Naruto-RPG - форумная ролевая игра по аниме и манге "Наруто"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto-RPG - форумная ролевая игра по аниме и манге "Наруто" » Воспоминания » Воспоминания Юки. Слёзы, которые не были пролиты.


Воспоминания Юки. Слёзы, которые не были пролиты.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Глава первая.
                                                     Одиночки.

Вечер.
Кири, одну из Великих Деревень, окутали сумерки. После исчезновения солнца, пусть даже и такого холодного в это время года, промозглый ветер стал чувствоваться сильнее, обдавая сыростью лица прохожих. Жители торопливо разбредались по домам, окунаясь в тепло и уют родных очагов, где их уже ждали близкие. Окна вспыхивали радостными огоньками, оставляя снаружи ночь и туман, вкус которых суждено было испытывать только бродячим собакам, серым теням, скользящим по пустым переулкам.
Свет не горел только в одном доме, на отшибе деревни. Его хозяина, мужчину лет тридцати, по имени Томодачи Хико, никто не ждал. И сам он, идя домой, чувствовал себя таким же псом, как и те, чьи глаза сверкали в темноте улиц. Разве что не таким озлобленным на жизнь.

Когда-то и в его окнах горел свет. И тот же свет обрисовывал фигуру девушки, стоящую на пороге распахнутой двери. Её глаза радостно сияли при виде полусонного мужа, руки бережно обводили все черты его лица, окутывая ароматом цветов и теплом весеннего солнца усталый разум джойнина. В глубине комнаты уже стыл обед, вкусный до невероятности, а в спальне мягкие тени играли на белоснежной простыне расстеленной кровати. Райская жизнь, которую создал этот цветок, Натсу Хана. Вот только в Тумане оказалось слишком мало света…
Хана погибла на одном из заданий. Внешне это выглядело обычной, рядовой случайностью. И только Хико знал, что перед этим коноичи удалось узнать о некоторых планах Мизукаге… что-то о целом клане, над которым собираются провести эксперимент для получения улучшенного генома. Натсу не стала втягивать мужа в это дело, сказав только, что знает, как помешать. Оставив кое-какие записи, девушка исчезла на несколько дней… а потом пришло известие о её гибели. Но Хико знал, что никаких заданий она не получала…
Доказывать что-либо было бессмысленно. Томодачи практически ничего не знал об этом деле. Он порывался отомстить, убить Мизукаге, но его пыл быстро охладил клочок бумаги, с почерком любимой – последние слова Ханы, адресованные мужу:
«Я не знаю начала этого пути, но я сама вступила на него и вижу, что ждёт меня в конце. Я приняла своё решение. Если ты попробуешь последовать за мной, знай, что даже в аду я найду тебя, чтобы самолично убить ещё раз. Ты ничего не изменишь, Хико. Не поможешь никому, просто бросившись в огонь очертя голову. Жизнь даётся и отбирается только один раз, а каждому нужно так много успеть… Ты ещё не успел сделать все, что должен»
Этого хватило. Не просто потому, что последняя воля умершего – непререкаема и должна быть исполнена. Томодачи не смог бы просто наплевать на отчаянное желание своей жены защитить его жизнь. Сколько бы ночей не снилась ему кровь на клинке – отражение мести, которой требовала его душа. Но…
Тогда он очень долго привыкал к этой пустоте… и к чёрным провалам окон. Запах цветка быстро выветрился сквозняками и туманами. За это джонин тоже ненавидел Кири. Вот только воспоминание о цветочном рае, из его души, не смог бы вырвать никто.

Очнувшись от мрачных мыслей, Хико нашарил в кармане ключи и открыл дверь, тихим скрипом поприветствовавшую хозяина. Этот вечер ничем не отличался от остальных 1780 вечеров, проведённых им в опустевшем доме.

__________________________________________________________________

Вечер.
В лесу пробудилась жизнь, снова, уже в который раз за существование этого мира, начиная жестокий танец хищника и жертвы в тени ночных деревьев.
Высоко от земли, в переплетении веток, спал ребёнок. Худая, маленькая фигурка, по-кошачьи свернувшаяся в клубочек. Старые лохмотья одежды окутывали мерцающую в свете звёзд кожу, белизну которой можно было заметить, несмотря на полоски грязи, в сочетание с которыми, она навевала мысли о полосатой шкуре белого тигра.
Лицо ребёнка  то и дело хмурилось, девочка шипела во сне и ворочалась.
…ей снился красный снег… ветер и туман… звон стали об сталь, свист кунаев, крик девушки и возгласы мужчин…
…сознание как будто бы снова взрывалось той жуткой, ослепляющей болью…

Прохладный ветер остудил разгорячённое кошмаром тело, ласково пробежался по волосам, заставляя вспомнить чьи-то руки… такие же мягкие и мимолётные, как поцелуи воздуха. Возможно – матери, которую этот ребёнок не помнил…

Где-то месяц назад… безымянность, одиночество и холод, отражающийся в слезах маленькой девочки. Кругом – только запах крови, туман и ветер. Она не знала куда идти, она не помнила, оттуда пришла, она не знала даже имени собственного «я»… Страх безысходности, осознание нелепости собственного существования и шаги скорой смерти за спиной. Ребёнок просто брёл и брёл вперёд, рыдая от ужаса, падая и снова вставая. Не помня ничего, не понимая, что происходит, девочка знала только одно – надо идти. Вперёд, шаг за шагом, не оглядываясь. Если остановиться, боль нахлынет по новой, заставляя кричать. Если упасть и закрыть глаза, то больше никогда не проснёшься. Движение вперёд… давало хоть какую-то цель существования, объясняя, для чего она дышит. Серый туман впереди внушал слабую надежду. Если всё время идти… то придёшь к людям. Если не останавливаться, выживешь. Главное не плакать, не сдаваться и… не вспоминать. Не думать вообще, иначе можно умереть от отчаянного страха, от мысли, что ты никогда не выберешься из этого кошмара…

Сырость заставила проснуться. В аквамариновых озёрцах глаз отразились звёзды, девочка потянулась и, сделав сальто, как кошка, мягко приземлилась в темноту. В коротких серебристых волосах запутались листья, она аккуратно убрала их, проведя по серебру рукой. Лёгкие, бесшумные шаги – ребёнок отправился в деревню, инстинктивно ища общества других людей.

Тогда она впервые её увидела. Огромное скопление домов под названием «Кири». Тот серый туман привел её сюда… Прячась, боясь шума толпы, громкого смеха… девочка поняла, что не умрёт. Чтобы выжить, она научилась воровать, скрываясь в переплетенье улочек раньше, чем её жертва обнаружит пропажу. Но искать смысл существования в этом, ребёнок не собирался…
Безликая, бесшумная тень, искоса следящая за пульсом этой деревни… Робко заглядывая в другую жизнь, девочка наблюдала за играющими детьми, за улыбками их мам, забирающих своих маленьких шиноби с площадок. За смехом мужчин, пьющих саке в баре. За легкомысленным щебетанием парочек, гуляющих по улицам… Однажды она поняла, почему они все могут улыбаться, а она нет. У них у всех был кто-то… А ребёнок бродил один. И девочке захотелось найти кого-то, кто не прогнал бы её…
Но жители Кири закрыли двери своих домов, забаррикадировали свои сердца повседневными заботами… Всё, что оставалось маленькому тигрёнку – заглядывать в окна, тоскливо прижавшись щекой к ледяному стеклу.

Так и в этот раз… Аквамариновый взгляд скользил по фигурам людей, суетящихся на кухне. Женщина, поцеловавшая своего мужа и отвесившая лёгкий подзатыльник сыну, который вертелся под ногами и пытался стащить золотистый блинчик из стопки, которую напекла его мать. Мальчик разревелся, но пришла старшая сестра и успокоила его, уведя в другую комнату. Бездомный ребёнок наблюдал за этим через окно, встав на цыпочки у стены дома.
Внезапно пришла ярость. Неосознанное ещё до конца, чувство обиды, желание преодолеть эту преграду и выйти из холодного мрака на свет, такой манящий и такой многообещающий…
Девочка отвернулась и, присев на корточки, обхватила себя за плечи руками. Слёз не было, но внутри как будто скребли наждачкой. Тихо фыркнув, ребёнок сорвался с места, растворившись в сумерках.

__________________________________________________________________

Послесловие
                                                "Пойдём со мной"

Спустя несколько дней волк и тигрёнок встретятся, мучимые каждый своей болью. И оба найдут то, что искали, заметив отражения слёз, давно забытых и так тщательно скрываемых, в глазах друг друга.

Дом Хико больше не будет пустым и неприветливым. Каждый раз, возвращаясь, он будет знать, что его, как раньше, ждут девичья фигура на пороге, вкусная еда и мягкая постель. Свет и уют вернуться в жизнь бродячего пса Кири, вместе со смыслом существования. Вместо запаха сырости и пыли, в комнатах поселиться аромат цветов горькой мяты.

Стеклянная стена, отгораживающая бродяжку от тепла человеческих сердец, исчезнет. Сумрак леса, ворох воспоминаний в кошмарах, холод скитаний вдоль закрытых дверей – всё это останется там, за порогом дома Хико. Джонин подарит ей самое важное, о чём одинокий тигрёнок мог только мечтать – место в этом мире и имя – Юки Неко. С его помощью, девочка поймёт, что такое гордость, честь и сила, научиться смеяться и найдёт свою цель в жизни. Юки обретёт свою семью в человеке, давно забывшем, что это такое. Но он вспомнит – хотя бы ради неё.

Отредактировано Yki Neko (2007-06-16 11:29:24)

+3

2

мне понравилось)

0

3

Kitumara
Аригато за внимание))) Скоро вторую главу накатаю..)))

0

4

Пинайте меня, о беспощадные критики! Бразильский сериал "Любовь и слёзы ежиков в Тумане" получил продолжение)))


Глава вторая
                                                            Проблемы на кухне и первая кровь

- Бака!
- Сам такой!
- Ты делаешь это неправильно! Сколько можно повторять?!
- Заткнись!!! Если бы не твои тупые замечания я бы не ошиблась!!!
- Если бы не мои замечания ты бы весь дом спалила!!!
- А вот и нет!!!
- А вот и да!!!

Хико смерил худощавую фигурку перед ним убийственным взглядом, Юки в ответ зарычала. Эта парочка бранилась уже около часа, сваливая друг на друга вину за безнадёжно испорченный завтрак – пересушенный, недосоленный рис и чёрные угольки, которые ещё недавно претендовали на роль мяса. Факт оставался фактом – с кулинарией проблемы обнаруживались у обоих.
Неко фыркнула и отправила бренные останки «шедевра» в помойку. Джонин вздохнул, сожалея о потраченном времени, силах и деньгах, и привычным жестом извлёк откуда-то из недр шкафчика две упаковки рамена быстрого приготовления. Последний давно уже приобрёл статус повседневной еды.
Девочка, состроив недовольную мину, бухнулась на табуретку:
- Опять?! Шиматта...
- Аре? Ты не голодна? Тогда я съем это вместо тебя... – Хико ухмыльнулся, заливая чаши кипятком.
- Я этого не говорила!
- Тогда не выступай и ешь. Пока ты не научишься готовить как следует, рамен – единственная пригодная пища.
- Между прочим, рис испортила не я.
- Зато поизмывалась над мясом. Бедная говядина при жизни и не представляла себе такие пытки... – хихикнул Томодачи. Замечание насчёт риса он пропустил мимо ушей. Юки нахмурилась и пододвинула чашу к себе, попутно расплёскивая кипяток по столешнице. Хико скептически наблюдал за её действиями.
- Да-ааа… уж.  И где же твоя хвалёная ловкость? Проворность там?
- Не зли меня, иначе почувствуешь её на своей шкуре. А заодно и вкус тряпки распробуешь – мрачно огрызнулась девочка, возя тканью по дереву – Ловкость нужна на тренировках и в бою.
- Ба-ааака. Шиноби всегда должен оставаться шиноби – вне зависимости от ситуации. Противник не будет ждать начала тренировки или официальный старт поединка. Ты скорее схлопочешь кунай в спину, занимаясь стиркой во дворе, а не тайдзюцу в лесу.
Юки не стала перечить. Есть вещи, которые стоит слушать и запоминать.
- Иттадакимас!
- Иттадакимас!
Самый обычный завтрак в не совсем обычной семье наконец начался.
_________________________________________________________________________________________________________

Вечер. Тени расчертили мостовую, превратив её в пятнистую мозаику. Закат, довольно редкое зрелище для вечно туманного Кири, окрасил небо в восхитительную палитру алого, от бледно-розового, как лепестки сакуры, до роскошного красного, по яркости напоминающего кровь.
Но Юки было не до романтики. Её фигурка торопливо скользила по улице, огибая случайных прохожих. Сердце билось в учащённом ритме, отдаваясь лёгкой пульсацией в висках.
Трое. Присутствие преследователей Неко почувствовала почти сразу – интуиция или природная чувствительность к эмоциям людей, неизвестно что именно помогло ей определить, как подрагивает от напряжения воздух. Чужие взгляды жгли спину.
Вниз по переулку, свернуть в подворотню. Прямо, прямо, направо…
- Ксо…
Тупик. За спиной послышался шорох сандалий. Неко мгновенно развернулась, встречая противников яростным взглядом. Ошибки нет – трое. Один – её одноклассник в Академии, двое других вроде бы постарше.
- Чего надо?
Молчание и кривая усмешка, взрезавшая губы пацана, державшегося главарём. Двое других хихикнули.
- Повторять не буду. Или уберётесь или…
- Бродя-яяяжка -  лениво протянул первый.
- Блудная – оскалился другой
- И никчёмная  - закончил «одноклассник»
Руки сами сжались в кулаки, костяшки побелели от напряжения. Яростный аквамарин взгляда заледенел.
- Убирайтесь.
- А то что? Пожалуешься мамочке? А, точно, у тебя же её нет! Найдёныш.
- Заткнись, выродок. С таким как ты я и сама могу справится. – презрение вперемешку с ненавистью отвратительным комом подкатывало к горлу. Страх, сильный вначале, испарился. Юки знала, что сейчас будет, и была готова к этому.
Первый, парень из её класса, бросился без предупреждения. Разудалый крик, замах руки… дилетант. Легко уклонившись и перехватив кулак, девочка ловко подставила подножку, молниеносно развернула его корпус от себя, и тут же, пока противник падал, врезала кулаком ему между лопаток.  Парень пропахал носом камень мостовой и, скуля, съёжился.
«Главарь» выдохнул:
- Сучка.
- Хочешь быть следующим?
- Попробуй. Ахоно!
Неко краем глаза заметила отблеск стали. Плохо, второго из троицы она выпустила из виду. Реакция опаздывала - плечо прошила резкая боль.
«Кунай? Откуда у детей взрослые игрушки? Ксо… Дело становится серьёзным» - мысленно чертыхнулась куноичи, зажимая кровоточащее плечо. Рана неглубокая, но боль сковывала движения.
- Ублюдки… ксо…
Ещё два куная просвистели в воздухе. Промахнулся. Юки гневно зашипела. Настоящие кунаи им, первокурсникам, давали только на тренировках. Но похоже эту троицу правила не останавливали…
- Тебе нужны проблемы? Чего ты ко мне прицепился?
Главный хмыкнул:
- Ду-ууура. Ты тупая или только притворяешься? Ты никто здесь и никогда не станешь ровней нам, Подкидыш. Взрослые не верят тебе.
Девочка напряглась. Рука решительным жестом вырвала кунай из плеча, сталь заскользила между пальцев. Юки почувствовала, как внутри вскипает что-то большее, чем просто гнев… желание убить, блеснувшее в голубых глазах…. Мышцы тела напряглись, девочка серебристой молнией метнулась к главарю, сжав оружие в руке. Молниеносный удар под дых, подсечка – тело мешком упало на землю. Девочка приставила кунай к горлу мальчишки и прошипела:
- Мне нет дела до шакалов вроде тебя. Но ты перешёл все границы, выродок. Или закрой свой рот или я перережу тебе горло – «главарь» заскулил, боясь двинуться. Неко убрала оружие и отпустила его, презрительно фыркнув.
Внезапно за спиной раздался ехидный голос:
- Эй, подкидыш, ты разучилась считать? – резкий толчок обжёг основание шеи. В глазах потемнело, Юки почувствовала, что теряет сознание – Нас тут трое.
Откуда-то сбоку посыпались удары. Фигурка девушки согнулась и рухнула на землю.
Закат цвета крови померк в аквамариновых глазах.

Когда Томодачи возвращался домой, он услышал гогот мальчишек, доносившийся из подворотни. Там, в пыли, как сломанная кукла, лежал его тигрёнок, в окружении шакальей стаи. Хико, не обращая внимание на испуганно-вызывающие взгляды молодняка, поднял на руки тело девочки и понёс её к дому.
Юки очнулась в постели. Всё тело ныло и болело.
Первый вопрос, слетевший с губ:
- Почему? Что я сделала?
Хико, сидевший в кресле, усмехнулся:
- Какие взрослые, такие и их дети. Мы в Кири, Юки. В столице волчьих законов… Ты для них – чужак. К тому же – слабая. Это только начало…
Неко по-взрослому вздохнула и устало закрыла глаза.
- Саа… Значит всё, что мне нужно – это стать сильнее, нэ?
Хико удивлённо посмотрел на свою дочь. Он ожидал расспросов, детских выводов о несправедливости и упрёков в адрес существующего порядка: «Так нечестно!», «Так нельзя!», но вместо этого получил вполне взрослый вывод – Юки приняла правила игры. Джонин задумчиво усмехнулся.
- Да.

_________________________________________________________________________________________________________

- Бака.
- Сам такой.
- Потерпи, не дёргайся!
- Ты делаешь это неправильно!
- Умолкни! Я стараюсь же!
- Я знаю.

Юки и Хико привычно переругивались сидя на кухне. Джонин сосредоточенно бинтовал её плечо, девочка прикладывала лёд к щеке, где на белой коже проступил уродливый фиолетово-жёлтый синяк. Неко с бешенством поглядывала в зеркало и сетовала на то, что маску могут носить только АНБУ. Хико исподтишка поглядывал на неё и усмехался.
На плите мирно догорал ужин, а из шкафчика выглядывали белые чаши – рамен, который мужчина купил заранее…

Отредактировано Yki Neko (2007-08-02 17:16:51)

+4


Вы здесь » Naruto-RPG - форумная ролевая игра по аниме и манге "Наруто" » Воспоминания » Воспоминания Юки. Слёзы, которые не были пролиты.