресло закончили битву.
- Ну ты даешь! – Дейдара пнул еще тепленькое тельце Сакуры, - так и знал, что нельзя тебе в разведку! Теперь будем передвигаться только группой.
Саске кивнул. Слов не было.
- Му, - синоби Дерево пытался переехать Ино, - Му.
- Дерево, - подрывник задумчиво смотрел на калеку, - значит, Дерево...
- У тебя появился план? – испуганно поинтересовался Кимимаро.
- Да, - Дейдара широко улыбнулся, - Дерево, гордись! На твою долю выпала самая почетная миссия!
- Му.
Саске сглотнул. В его голове происходили странные изменения, и, хотя он этого не знал, происходили они уже не первый день...

Лидер Акацуки: 7 причин ненавидеть Орочимару

О1. О рукоделии
Лидер: Я потратил год, что бы вышить на этом полотне светлый лик милого Сасори! Я так счастлив! Думаю, ему будет приятно!
Орочимару: Кто бросил грязную тряпку на мою кровать? Что там на ней?.. Жуть какая!
Лидер: Я подложил свое вышивание в комнату Сасори. Интересно, он угадает, от кого оно? (3)
Орочимару: Эй, Сасори, что это за тряпка? На ней твоя морда лица!
Сасори: Орочи, ты решил сделать мне подарок? Спасибо тебе огромное! Я так рад, что работаю в одной команде с тобой!
Орочимару: ?
Сасори: Ах, Орочи... Я знал, что ты только притворяешься ублюдком! Эта тряпка такая... такая... красивая...
Лидер: Тряпка?..
Сасори: Что же мне с ней сделать?
Орочимару: Подложи под задницу!
Сасори: Точно!
Лидер: Орочи, я тебя НЕНАВИЖУ!!!

02. О целях и причинах
Лидер: Объявляю собрание открытым! Наша цель...
Итачи: Бва-ха-ха-ха-ха! Крутой Итачи пришел!
Лидер: Наша цель состоит...
Итачи: Круто!
Кисаме: Успокойся, Итачи-сан!
Итачи: Че, крутым хочешь показаться? Ничего не выйдет!!!
Лидер: А цель наша...
Итачи: Круто!!! Круто!!! Круто!!!
Лидер: Орочи, немедленно успокой Итачи!
Орочимару: Итачи, успокойся. Мы все знаем, что ты крутой.
Итачи: Круче всех! Бва-ха-ха-ха-ха!!! Кто тут не согласен, выходи на бой!!!
Орочимару: Разве только Лидер... У него весьма оригинальное мышление.
Итачи: Цукиеми!!! Теперь я 72 часа буду рассказывать тебе, как я крут!!! Слушай, Лидер...
Лидер: Орочи, за что?
Орочимару: Не знаю... У меня нет целей или причин...
Лидер: Я тебя... ненавижу!!!

03. О кирпичах
Лидер: Орочимару, зачем ты кинул в Итачи кирпичом?
Орочимару: Потому что камни кончились.
Итачи: Ух... Кто это сделал? Кто? Получай свой кирпич!
Орочимару: ...
Кисаме: Э-э-э... Может, отнесем Лидера на кровать? Кажется, он без сознания...

04. О сладком
Лидер: Пирожное с кремом... Ням...
Орочимару: А ты знаешь, из чего сделан этот крем?
Лидер: Нет... Из чего?
Орочимару: Вначале съешь – потом скажу, ку-ку-ку...
Лидер: Что-то мне не хочется...
Орочимару: Правда? Давай сюда! Ням-ням-ням!
Лидер: Ну и из чего этот крем?
Орочимару: Взбитые сливки... Вкуснотища!!!

05. О некромантии
Орочимару: Так, пособие по Некромантии, глава первая: Учимся пользоваться лопатой...
Лидер: Чем заниматься всякими глупостями, лучше бы пошел на миссию!
Орочимару: Возьмите лопату за черенок обеими руками...
Лидер: Трутень! И зачем я тебя взял в организацию?
Орочимару: Острым концом воткните в землю...
Лидер: Ты вообще меня слушаешь?
Орочимару: Надавив ногой на лопату, наклоните ее к себе... Посмотрим...
Лидер: Прекрати рыть в пещере!!! Это – твой дом!!!
Орочимару: О, я нашел клад...
Лидер: Отдай, это МОЕ сокровище!!!
Орочимару: Что же в этом ящике? Ох...
Лидер: Не-е-е-ет!!!
Орочимару: Дейл Карнеги «Как стать Лидером»... Чушь.. Чушь... «Как выжить в окружении диких зверей»... Чушь... О-О!!! «Пособие по использованию люмбрикантов» и «Как научиться расслаблять мышцы ануса» Учихи Мадары... Да ты гей!
Лидер: (краснеет)
Дейдара (Откуда взялся Дейдара? Да так, мимо проходил): Эй, все слышали? Ваш Лидер – гей!!!
Акацуки (Все и хором): Ну ничего себе новость!!!
Лидер: (зеленеет) Я не гей!!!
Орочимару: А зачем тебе знать, как расслаблять мышцы ануса? И смазка...
Лидер: Ну это... как сказать... б... ЗАПОР У МЕНЯ ХРОНИЧЕСКИЙ!!! КАКАТЬ БОЛЬНО!!! ОРОЧИ, Я ТЕБЯ...

06. О покере на раздевание
Кисаме: Я проиграл... Ну что, снимаю кимоно, подштанники и...
Лидер: Не-е-е-ет!!! Кисаме, я тебя прощаю!
Орочимару: Не-ка. Кисаме, рыбка моя, раздевайся, я хочу увидеть твое стройное сильное синее тело!
Кисаме: Орочи? Ты заболел?
Орочимару: Раздевайся, моя треххвостая акула!
Кисаме раздевается.
Итачи: Не круто...
Сасори: Хорошо, что я кукла и мне не нужен рвотный пакетик...
Зецу: Я тоже хочу раздеться!
Лидер: Нет, точно нет! Прекратите этот разврат!
Орочимару: Зецу, счастье мое черно-белое, я думаю, вам с Кисаме нечего стыдиться...
Зецу: Точно! Орочи, ты крут!(4)
Зецу раздевается.
Итачи: Совсем не круто...
Сасори: Мне стыдно быть в одной организации с ними... Орочи, пошли...
Орочимару: Ну если ты так просишь... Пока, парни!
Лидер: Бе-е-е...
Кисаме: Лидер, посмотри на мой трицепс!
Зецу: И на мою мышцу бедра!
Итачи: Убегать – не круто, но я пожалуй... ПОЙДУ!!!
Лидер: Орочи! Кисама! Бака!!!

07. О свободном времени
Лидер: Орочи, если я сейчас зайду в твою комнату, я точно не увижу там Сасори?
Орочимару: (томно) Нет, не увидишь...
Лидер: Я захожу... А-а-а-а-а-а-а-а-а!!! Мой девственный разум! Вы... вы... как вы...
Итачи: Ну должны же мы проводить свободное время с пользой...
Орочимару: Итаченька, ты забываешь о своей роли.
Итачи: Ах да... Круто, Орочи, круто... Еще круче...
Лидер: (падает в обморок) (5)

Стражники тюрьмы удивленно смотрели на странное существо, равнодушным взором способное пробурить стальную стену толщиной в пару метров. Оно не двигалось, но источало непонятную угрозу.
- Э, - один из них решился подойти на шаг ближе, - ты, собственно, кто?
- Му.
- Му, - живо согласился охранник и икнул, - это твое имя?
- Му.
На шее у синоби Дерева висела большая табличка, на которой четким Дейдариным почерком было выведено: «Миня Завуть Дериво». Один из стражей тюремного порядка, наиболее умный, внимательный и рассудительный, заметил ее и попытался привлечь внимание Командира странными телодвижениями. Тот покрутил пальцем у бритого виска. Умный охранник вздохнул и пояснил:
- Его зовут Дерево.
- Да? – главный не спускал глаз с пришельца, - с чего ты взял?
- Му, - синоби Дерево подкатил ближе, заставив славных и храбрых служителей закона попятиться.
- Написано на нем, - нервно сказал Внимательный, - вон, на табличке...
- Это отвлекающий маневр, - Командир обошел Дерево со спины и вдруг в нерешительности застыл.
- Что еще? – умный охранник явно нервничал, поскольку на его пальцах не осталось ни единого целого ногтя, он грыз их с упоением, достойным почетной грамоты, что придавало ему несколько зверский вид.
- ПОСЛАНИЕ, - провозгласил Главный и уважительно склонил голову.
- Му, - безногий синоби зевнул и почесался. Стражи порядка отскочили еще на пару – тройку метров.
- ОН ХОЧЕТ, ЧТО БЫ МЫ ПОМОГЛИ ЕМУ НАЙТИ ДЕВУШКУ! – торжественным шепотом, сообщил охранник.
Его речь наглым образом была прервана взрывом хохота со стороны подчиненных. Главный нахмурился и одарил их столь неприятным и красноречивым взором, что мгновенно воцарилась мертвая тишина.
Он кашлянул, прочищая горло, и протянул:
- Иначе, это дерево отсюда не уедет...
- Так выгони его! – Умный фыркнул, - велика сложность!
Синоби Дерево ме-е-едленно повернул голову к говорящему, его губы растянулись в подобие ухмылки, и молвил ОН:
- МУ.(6)
- Эхм, - послышалось откуда-то сзади, - ну может... это... есть у кого... знакомые дамы?
- СПИСОК МНЕ, ЖИВО!!!!! – гаркнул Командир зычным голосом, явно выдававшим в нем потомка древнего рода стражей, которые еще десятки тысячелетий назад колотили друг друга палками по головам и отвоевывали у других шедевров эволюции лучшие пальмы, с наиболее эффектным видом на... на другие пальмы. Умный и Внимательный охранник хотел было предложить ему банан, но вовремя передумал.

- Ты уверен, что это был хороший план? – Кимимаро наблюдал за Деревом под прикрытием столба, который не столько его скрывал, сколько привлекал внимание к симпатичному юноше, почему-то привязанному к инвалидному креслу. Дейдара потянулся и лениво ответил:
- Во-первых, они от него глаз оторвать не могут...
«Это правда, - подумал Кагуйя, - Они боятся, что если отвлекутся, он подберется ближе...»
- Во-вторых, это пойдет Дереву на пользу. Боевое крещение, так сказать, м-м-м! Закалка в наше время...
- Но насчет девушки... Жестоко это... Не по товарищески... – задумчиво изрек Саске, усердно шифрующийся в тени соседнего столба.
- Да ну? – Дейдара усмехнулся, - что, думаешь, если он – инвалид, так и любить не сможет?
- Вопрос в том, будут ли любить его, - пробормотал Кимимаро.
Подрывник собрался было вбить в голову коллеги истину этого мира, но его внимание вдруг привлекла парочка, размеренным шагом ступавшая по пыльной мостовой, ведущей к главным воротам тюрьмы. Леденец в форме енота просвистел на волоске от уха Кимимаро и с грохотом врезался в стену.
- Нас раскрыли! – в ужасе, понял Учиха, - но как это возможно?
- Вся конспирация насмарку, - плаксиво протянул Кимимаро.
- Нет, - Дейдара топнул стройной ножкой, привлекая к себе внимание, - что, глаза потеряли? Это же наш брат!!!
Саске пригляделся и внезапно завопил:
- Орочимару!!! Привет!!! А мы тут...
- Молчать! – рявкнул активист, - будем действовать скрытно!
- А.. это... – невнятно бормотал Кагуйя Кимимаро, - э... а... у...
- Да, - мрачно сказал Дейдара, - Собака. По имени Гаара. Подлый песчаный пес!!! Он забрал мою руку...
- И перепугал меня до смерти, - признался Учиха, - я просто его мишу посмотреть хотел, а он меня Гробом Пустыни... А я его Чидори... И... и... Больно...
- Сущий маньяк, - подтвердил Кимимаро, - бедный Орочимару-сама! Он – во власти этого... с тыквой... злобного... нехорошего... безбрового... – на этом, все известные ему ругательства закончились, и он замолчал. Инициативу взял на себя Дейдара:
- Чтож, придется спасать нашего брата и коллегу партизанским способом!!! Видите, дырку в заборе? И окна с решетками?
- Да, ну и что? – не понял гений на костылях.
Подрывник растянул рот от уха до уха и нежно проворковал:
- Расскажу на месте. Вперед, парни! М-М-М!!!

- А может ту, ну ту, с одним глазом...
- У нее же нога деревянная!
- А у него их вообще нет!
- Может, он – гурман?
- Он? Ты о нем говоришь? Да он же...
- Му.
- Во-во, точно... Эй, не подходи ко мне!!!
- Он и не может к тебе ПОДОЙТИ...
- Извините меня, но что вы делаете с моим Деревом?
Независимо от того, заказывал Орочимару пиццу или признавался в любви, жаловался на судьбу или выражал восхищение, его размеренная речь и хрипловатый голос твердили обратное: «Я хочу сгрызть ваши конечности и вырвать сердце. Вы не против?» Поверьте, слышать такое от маньячного вида преступника с безумными глазами – не самое приятное времяпровождение... Поэтому ему никогда не привозили пиццу на заказ.
- Ты кто? – гордо вопросил Командир. Змеиный Сеннин одарил его самым мрачным взглядом из своей богатой коллекции и повторил вопрос:
- Вы обидели мое Дерево, не так ли?(Вначале, я переломаю вам все косточки. Знаете, сколько их в человеческом теле? Я тоже не знаю... Проверим?)
- Му, - Дерево соизволил обратить свой взор на Орочимару.
- А ТЫ КТО ТАКОЙ, СПРАШИВАЮ? – в голове старшего охранника, обезьяны яростно принялись угукать и кидать в змеиного Сеннина бананы.
- Я? Орочимару.(Мое имя будет последним, что ты услышишь в своей жизни. Я ясно выражаюсь?)
- НАС НЕ ЗАПУГАТЬ!!! – какая трата бананов, а ему – хоть бы что...
- Орочимару? – умный страж тюрьмы схватил босса за рукав, - уходим отсюда!!! Он же...
- Да? (Для тебя у меня есть нечто особенное, ку-ку-ку!)
- Экспериментировал над членами... – промямлил охранник. Гаара удивленно приподнял отсутствующую бровь.
- ...АНБУ, - закончил Умный.
- Сеннин Орочимару? Да гонишь ты, он же у нас в тюрьме... сидит... сам пришел... – голос Командира становился все тише и тише. Испуганные приматы закрывали головы лапами.
- Му, - сказал Дерево.
Это послужило последней каплей – через пару секунд, перед воротами остались лишь змеиный Сеннин, красноволосый Казекаге, безногий Дерево и одинокий лист бумаги со списком всех знакомых охране незамужних дам. Орочимару поднял его и пробежался глазами по неровным строкам.
- Ты заслужил большего, Дерево, - пенсионер разорвал список на мелкие клочки, - вот вернемся в Отогакуру, и я найду тебе достойную девушку... В смысле, достойную тебя.
- Пойдем, - Гаара открыл тяжелые двери, - ты же этого хочешь, правда?
Сеннин промолчал.
Если бы они так не спешили, то несомненно заметили бы притаившегося за бочкой с водой Лидера Акацуки, отделившегося от Наруто и Кисаме и решившего действовать самостоятельно. Его глаза горели пламенем преисподней.
Но они спешили.

Продолжение следует...

0

11

Слушай... без ложной скромности - шедевральное произведение... Живот болит, смеёмся второй день всем офисом... Читаю взахлёб, и вслух - особенно интересные моменты.. Очень понравилось про Саске и электричество, Саске и таракана, Орыч-язык... У тебя таллант драматурга!!!

0

12

Жесть) Позитив, хотелось бы ещё

0


Вы здесь » Naruto-RPG - форумная ролевая игра по аниме и манге "Наруто" » Аниме и манга. » Эпический Фанфик: "Итачи с Кашей" :Р